Сергей Калашников: Росстат должен быть независим

Национальные проекты требуют стратегии в планировании

Сергей Калашников: Росстат должен быть независим

Калашников Сергей / Фото: ПГ / Юрий Инякин

Каким был 2018 год в экономике? Насколько удалось преодолеть последствия мирового кризиса вкупе с санкционным давлением на отечественную промышленность и аграрный сектор? И какие события можно назвать самыми важными, имея в виду долгосрочные перспективы развития? Об этом размышлял в пресс-центре «Парламентской газеты» Сергей Калашников, первый заместитель председателя Комитета по экономической политике Совета Федерации России.

Цели определены, а средства?

Бесспорно, важнейшим событием 2018 года, по мнению сенатора, надо считать выборы Президента России. Не сам процесс, его результаты были, в общем, вполне предсказуемыми, а последовавшую корректировку экономического курса, которую заявил Владимир Путин, вновь избранный президент. Цели, сформулированные в его майском указе, имеют стратегическое значение для эволюции страны в новом веке, закладывая основу для развития в следующем технологическом укладе. При этом, как отметил Калашников, задачи сформулированы весьма конкретно: увеличить продолжительность жизни, повысить производительность труда, обеспечить рост ВВП до уровня первой мировой пятёрки стран, искоренить бедность…

Реальны ли эти цели? Хорошие предпосылки есть: вследствие осмысленной политики государства и вопреки некоторым монетаристским теоретическим постулатам в последние годы выправилось и окрепло сельское хозяйство, начали выходить из состояния полураспада транспортное машиностроение, автомобильная промышленность, некоторые другие отрасли с высоким уровнем добавленной стоимости, вырос экспортный потенциал России. Причина — субсидированные кредиты и целевая поддержка федерального бюджета, когда крупные отечественные производители конкурируют не между собой, а вступают в рыночное состязание с мощными зарубежными производителями, которые пользуются протекционистской поддержкой своих национальных правительств.

Хватит ли денег, чтобы запустить 12 национальных программ, призванных реализовать задачи, изложенные в майском указе? Да, источники финансирования определены: восемь триллионов рублей, сумма немалая, будут получены вследствие налогового манёвра, повышения фискальной нагрузки и привлечения заёмных средств. В этом сомнения нет, хотя и есть опасность, что, как считают многие эксперты, увеличение налогов и сборов не позволит развиться в полной мере малому и среднему бизнесу, на который, между прочим, возложена задача и повысить производительность труда, и нарастить реальные доходы большинства населения.

Но главная опасность, полагает член Совета Федерации, может грозить от того, что принимаемые меры будут не системны, а принципы стратегического планирования так и останутся нереализованными. Между тем точечными решениями, которыми очень часто закрывают сиюминутные проблемы, и упованиями на невидимую руку рынка, такой объём глобальных задач не решить чисто технологически. Свидетельство тому — 2,5 триллиона рублей, омертвлённых в незавершённых объектах капитального строительства, примерно такая же сумма остатков бюджетных средств на счетах казначейства. Система управления и планирования просто не позволяет экономике переварить в полном объёме инвестиции!

36 субъектов Федерации загодя прислали свои местные программы поддержки малого и среднего бизнеса!

Пример — национальный проект по развитию малого и среднего предпринимательства, который представило 24 декабря депутатам и сенаторам Минэкономразвития. По логике, этот документ должен быть изучен в регионах, которые затем составят свои программные бумаги. А получилось ровно наоборот: не дожидаясь, что и как решать развивать на федеральном уровне, 36 субъектов Федерации загодя прислали свои местные программы поддержки малого и среднего бизнеса!

Ресурсы и кадры есть

Ситуация абсурдная, немыслимая в случае, если бы действовали, как предусмотрено законом, принципы стратегического планирования. Однако из 150 нормативных документов, которые необходимы для того, чтобы с 1 января 2019 года начал работать Закон о стратегическом планировании, едва ли готова половина. И не стоит удивляться, что пока паспорта национальных проектов в большинстве своем представляют, как считает Калашников, набор благих пожеланий, а не строго выверенные нормативно-плановые документы.

Между тем во многих регионах переходят к системной работе по формированию в пределах своей компетенции долгосрочных планов, создавая соответствующие управленческие структуры. В частности, Иркутская область уже пару лет работает в режиме стратегического планирования. Результаты впечатляют: с 2016 года валовой региональный продукт вырос почти на 20 процентов, среднемесячная заработная плата увеличилась с 35 тысяч 510 рублей до 42 тысяч рублей, инвестиции в основной капитал — с 248 до 276,8 миллиардов рублей.

Калашников Сергей / Фото: ПГ / Юрий Инякин

Другой, не менее важный момент, который следует учитывать, начиная реализацию национальных проектов, — состояние статистики как важнейшего, краеугольного фактора, определяющего эффективность принимаемых решений. К примеру, Минэкономразвития объявляет о том, что рост ВВП в первом полугодии 2018 года составляет 1,7 процента к первому полугодию 2017 года, 47,086 триллиона рублей против 41,78 триллиона рублей, по официальным данным. Вроде все правильно и красиво. Но в науке принято сравнивать отчётные периоды последовательно, без временного лага, чтобы получить объективное и непрерывное по времени представление о состоянии экономики. Так вот, если сравнивать официальные данные по ВВП первой половины 2018 года с предшествующим вторым полугодием 2017 года, то получится несколько иная картина: 47,086 против 49,63 триллиона рублей. Или 94,8 процента. Таким образом, нужно говорить не о росте 1,6 процента, а о падении на 5,2 процента!

«Большой ошибкой было включение Росстата в прошлом году в состав Минэкономразвития, — утверждает первый заместитель председателя Комитета по экономической политике Совета Федерации, — Росстат — уникальный орган, призванный, в частности, оценивать эффективность деятельности Минэка. Вряд ли этому будет способствовать его административная зависимость от министерства».

Тем не менее круг задач ясен, равно, как и методы, необходимые, чтобы эти задачи решить, резюмирует Калашников. В России есть необходимые ресурсы, запас финансовой прочности, управленческие кадры и законодательная поддержка, чтобы траектория развития экономики устойчиво шла по восходящей.

Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Сергей Калашников

Просмотров 24926

25.12.2018 18:45



Загрузка...

Популярно в соцсетях