Валютное регулирование — ахиллесова пята экономики

«Убегающие» ежегодно 100 миллиардов долларов (по официальному курсу) — более трети четверти доходов федерального бюджета, планируемого на будущий год.

Валютное регулирование — ахиллесова пята экономики

Фото с сайта pixabay.com 

С государственной валютной монополией в стране покончили в 1986 году. Рыночной экономике потребовалась свобода движения капитала — либеральная модель валютного регулирования. И хотя она давно работает, корректировка правовой системы продолжается. Так, Госдума планирует рассмотреть во втором чтении законопроект «О внесении изменений в статью 23 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».

Цель поправок, объяснил замминистра финансов Алексей Моисеев, представлявший законопроект в первом чтении, — усилить контроль и спрос за трансграничным движением капитала. Все 30 лет после отмены валютной госмонополии идет спор между сторонниками полной свободы вывоза средств и сторонниками государственного регулирования валютного рынка. Побеждает либеральный подход — государство постоянно сужает свои полномочия, расширяя финансовые свободы коммерции и коммерсантов.

За 1994-2000 годы чистый отток капитала составил 153 миллиарда долларов: вывезено 236 миллиардов, ввезено 83 миллиарда. Ежегодно Россия только легально «поставляла» на Запад 21,9 миллиарда. Нелегально — еще больше. Все золотовалютные резервы страны, как вспоминал Алексей Кудрин, в 1998 году не превышали 12 миллиардов долларов. Этих средств было крайне недостаточно, чтобы предотвратить крах выстроенной пирамиды государственных казначейских обязательств (ГКО). 17 августа 1998 года, в «черный четверг», Москва объявила о дефолте — о невозможности рассчитаться по долгам: внутренним и внешним. Не спас и срочный кредит МВФ в 4,8 миллиарда долларов из обещанных 11 миллиардов. К тому же даже он не дошел до страны, растворившись в офшорах.

СПРАВКА В 1994-2000 гг. среднегодовой чистый отток капитала из России составил 21,9 миллиарда долларов, в 2000-2005 гг. - 6,8 миллиарда, в 2006-2011 гг. - до 95 миллиардов. За 2012- 2016 гг. ушло 345,1 миллиарда долларов (в среднем ежегодно по 69 миллиардов). Это официальная статистика, которая не учитывает серые и черные - фактически криминальные - схемы вывода капитала.
Позже острейший кризис 1998 года стали объяснять падением цен на нефть. Это большое лукавство — деньги, и немалые, были. Проблема в том, что в госказну их поступало меньше, чем вывозилось за рубеж. Даже в лихую годину развала, в 1992 году, убежало не менее 10 миллиардов долларов (15 процентов ВВП). Бегство валюты ускорило развал производства и финансовой системы, обусловив кризис.

Тогда Евгений Примаков, Юрий Маслюков, пришедшие в Правительство после дефолта, Виктор Геращенко, возглавивший Центральный банк, настояли на ужесточении правил вывода капитала. «Гераклам» удалось остановить кризис экономики и страны. Но после того, как их «ушли», сразу же началось и смягчение правил валютного регулирования. Его либеральная модель окончательно утвердилась в 2006 году. Отмена всех ограничений объяснялась устойчивостью экономики, профицитом бюджета, большими золотовалютными резервами. Получив свободу, российские доходы опять побежали в чужие страны и экономики…

Только два года из 23, с 1994 по 2016 год, Россия имела положительное сальдо во внешнеэкономической деятельности — в 2006 и 2007 годах наблюдался приток капиталов. Но что крайне тревожно: чем сложнее была ситуация в стране, тем в больших объемах бежал из нее капитал (здесь рекордными стали кризисные 2008 и 2014 годы). Еще более тревожно и более показательно: после принятия в 2014 году закона о деофшоризации Россию покинула треть наиболее богатых бизнесменов, сообщило агентство «Рейтер».

Нет смысла гадать, что испугало больше: новый закон или западные санкции? Юридическая фирма «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» подтвердила: из 300 опрошенных преуспевающих россиян 120 (40 процентов) отказались от статуса налогового резидента и еще 27 (9 процентов) перевели активы на своих родственников. По утверждению американского агентства NBER, наша элита вывела в офшоры 60 процентов годового ВВП страны, или 75 процентов годового национального дохода.

