Пенсионный возраст

НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ

У России есть все шансы стать мощной державой с индустрией нового типа

Что изменилось за четыре года после принятия закона о промышленной политике

У России есть все шансы стать мощной державой с индустрией нового типа

Фото: vk.com/ucrusal

Новая индустриальная революция актуализировала тему промышленной политики в России. Термин, который ещё вчера был ругательным словом, сегодня принят на вооружение государством. Об этом говорили участники конференции, организованной Вольным экономическим обществом (ВЭО) России и Финансовым университетом.

Пора менять структуру экономики

В 2014 году в стране появились первые законодательные решения. В частности, был принят закон о промышленной политике. «Перед требованиями дня отступает либерально-монетаристская доктрина, доводившая роль государства до роли ночного сторожа. Теперь никого не удивляет, что президент США [Дональд] Трамп борется за создание 2-2,5 миллиона новых рабочих мест в американской промышленности», — заявил президент ВЭО России, профессор Сергей Бодрунов.

В период перехода на новый экономический уклад и изменяющиеся технологии у России есть реальный шанс обойти тех, кто использует старые технологии. И здесь есть неплохие шансы превратить страну в мощную державу с индустрией нового типа. Возникает вопрос: где взять деньги на реиндустриализацию? Среди источников экономист назвал инвестирование, институт ГЧП, российские золотовалютные резервы. Восемь триллионов рублей на социалку до 2024 года — это всего лишь треть золото-валютных резервов. Потрясти кубышку предлагают многие эксперты, другое дело — как средства будут потрачены.

Ключевое звено в развитии промышленности — экономический путь. Он отличается не тем, что производится, а на чём производится. В этом смысле показательна проходящая огромная выставка металлорежущего оборудования. Вывод один: если вы любую продукцию производите на чужом оборудовании, ни о какой независимости речи не идёт. К 2024 году президент поставил задачу повысить темпы роста до пяти процентов. На имеющемся сегодня оборудовании это сделать невозможно, считает вице-президент ВЭО России, научный руководитель Финансового университета при Правительстве РФ Дмитрий Сорокин.

Объяснение простое: Россия сейчас в основном находится в четвёртом экономическом укладе с элементами пятого, а развитые страны — в пятом с элементами шестого. Стоявшая ещё в Концепции-2020 задача по технологическому обновлению каждого второго предприятия выполнена пока лишь на девять с небольшим процентов вместо приближения к 50. Технологическая отсталость отечественного индустриального сектора возрастает. Так, по конкурентности обрабатывающего сектора мы занимаем лишь 32-е место, тогда как Турция со своими помидорами — 16-е, а Мексика — восьмое.

Кадровый голод при огромном количестве людей с высшим образованием

Первый зампред Комитета Госдумы по образованию Олег Смолин остановился на теме образования и подготовки кадров для новой индустриализации. Одним из парадоксов современной России он назвал её чемпионство по количеству людей с высшим образованием (54 процента) и при этом — острый кадровый кризис и кадровый голод. Виной тому системные проблемы отечественного образования, а именно: недофинансирование, в чём мы отстаём наполовину от развитых стран, которые тратят на эти цели от семи и более процентов ВВП, а Бразилия даже поставила цель выйти на 10 пунктов. Мы по этому параметру лишь 29-е в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Кроме того, депутат убеждён, что модернизация страны невозможна при сегодняшнем низком статусе педагогического работника, бюрократизации и псевдооптимизации системы образования. Кстати, по данным ОНФ, в 75 регионах президентский указ по повышению оплаты труда не исполнен, притом что число учителей-двуставочников увеличилось до 13 процентов. За четверть века количество школ сократилось в России на 28 тысяч, а вузов — на 17 процентов, хотя они открывались по указанию в своё время Минобразования.

Серьёзной причиной кадрового голода и утечки мозгов Смолин считает утечку людей через механизмы электронного обучения, перекачивающие лучших выпускников вузов прямиком за рубеж. Это не считая покинувших страну с 1991 года 44 тысяч учёных. Изменений требует и отсталость образовательных программ в отечественных университетах. Все обозначенные направления, проинформировал депутат, заложены в готовящийся законопроект «Образование для всех».

