Без денег нет развития, а без развития убегают последние деньги

Так считает первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Николай Арефьев

Без денег нет развития, а без развития убегают последние деньги

Фото Михаила Нилова

В офшорах уже находится 60 процентов нашего годового валового внутреннего продукта и 75 процентов годового национального дохода. По проекту федерального бюджета в 2018 году ВВП составит 97,46 триллиона рублей. А в «тихих гаванях» уже упрятано около 50 триллионов.

Конечно, и другие страны не обходят офшоры. Но тут принципиально важен размер, глубина офшоризации. У России это 60 процентов ВВП — она сравнялась со странами Персидского залива, а некоторые даже обогнала.

«Окошки» в офшоры еще в ноябре 1991 года открыл Борис Ельцин указом «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» — Николай Арефьев

Почему богатым нужны офшоры — территории со своей юрисдикцией? Здесь не интересуются происхождением средств и именами их владельцев. При этом наше валютное законодательство — одно из самых к либеральных в мире. И, тем не менее, чем меньше правил и норм остается в нем, тем активнее и в больших объемах идет нелегальный вывод средств. Серый и черный экспорт валюты используется для того, чтобы избежать уплаты налогов или отмыть средства, полученные преступным путем. «Окошки» в офшоры еще в ноябре 1991 года открыл Борис Ельцин указом «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР».

Маршруты в «тихие гавани», схемы увода средств разрабатывали представители западной финансовой цивилизации. Легальному и нелегальному вывозу валюты способствовали коррупция во власти, в корпоративных, банковских структурах, нестабильность финансовой и денежной системы. Экономика, лишенная финансирования, буквально рассыпалась. У государства «не было» средств на развитие. Без денег, как известно, развития не бывает, но без развития страну покидают последние деньги. Инвестиции вкладываются только в развивающиеся экономики.

СПРАВКА В офшорах находится 10 процентов мирового ВВП - 5,6 триллиона долларов (из них один, по данным различных экспертов, российский). Меньше всех прячут норвежцы и скандинавы - около 2 процентов ВВП, китайцы - 2,3, страны Центральной европы - в среднем по 15, Великобритания, германия, Франция - по 30-40 процентов. на верхней малопочетной позиции - страны Персидского залива и Россия.
Считают, что за время реформ из России исчезло около триллиона долларов. Сумма сама по себе гигантская, но и она занижена. Многие аналитики, и я согласен с ними, оценивают потерю экономики в два триллиона долларов. Это 115 триллионов рублей по курсу ЦБ — федеральные доходы за девять лет — они ушли на развитие чужих экономик, на улучшение жизни граждан чужих стран.

Все эти годы наши правительства уверяют, что едва-едва удается сводить концы с концами. Что спасение придет вместе с иностранными инвестициями. Даже после объявленной Западом финансовой полувойны все надежды — на иностранные инвестиции, все разговоры — только о них. Трансграничное движение валюты идет практически при минимальных ограничениях: серьезно отслеживаются лишь операции, направленные на финансирование терроризма и в какой-то мере на отмывание преступных средств.

Не буду запугивать предложением ввести государственную валютную монополию, хотя в нынешней кризисной ситуации, усугубленной отлучением России от западного финансового рынка, она, несомненно, помогла бы оздоровлению экономики. Есть более простое, вполне приемлемое для либеральных экономистов и политиков решение. Мировой опыт богат нормами, правилами регулирования трансграничного перемещения капитала. Это лицензирование сделок по его вывозу, количественные ограничения — квоты, налоги на вывоз, налоги на спекулятивные валютные операции. И штрафы, по нашим меркам сверхжесткие, за нарушения и мошенничество. У нас есть право, возможности, необходимость использовать практику развитых стран.

В стране достаточно спецслужб, отслеживающих, кто, куда, сколько и каким образом вывозит капитал. У каждой из них есть успехи в борьбе с валютными нарушениями и нарушителями. Но тут есть своя правовая «мина». Около 70 процентов капитала вывезено формально вполне законно. Его владельцы — иностранные компании, то есть компании, сменившие российскую юрисдикцию на офшорную. Еще одна закавыка. Около половины конечных пользователей средств — фирмы-однодневки.

Ежегодно теряемые, даже по официальному признанию, 100 миллиардов долларов обеспечили бы и нужное развитие, и достойную жизнь. К тому же при всех потерях и в бюджете остается достаточно денег, чтобы поддерживать хотя бы минимальное социально-экономическое развитие. К сожалению, начиная с 2004 года Правительство «излишки» нефтяных доходов вкладывает в государственные ценные бумаги стран ЕС и США. Объяснение простое: нужны резервы на черный день. Но без развития никакая подушка безопасности не спасет. Странно, мы спонсируем тех, кто пытается удушить нас. В мае США ужесточили антироссийские санкции. В ответ Минфин купил еще на 2,5 миллиарда долларов американских ценных бумаг США. Теперь Штаты «должны» нам 115 миллиардов долларов.

Рост стоимости нефти дал бюджету за полугодие дополнительно 719 миллиардов рублей. Все они ушли на пополнение Резервного фонда — на покупку чужих ценных бумаг. Это тоже вывоз капитала, инвестирование в чужие экономики.



Автор: Леонид Левицкий

Ещё материалы: Николай Арефьев

Просмотров 658

16.10.2017

Популярно в соцсетях