Кризис заставил россиян экономить, но общий строй жизни не нарушил

Его «лицом» стало системное изменение взаимоотношений работников и работодателей

Кризис заставил россиян экономить, но общий строй жизни не нарушил Фото ТАСС

«Лицом» кризиса 2014-2016 годов стало системное изменение взаимоотношений работников и работодателей в сторону углубления бесправного положения первых. Это выявил мегапроект Института социологии РАН по изучению массового сознания и жизненных практик россиян за последние три года. Его результаты подытожили на первом из «Социологических вечеров» в Москве.

И всё же не дождётесь!

Ведущие ученые ИС РАН подвели итоги масштабного трёхлетнего исследования при поддержке Российского научного фонда. Опрошено 4 тысячи респондентов из  всех территориально-экономических районов России. Хотя в целом выводы достаточно оптимистичны, имеется и ложка дёгтя.

«Кризис вопреки многим прогнозам не нарушил общий строй жизни россиян и не породил массовых упаднических настроений, — констатирует директор института, академик РАН Михаил Горшков. — Напротив, желание Запада наказать Россию за её воссоединение с Крымом и поддержку русскоязычного населения в Донбассе даже консолидировало общество».

Россияне в оценке проблем повседневной жизни проявили понимание взаимообусловленности внутренних и внешних факторов. Главным узлом потенциально опасных для страны процессов они считают украинский кризис со втягиванием в него России, а также расширение НАТО на восток и нагнетание международной напряжённости.

Горшков отметил, что практически все социальные группы сдержанно отнеслись к введённым против России западным санкциям. Отсюда и относительно спокойный переход жизни общества в режим экономии расходов при достаточно высокой поддержке государственных мер по укреплению обороноспособности России. Взвешенная реакция на кризисную реальность стала возможной благодаря социально-экономическому и психологическому ресурсу предшествующего десятилетия.

Иначе бы социальная температура была иной. Ведь экономическое положение россиян ухудшалось в течение всего периода кризиса. По большинству ударил значительный рост цен. Эта проблема сегодня острее, чем в кризис 2008-2009 годов. Второй фактор воздействия на материальный достаток — сокращение доходов в связи с проблемами предприятий, что прежде всего затронуло жителей Москвы и Санкт-Петербурга, потом уже и остальных. Потеря работы, задержки выплаты зарплаты, неоплачиваемые отпуска также повлияли на благосостояние.

Устойчивым остаётся относительный «запас прочности» по таким показателям, как уровень владения недвижимостью и имуществом, наличие сбережений и кредитов, характер основных источников доходов. Основная стратегия адаптации заключается в экономии расходов. 87 процентов россиян изменили привычные модели потребления и экономят на покупке одежды и обуви, продуктов питания, 2 из 5 — на отдыхе, досуге и приобретении дорогостоящих товаров длительного пользования.

Вышедшая за рамки потребительских расходов экономия охватила образовательные и медицинские услуги, полноценный отдых, что, конечно, негативно отзовётся на человеческом потенциале страны в целом. Россиянам не хватает ощущения безопасности, обострилось стремление к преодолению избыточных неравенств. И при этом они держатся. Невольно вспоминается стих: «Гвозди бы делать из этих людей»…

Несоблюдение прав работников — попытка переложить тяготы кризиса на их плечи

Если рост цен — первая болевая точка, то второй является страх безработицы. Её официальные цифры за последние два года невелики, но на фоне высокой текучести кадров выделяется длительная (застойного характера) безработица. В 2016-м каждый второй безработный искал место более полугода. В городах его находят 4 из 5 человек, в сёлах — меньше половины. Жертвами такой ситуации становятся полярные возрастные группы — молодёжь и предпенсионеры.

Люди боятся потерять работу, потому что обострилась ситуация в сфере занятости. Её формы — увольнения с последующей безработицей, сложности нахождения новой работы, распространение практик неоплачиваемых отпусков и задержек зарплаты, нарушение работодателями трудового законодательства, в том числе перевод занятости «в тень»…

«Лицом» нынешнего кризиса стало системное изменение взаимоотношений работников и работодателей в сторону углубления бесправного положения первых. Работодатели не соблюдают формальных прав трудящихся и отказываются оплачивать сверхурочные работы, больничные листы и декретные отпуска, административно принуждают к уходу в неоплачиваемый отпуск, сокращают выплату белой зарплаты, увеличивают продолжительность рабочей недели сверх установленной законодательством.