И Центробанк, и крупнейшие иностранные банки учитывают только официальные документы. Огромный поток контрабанды, материальной и финансовой, проходит мимо их «счетчиков». Ее доля в общем объеме внешнеэкономической деятельности — 27-30 процентов. По мнению независимых исследователей, реальный отток валюты в 1,5 раза больше росстатовского. Поэтому при расчетах необходимо использовать корректирующий коэффициент — 1,5. Используем и получаем результат: за 1994-2016 годы из России убежало более триллиона долларов.

Этот убежавший триллион — цена либеральной модели валютного регулирования. Почему же Правительство РФ охраняет ее от любых посягательств и покушений? Нам доказывают, что России нужны иностранные инвестиции. Чтобы они пришли, следует обеспечить полную свободу входа и выхода капитала. Этим «золотым правилом» инвестирования и руководствуется власть. А правильно ли мы его усвоили? Ведь все развитые страны контролируют движение капитала, управляют им и в кризисных ситуациях не позволяют ему покидать «дом».

Это к вопросу о теории. Теперь о практике. Владельцы выведенных из России средств приобретают за рубежом финансовые и нефинансовые активы. В итоге страна теряет как сам капитал, так и доходы от его инвестирования и прибыль от реинвестирования этих доходов. Налоги от всей этой финансовой спирали фактически не поступают (или поступают чисто символически) в отечественную казну. Россия экспортирует существенно больше капитала, чем импортирует. Следовательно, и доходы инвесторов-соотечественников должны превышать доходы иностранных инвесторов у нас. Статистика говорит об обратном. Доходы россиян от зарубежных инвестиций за 2006-2011 годы — 228,3 миллиарда долларов, иностранцев в России -434,3 миллиарда. Отрицательное сальдо инвестиционных доходов -206 миллиардов долларов. Или средняя ежегодная потеря — 34,4 миллиарда долларов. Ее следует добавить к средней годовой утечке за это время (95 миллиардов долларов). Сумма — 129,4 миллиарда. При расчете использовались только официальные показатели, значит, общее годовое сальдо внешнеэкономической деятельности (за 2006-2011 годы) минус 130 миллиардов долларов.

Так мы ведем бурную деятельность себе в убыток. За 2012-2017 годы (статистика по этому году появится позже) мало что изменилось.

Отток каптала

«Убегающие» ежегодно 100 миллиардов долларов (по официальному курсу) — более трети четверти доходов федерального бюджета, планируемого на будущий год. Если не прекратить такое бегство капитала, не заставить работать на страну его происхождения, на народ, создавший его, Россия будет оставаться, цитирую Минэкономразвития, с «отрицательными темпами роста», в «стадии позитивной стагнации»…

Что-то надо менять. В закон о валютном регулировании и валютном контроле уже внесено около 30 изменений. Очередные поправки депутаты Госдумы в первом чтении обсудили в прошлом декабре. Тогда Минфин пояснил: Правительство предлагает банкам право приостанавливать любые сомнительные операции с валютой и ввести нормы административной ответственности для предпринимателей, должностных лиц, нарушающих валютное законодательство. Законопроект приняли единогласно, но при обсуждении проявились две противоположные точки зрения.

«Валютное регулирование — ахиллесова пята нашей экономики. Мы даже точной статистики не имеем: по данным Центробанка, за последние пять лет вывезено более 800 миллиардов долларов. Американская ФРС (Федеральная резервная система) и Европейский центральный банк насчитали более триллиона, — отметил первый зампредседателя Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Николай Коломейцев. — У нас самое либеральное валютное законодательство. Нам же никто не мешает сделать его таким, как в странах «семерки» или «двадцатки». Мы, фракция КПРФ, поддержим законопроект, но очевидно, что принимаемые поправки не ограничат отток капитала, не пресекут его незаконный вывоз из страны. Необходимо более жесткое валютное регулирование».

«Фракция «Единая Россия» поддерживает законопроект. Предусмотренное им ужесточение требований к валютным операциям предотвратит нарушения законодательства и поможет более широкому, выгодному и безопасному использованию рубля. Это будет способствовать оздоровлению российской экономики», — подчеркнул член Комитета Госдумы по финансовому рынку Андрей Козенко.

Так что пока существует разное понимание одних и тех же правовых норм.


Просмотров 806

17.10.2017

Популярно в соцсетях