Курс доллара по осени считают

Экономическая политика России в сентябре не претерпит существенных изменений

В конце августа министр экономического развития Максим Орешкин сделал важное заявление: его ведомство намерено повысить прогноз инфляции по итогам текущего года. Главных причин две. Первая — «не самый лучший урожай», как выразился министр, по сравнению с прошлым годом, что неизбежно скажется на продуктовых ценах. Вторую причину большинство россиян назовёт и без участия министра: падение курса рубля.

Что до урожая, то здесь удивляться не приходится: наша страна, как известно, вообще является зоной рискованного земледелия. Недаром в прошлом году эксперты предупреждали: если год-другой и даже третий повезло с погодой, это совсем не значит, что будет везти и дальше. Так и получилось. Но важнее другое: министр словно бы заранее расписывается в неспособности государства хоть как-то повлиять на очередное повышение «хлебных» цен, которое, естественно, потянет за собой всю продовольственную корзину. И поскольку, никаких даже робких изменений в либеральной политике невмешательства государства в важнейшие экономические процессы мы до сих пор не видим, то всесильные посредники могут уже в сентябре начать «подтягивать» цену буханки под будущее повышение.

Относительно ослабления рубля тоже, в принципе, всё понятно. Лишь 23 августа, когда курс нашей национальной валюты превысил отметку в 69 рублей за доллар, Центробанк РФ объявил о прекращении значительных (!) закупок валюты для Минфина. А до того неужели же профессиональным финансистам не было понятно, что в условиях надвигающихся американских санкций валютные спекулянты усилят атаку на рубль.

Последние в ряду

Единственно, что на этом фоне немного порадовало, так это сообщение Центробанка о некотором оживлении экономики во втором квартале: рост ВВП, по предварительным данным, оказался в диапазоне от 1,8 до 2,2 процента. Однако тут же последовали комментарии большинства экспертов о сезонном характере такого повышения и подтверждения предыдущих прогнозов о том, что рост за год окажется не выше 1,5-2,0 процента. Сентябрь, скорее всего, подтвердит правоту этих скромных оценок.

Это тем более не радует, ведь, согласно обнародованному в конце июля прогнозу Всемирного банка, такой рост может оказаться самым низким среди всех восточноевропейских стран и бывших союзных республик СССР. К примеру, даже на Украине — с учётом всех последствий переворота 2014 года — и то экономика подрастёт на три с половиной процента. Конечно, могут сказать: после нескольких лет такого глубочайшего кризиса, как у наших соседей, обычно следует некоторое оживление экономики. Но тогда почему мы после нашего кризиса 2015-2016 годов — к счастью, не такого глубокого, как на Украине, но всё же - хотя бы сопоставимых темпов восстановления экономики достичь не можем?

Заблудившиеся миллиарды

Главная причина — в продолжающемся отсутствии масштабных и долгосрочных инвестиций. Без них не обеспечить обновления ни оборудования, ни инфраструктуры, а они у нас во многих отраслях находятся в удручающем состоянии. Но в условиях накатывающих одна за другой волн американских финансовых санкций активность иностранных инвесторов по понятным причинам затухает. С другой стороны, и отечественные капиталы без необходимого импульса не спешат ссориться с заправилами крупнейшей экономики мира. Поэтому таким стимулом, сигналом российскому бизнесу могут стать только государственные инвестиции.

Именно поэтому в который раз вынуждены говорить: выход — в срочном принятии государственной программы инвестирования в экономику и использовании в качестве локомотива федеральных средств на «точечных» направлениях. Однако проходит месяц за месяцем, а мы ни о чём подобном так и не слышим. Судя по всему, не услышим и в начавшемся сентябре, поскольку никаких подготовительных шагов до сих пор не предпринято.

Наш экономический рост может оказаться самым низким среди всех восточноевропейских стран и бывших союзных республик СССР.

Между тем средства имеются. По данным Минфина США за июнь 2018 года, вложения России в американские гособлигации стабилизировались на отметке чуть ниже 15 миллиардов долларов. Это означает, что за предыдущие месяцы наша страна вывела с финансового рынка столь ненадёжного партнёра свыше 81 миллиарда долларов. Сумма для масштабов российской экономики немалая — по среднему курсу превышает пять триллионов рублей. Но мы вынуждены вновь повторить вопрос : а где на столько месяцев заблудились эти десятки миллиардов долларов? Происходит потеря столь необходимого темпа. Ведь одно только объявление на уровне Правительства о планах использования этих средств на конкретные экономические и социальные проекты могло бы подстегнуть инвестиционную активность хотя бы в последнем квартале нынешнего года, что непременно отразилось бы на итоговых экономических показателях. Но сентябрь уже начался, а никаких подобных объявлений как не было, так и нет.

Рублёвая неопределённость

Зато есть бодрые заявления финансовых властей о том, что «с рублём будет всё в порядке». Прямо скажем, странно выглядит такая бодрость на фоне, во-первых, ожидающегося усиления инфляции, во-вторых, растущей неопределённости в планах владельцев капиталов. И речь не об упоминавшихся всесильных валютных спекулянтах, а о более серьёзных потенциальных инвесторах. Так, за два месяца, с середины июня до середины августа, наш рубль опустился примерно на 7,5 процента по отношению к доллару. Но ещё показательнее то, что за этот же срок примерно на столько же упал курс значительно более сильной валюты — китайского юаня.

Это показывает, что, как бы кому это ни было неприятно сознавать, но с долларом пока что тягаться не под силу ни одной валюте. Поэтому в условиях роста не только экономической, но и политической нестабильности владельцы капиталов предпочитают укрывать их в самой надёжной на сегодняшний день финансовой гавани, то есть вкладывая их в «зелёный». Это, естественно, работает на повышение его курса и, соответственно, на снижение курсов других валют.

Поэтому ситуация на нашем валютном рынке остаётся весьма напряжённой, и в начавшемся сентябре с примерно равной долей вероятности можно предположить два варианта развития событий. Если США в преддверии стремительно приближающихся у них ноябрьских выборов усилят давление на Россию (причём не обязательно экономическое, возможны и какие-нибудь военно-политические акции, скажем, в той же Сирии), то не исключено дальнейшее ослабление рубля — до отметки 70 за доллар, а может, и выше. Если же произойдёт некоторая стабилизация ситуации, то и рубль может стабилизироваться — но, конечно, уже не вокруг июльских, а новых августовских отметок в 67-68 рублей за доллар.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Автор: Олег Черковец

Ещё материалы: Олег Черковец

Просмотров 1385

06.09.2018 00:00

Загрузка...