Не все участники конференции согласились с посылом «технологии большого скачка за счёт собственных усилий». Академик РАН Виктор Полтерович уверен в том, что обязательно нужно заимствовать технологии. Для этого следует иметь развитые институты и инновационную систему, не отдавая её на откуп отдельных фирм с их ограниченными возможностями.

Одной из главных причин отставания и кризисных явлений в экономике, как показывает анализ, проведённый экспертами ОЭСР, является структурная неустойчивость. Структурное ядро оптимально сбалансированной экономики в XXI веке формируется на 20 процентов индустриальной, на 25 — финансовой и порядка 22 процентов — сферой услуг.

Наращивать долю высокотехнологичного производства

Вклад российской обрабатывающей промышленности, по данным на 2016 год, сообщил директор Института промышленной политики и институционального развития Финансового университета при Правительстве РФ Нияз Абдикеев, составил лишь около 13,7 процента. У нас доля высокотехнологичного и среднетехнологичного производства в общем объёме промышленности — менее 25 процентов, а в странах ОЭСР — вдвое больше. Если выделить высокотехнологичное, то только 6,7 процента, инновационного — в три раза меньше, чем в ОЭСР. И вот результат. Главный упор падает на среднее и низкотехнологичное производства.

В США на долю пятого и шестого укладов приходится 60 и пять процентов экономики, в России — 10 и 0,5 процента. Хуже того, в последние пять лет наблюдается тенденция уменьшения доли обрабатывающей промышленности в ВВП. И одной из основных причин этого является структурная несбалансированность российской экономики. Инструмент решения — повышение технологического уровня отраслей при условии опережающего развития высокотехнологичной сферы и обрабатывающей промышленности. И выход на шестой уклад с использованием наших конкурентных преимуществ. Они известны — природный, образовательный и пространственный потенциал.

Член Комитета Госдумы по энергетике Владимир Катенев поставил вопрос: что такое отечественная продукция? Любую ли продукцию, произведённую на территории России, можно называть таковой? Например, парламентарии пользуются машинами BMW калининградской сборки и Ford, выпущенными в Ленинградской области. Чьи они, вызывают ли чувство законной гордости, патриотизма? Коллизия отнюдь не шуточная.

Недавно, напомнил депутат, в той же Ленинградской области на новом заводе была произведена газовая турбина Siemens. По степени добавленной стоимости — она российская, но когда её попытались поставить в Крым, возникли международные осложнения. Отсюда вытекает, что вопрос не риторический. Что поддерживать: чистый бизнес или отечественную продукцию? Сам он убеждён, что в основе поддержки должно лежать происхождение технологии. Российская — поддержать, заимствованная — отклонить. И в этом смысле ему видится, что именно проектные институты и в целом вся проектная отрасль должны стать первом звеном поддержки. Сегодня же она не финансируется.

Внимание пищепрому и обрабатывающей промышленности

Агропромсектор в последние пять лет демонстрирует завидные темпы роста, тем не менее треть продовольствия Россия завозит. Да и наш сельхозэкспорт, если попристальнее посмотреть, в основе своей сырьевой. Так что и тут есть к чему стремиться.

Зампред Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Митин выделил в своём выступлении тему развития пищевой и перерабатывающей промышленности. Здесь та же проблема, что и в других отраслях. Из шести с лишним тысяч единиц номенклатуры используемого оборудования только треть мы может изготовлять сами. В последнем указе президента, обратил он внимание, говорится о повышении объёма сельскохозяйственного экспорта до 45 миллиардов долларов. Да и постановка задачи увеличения средней продолжительности жизни до 78 лет и обеспечения россиян качественными продуктами питания требует рывка в технологическом оснащении пищепрома.

В связи с этим по решению Совета Федерации создана специальная временная комиссия по законодательному обеспечению именно машиностроительного сектора для пищевой и обрабатывающей промышленности. И здесь, считает сенатор, надо подумать, что можно сделать для поддержки тех отечественных предприятий, которые могут создать новое технологическое оборудование. Одновременно это будет вклад в экономический рост и шестой технологический уклад.

Слагаемые повышения качества жизни известны. Это, как показывает мировая практика, три параметра: производство ВВП на душу населения, продолжительность жизни и уровень образования. Движение в их направлении и составит содержание рывка, который наша страна должна сделать в ближайшие годы.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Автор: Людмила Глазкова

Ещё материалы: Олег Смолин

Просмотров 3376

24.05.2018

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...