В моногорода приглашают индивидуальных предпринимателей

Градообразующие предприятия небольших населённых пунктов могут заинтересовать не только крупных инвесторов

В моногорода приглашают индивидуальных предпринимателей

Фото: wikimedia.org

Программа развития моногородов действует с 2016 года. На её реализацию в этом году в бюджете заложено 16 миллиардов рублей. Однако не всегда проблемы таких населённых пунктов решаются только деньгами. О том, как изменить жизнь в моногородах, шла речь на парламентских слушаниях в Госдуме 13 ноября.

Когда размер имеет значение

Моногород — населённый пункт, выстроенный вокруг крупного предприятия.

Отраслевая направленность расположенных в таких населённых пунктах заводов разнится. Это текстильное производство, машиностроение, металлургия, деревообработка, а также предприятия ВПК. Учитывая столь разную специализацию, далеко не всегда удаётся вдохнуть жизнь в градообразующие предприятия. Имеет значение и размер моногородов.

«Таковыми сегодня считаются не только города с населением от 50 тысяч человек (самый крупный из них — Тольятти), но и небольшие посёлки в три-пять тысяч человек», — рассказал глава Комитета Госдумы по федеративному устройству и региональной политике Алексей Диденко.

Ключевую роль в решении проблем моногородов выполняет закон о территориях опережающего социально-экономического развития (ТОР), принятый в 2014 году. Во многом именно на нём базируются мероприятия программы по развитию моногородов, которая стала фактически национальным проектом.

Закон предполагает, что на территории опережающего развития действуют налоговые и страховые льготы, привлекательные для инвесторов. Фактически благодаря им были спасены такие крупные населённые пункты, как Тольятти и Набережные Челны, ситуация в которых всего несколько лет назад грозила социальным взрывом. Привлечённые за два года действия закона инвестиции в моногорода превысили 777,4 миллиарда рублей, создано 164 тысячи новых рабочих мест, рассказал замминистра экономического развития Савва Шипов

Однако в законе о ТОР есть существенный изъян, который препятствует решению проблемы моногородов с небольшой численностью населения. «Только города, где проживают более пяти тысяч человек, могут образовывать ТОР и привлекать инвестора», — пояснил депутат Алексей Диденко. По его мнению, это лишает перспектив малочисленные моногорода, которых около 15 процентов. «Будем готовить поправки в закон. Все моногорода, независимо от численности, должны быть допущены к инвестпрограммам», — считает парламентарий.

О том, какими могут быть эти поправки, «Парламентской газете» рассказал член Комитета Госдумы по экономической политике Алексей Балыбердин: «Прежде всего важно снизить порог входа в инвестпрограмму для потенциального инвестора. Сейчас рассчитывающий на льготы ТОР инвестор должен вложить не менее 10 миллионов рублей и создать не менее 20 рабочих мест. Это небольшие цифры для крупных моногородов. Но для предпринимателя из маленького посёлка, где единственное градообразующее предприятие остановилось, это неподъёмные показатели. Поэтому я за снижение порога, за то, чтобы льготниками могли становиться не только юрлица, но и индивидуальные предприниматели. Их инициатива может спасти, казалось бы, безнадёжные поселения. Соответствующие поправки в закон о ТОР я сейчас готовлю к внесению в Госдуму».

А вы готовы на переезд?

По мнению экспертов, развитие моногородов зависит и от того, насколько готовы приехать туда люди. «Эта проблема представляет собой серьёзный вызов государству, — считает лидер ЛДПР Владимир Жириновский. — В Америке люди меняют место жительства в среднем 17 раз за жизнь. А у нас этого нет вообще». Удачных проектов, связанных с миграцией рабочей силы, в нашей стране действительно немного.

Сейчас рассчитывающий на льготы ТОР инвестор должен вложить не менее 10 миллионов рублей и создать не менее 20 рабочих мест. Это небольшие цифры для крупных моногородов. Но для предпринимателя из маленького посёлка, где единственное градообразующее предприятие остановилось, это неподъёмные показатели.

Среди таковых можно назвать город Всеволожск Ленинградской области. Инвестор, который параллельно с новым производством по выпуску автомобилей строил жильё для работников, предлагал приобрести его по ипотеке с минимальной процентной ставкой. Другим масштабным проектом, связанным с трудовой миграцией, может стать «дальневосточный гектар».

«Наш опыт показывает, что когда мы не применяем достаточно серьёзных механизмов поддержки переезжающих, то такие программы практически не работают», — отметил в одном из выступлений министр труда Максим Топилин. По мнению экспертов, нужна масштабная государственная программа, стимулирующая внутреннюю миграцию рабочей силы. По их подсчётам, сумма подъёмных, которая могла бы помочь семье спокойно переехать и обустроиться на новом месте, колеблется в районе 400 тысяч рублей на человека.

«Сегодня выделяемые на поддержку моногородов бюджетные деньги разбросаны по разным госпрограммам», — говорит Диденко. Может, стоит сосредоточить эти средства на чём-то одном, например на госпрограмме внутренней трудовой миграции?

Дмитрий Шатохин
Дмитрий Шатохин член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Правительственная программа по поддержке моногородов сегодня пробуксовывает. Причина в том, что она построена на поиске инвестора для строительства нового предприятия. Это затратно, и такие инвестиции найти очень трудно. Особенно если речь идёт о труднодоступных северных районах. Но не всегда нужно строить что-то новое, часто бывает так, что можно спасти уже существующее предприятие. И делать это нужно не рамках отраслевых госпрограмм, как убеждены в Правительстве, а через взаимодействие разных отраслевых министерств.



Автор: Алексей Никишин

Ещё материалы: Дмитрий Шатохин

Просмотров 534

14.11.2017

Популярно в соцсетях