Вузам предложили самим решить, оставаться ли в Болонской системе

Депутаты подготовили и внесли поправки в Закон «Об образовании»

07.06.2022 20:23

Автор: Юлия Сапрыгина

Вузам предложили самим решить, оставаться ли в Болонской системе
  © Игорь Самохвалов/ПГ

Болонский процесс — движение по созданию единого Европейского пространства высшего образования. Россия присоединилась к нему в 2003 году и официально перешла на такую систему подготовки кадров в 2011-м. Это было нужно, чтобы выпускникам российской «вышки» было проще устраиваться на работу за границей. Сегодня из-за санкций такая возможность практически сведена к нулю, отмечают авторы законопроекта, который внесен в Госдуму 7 июня.

ФГОСы по специалитету для всех

В Госдуму внесли законопроект о добровольном участии вузов в Болонском процессе. Авторами инициативы выступила группа депутатов, в том числе Геннадий Зюганов, Олег Смолин и Иван Мельников.

«Смысл Болонского процесса заключается в обеспечении академической мобильности студентов, в первую очередь трансграничной… В настоящее время недружественные действия в отношении России большинства стран-участников Болонского процесса практически свели ее к нулю», — говорится в пояснительной записке к документу.

Поэтому предложено дать право институтам и университетам самим решать — выйти ли из Болонского процесса или оставаться в нем и дальше. Например, это нужно, если в вузе учится много иностранцев, которым важен диплом международного образца.

Кроме того, предлагается утвердить федеральные государственные образовательные стандарты по программам специалитета по всем специальностям. Именно так в России и учили всех до 2011 года.

Что такое Болонский процесс

Болонская система названа в честь старейшего в мире университета в итальянской Болонье, где министры образования разных стран еще в 1999 году и договорились о новых правилах единого стандарта европейского образования. За два года до этого в Болонье разработали так называемую университетскую Хартию, которая бы способствовала «мобильности научных и преподавательских кадров и специалистов» — то есть позволяла им работать в разных странах мира.

В основу Хартии положили четыре принципа:

- автономия и независимость университетов;

- неразделимость преподавательского и исследовательского процессов;

- свобода в исследованиях и профессиональной подготовке;

- признание за университетом ведущей роли по сохранению наследия европейского гуманизма.

В том же году Хартию подписали первые 29 стран. Россия же присоединилась к процессу в 2003 году и официально ввела новую систему подготовки специалистов «вышки» в 2011 году.

Всего на сегодня в процессе участвуют 48 стран, а также Еврокомиссия — как говориться в Хартии: для развития Европы и повышения ее привлекательности в мире путем создания единого образовательного пространства.

На практике же все оказалось не совсем так.

Три плюс два не равно пять

Болонская система предполагает получение высшего образования по схеме «3+2+3». Первая ступень — бакалавриат — длится 3—4 года, когда студент получает общие знания. Вторая — магистратура — 2—3 года для глубокого изучения выбранной области науки. Наконец, третья ступень — это подготовка диссертации на ученую степень, докторантура, а по-нашему — аспирантура.

Стоит отметить, что до того, как в России появились бакалавры и магистры, все выпускники «вышки» считались специалистами. Их учили в среднем пять лет, за это время студенты получали набор знаний, необходимых для будущей работы по специальности.

Четкие международные стандарты высшего образования действительно очень помогли российским студентам, которых с разными степенями «болони» охотно принимали за границей. Однако в условиях санкций такая возможность «сведена к нулю», считают авторы инициативы.  

Более того, такая система подготовки «вышки» отрицательно сказалась на качестве знаний и тех, кто остается в России. Ведь Болонская система не предписывает странам, что должно быть в бакалаврских и магистерских программах обучения, и каждое государство решает само, чему учить. Так, если в Европе бакалавр — это, как правило, человек, получивший в основном прикладные знания и практические навыки, а потому способный полноценно работать, то в России — это просто недоучка, овладевший примерно половиной программы бывшего специалиста. Так, бакалавр посещает в среднем на 40 процентов меньше занятий, чем специалист, рассказывал ранее «Парламентской газете» зампред Комитета Госдумы по просвещению Олег Смолин.

На это же обращала внимание и член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Людмила Скаковская. При этом она отмечала, что при Болонской системе особенно страдает качество преподавания русского языка.

На практике новая система подачи знаний привела к тому, что бакалавры воспринимались работодателями как недоученные специалисты, отмечал ранее член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Айрат Гибатдинов.

«Так, например, юрист-бакалавр не имеет перспектив стать судьей в России, а может претендовать только на то, чтобы «перебирать бумажки в каком-нибудь департаменте», — отмечал сенатор.

Читайте также:

• Учителя могут перестать оказывать образовательные услуги • В России решили отойти от европейских образовательных стандартов

Новая стратегия «вышки»

Одновременно с депутатами законопроект, касающийся дальнейшего нахождения России в Болонском процессе, подготовили и сенаторы. Он предполагает приоритет специалитета при обучении профессиям, востребованным экономикой. Создать такой список сенаторам предложили в Санкт-Петербургском горном университете.

6 июня законопроект Совета Федерации обсудили на расширенном заседании Комитета по науке, образованию и культуре, где замминистра науки и высшего образования Дмитрий Афанасьев сообщил, что Болонская группа приостановила участие России во всех органах и на всех площадках Болонской системы еще 11 апреля. То есть Россия больше не находится в этом процессе, сказал Афанасьев.

«Болонская система предполагала процесс синхронизации разных образовательных систем. Если с нами никто не хочет синхронизироваться, соответственно, вопрос решен сам собой», — сказал Афанасьев.

Что же касается поисков новых подходов развития «вышки», то «речь не идет о возвращении к российской или советской системам высшей школы», заявил замминистра. Это должна быть новая, отвечающая времени, стратегия.