Распродажа нефтянки и алмазов: нарезать или куском

В кабмине нет единства в том, как проводить приватизацию

Распродажа нефтянки и алмазов: нарезать или куском

Фото PhotoXPress

Принципиальное решение приватизировать крупные и высокодоходные государственные активы было подтверждено в начале февраля. Однако в Правительстве до сих пор идёт дискуссия — каким способом и в какой форме проводить распродажу дорогостоящих предприятий.

Росимущество против

Министр экономического развития России Алексей Улюкаев обозначил два параметра приватизации — общий доход должен составить не менее 800 миллиардов рублей, а покупателей намечено выбрать среди «стратегических» инвесторов — крупных бизнесменов и известных компаний, продав им акции единым пакетом. Звучали и конкретные наименования: Сургутнефтегаз, Нафта-Москва… Однако заместитель Алексея Улюкаева, руководитель Росимущества Ольга Дергунова ещё в начале февраля, когда шло обсуждение списка приватизируемых в 2016 году крупных государственных предприятий, высказывала своё особое мнение: «…прозрачный, понятный и предсказуемый подход должен быть положен в основу принятия решений. Это та задача, которая стоит перед нами наряду с возможным расширением перечня активов».

Подчеркнём, что прозрачность — один из обязательных критериев, которые президент Владимир Путин потребовал соблюсти при проведении новой приватизации. А Ольга Дергунова не случайно акцентировала на нём внимание, видимо, помня об опыте первого этапа приватизации двадцатилетней давности, когда «стратегические инвесторы» монопольно и за бесценок скупали нефтедобывающие и перерабатывающие производства и промышленные гиганты, заинтересовывая Альфреда Коха, тогдашнего руководителя Росимущества, и других начальствующих чиновников.

Позиция понятная: при общей спорности вопроса, так ли необходимо продавать прибыльные активы во время кризиса с падением рынка за цену, заведомо низкую и не отражающую их реальной стоимости, нужно помнить и о социальном факторе. Распродажа базовых предприятий, которые строила вся страна, частникам, да ещё и с неизбежными размышлениями на тему коррупции в госорганах — не самый лучший фон для проведения выборов и роста доверия населения к власти.

Лучше меньше, но без взяток

Напомним, в этом году намечено продать доли в Башнефти (60,16 процента), Алросе (18,9 процента) за 300 миллиардов рублей и Роснефти (19,5 процента) — за 500 миллиардов рублей. Аргументы сторонников приватизации — без этих денег не удастся удержать дефицит бюджета в три процента и провести антикризисные мероприятия при цене нефти в 40 долларов за баррель. Однако Ольга Дергунова, ответственная за конкретные приватизационные мероприятия, предлагает не торопиться реализовывать пакеты акций единой партией и ограничиться более скромными параметрами: продавать не более 4-5 процентов акций. И делать это не по итогам конфиденциальных переговоров, а через публичные и прозрачные аукционы. По данным РБК, на возражения, что при таком способе продажи цена будет низкой, Ольга Дергунова отвечает, что при приватизации «стратегами» она может быть не намного выше, зато будет уверенность, что сделки прозрачны и свободны от коррупции.

Соображения Ольги Дергуновой подкрепляются тем фактом, что цены на нефть в последний месяц изменили тренд и начинают устойчиво идти вверх под влиянием информации из Китая о сохранении высоких темпов роста ВВП. Следовательно, бюджет будет выходить на заданный параметр доходов, рассчитанный исходя из стоимости нефти в 50 долларов за баррель. К тому же недавно вскрылись факты совершенно непрофессионального управления расходами, когда невостребованными оказались свыше 1 триллиона рублей, выделенных Министерству обороны. Так ли уж необходимо в этой ситуации немедленно продавать крупные пакеты госкомпаний с относительно небольшой премией за размеры?

Тем не менее Алексей Улюкаев не хочет отступать от своей экономически нелогичной позиции. Более того, он намерен оттеснить от руководства приватизацией свою подчинённую Ольгу Дергунову. В частности, выбор инвестбанков для финансирования приватизационных сделок Алексей Улюкаев поручил директору департамента корпоративного управления Минэкономразвития Оксане Тарасенко, хотя этот процесс полностью в компетенции Росимущества. Не стоит говорить, насколько могут быть благодарны руководители избранных банков за возможность поучаствовать в сделках с многомиллиардными оборотами. Словом, от нового этапа приватизации ожидаемо потянуло густым запахом коррупции…


Просмотров 1447

10.03.2016

Популярно в соцсетях