По данным мониторинга Института социологии РАН, к концу 2016 года половина работающего населения находилась вне действия трудового, пенсионного и социального законодательства РФ. Больше всего пострадали жители «малой России» (сёл, пгт, малых городов). Печально, но задачи перестройки отечественной экономики «эффективные» менеджеры хотят решать за счёт работников. Инструмент банальный — увеличение объёма их трудовых нагрузок и уменьшение социальной защищённости.

Число бедных в сравнении с 2012-2013 годами выросло вдвое и составило более ¼ населения. Этому две причины. С одной стороны, в ходе «оптимизации» экономики увольняется наименее эффективная, но квалифицированная рабочая сила, главным образом, мужчины. С другой — скачок цен в условиях стагнирующих и без того низких зарплат.

Институты Российского государства, отвечающие за социальную сферу, оказались не готовы к нейтрализации рисков массового распространения бедности. Госполитика продолжает рассматривать бедность как проблему социального обеспечения, но не сферы занятости. Кризис ярко демонстрирует ошибочность такого подхода.

Резкого сокращения среднего класса не произошло (его численность — 42 процента), хотя он постепенно утрачивает ранее достигнутые позиции. Самые значимые из них — снижение социальной защищённости на работе, рост цен, минимизация использования платных социальных услуг. Работать приходится ещё больше, а отдыхать меньше.

Невзирая на кризис, движение в сторону современного общества потребления продолжается. Зависимость населения от власти постепенно снижается, а личные, индивидуальные интересы превалируют над общественными. «Самодостаточная часть» локализуется в основном среди молодых и хорошо обеспеченных, а также наиболее активных россиян. Они и формируют новый субъект экономического и социально-политического действия.

Для россиян общество — ипостась державы

Согласие и консолидация в межнациональных отношениях сегодня в значительной степени определяется состоянием общероссийской идентичности. Процесс её обновления и укрепления с 2000-х годов вопреки логике экономической рецессии дал позитивные результаты.

Представление «Мы — граждане России» разделяет большинство населения (от 74 до 84 процентов). Толчок таким умонастроениям дали Олимпиада в Сочи и воссоединение Крыма с Россией. Чувство солидарности, ориентация на ценность государства, стабилизация уровня доверия к власти и окружающим и есть свидетельство становления новой гражданской идентичности.

Будущее страны россияне представляют себе в соответствии со своими установками. Не менее трети общества — твёрдые традиционалисты, четверть — модернисты, 40 процентов — колеблющиеся. Первые чаще придерживаются авторитарной стратегии развития России. Вторые выступают за европейскую модель демократии, к ним тяготеют и те, кто ещё не определились в своих позициях.

При этом, как только речь заходит о стратегии магистрального пути развития, колеблющиеся сливаются с традиционалистами в выборе «особого» пути для России. Видимо, при всей нашей любви к «священным камням» Европы подобный парадокс объясняется психоэмоциональной и идейно-политической идиосинкразией к её «достижениям» последнего времени.

Что нас отличает от граждан других государств, так это характер мышления. Его нельзя назвать чисто экономическим, хотя россияне, как и все прочие, стремятся к благосостоянию, комфорту, повышению уровня жизни. Но вместе с финансовой стороной имеет значение и содержательная. Это исходит из картины мира, присущей национальному менталитету.

Для нас «успешная модернизация» — это когда Россия сможет зарабатывать не на природных богатствах, инфраструктуре или выгодном геополитическом положении, а на производстве интеллектуального продукта. Граждане продолжают поддерживать власть, хотя и не удовлетворены состоянием большинства социально значимых сфер жизни общества и отсутствием возможности эффективно влиять на деятельность госорганов.

 Причина — в достижении некоего баланса между интересами и возможностями власти и общества. В то же время отношения между ними становятся более рациональными, опосредованными конкретными интересами и действиями их участников. Это, с одной стороны, способствует развитию государственных и общественных институтов, с другой — ставит вопрос о ценностных основаниях консолидации социума.

Анализ результатов проекта, как пояснил академик Горшков, позволяет утверждать: в условиях кризиса в России сохраняется ценностно-нормативная система общества неоэтакратического типа. Её стержнем является особая роль государства. Речь идёт не о потребности в авторитарном режиме или тоталитарном строе, а о восприятии общества как ипостаси державы. При таком взгляде государство от общества, по сути, неотделимо. Державная версия патриотизма свойственна подавляющему большинству россиян.



Автор: Людмила Глазкова

Просмотров 2037

22.02.2017

Популярно в соцсетях