Все о пенсиях в России

вчераУчастники СВО и члены их семей получат новые льготы

вчераВоенным из новых регионов учтут срок службы в Донбассе для расчета пенсии

вчераПенсии детей-инвалидов не отберут за долги родителей

Дела об экстремизме в Сети пересмотрят

Верховный суд постановил, что при рассмотрении материалов о репостах нужно учитывать осознанность и целенаправленность действий

20.09.2018 15:45

Автор: Марина Третьякова

Дела об экстремизме в Сети пересмотрят
Коллаж: ПГ

Осознанность и целенаправленность — два главных момента, доказать наличие которых теперь будут требовать суды при рассмотрении дел об экстремистских репостах в социальных сетях. О том, что в основе дела должен лежать умысел, а не сам факт размещения противоправного контента, говорится в постановлении Пленума Верховного суда, принятого 10 сентября.

Дело не в репосте

Само по себе постановление — это рекомендации судьям, а не закон. Положения о судебной практике по уголовным делам об экстремизме были утверждены в 2011 году, с тех пор в постановление было внесено несколько поправок. Сегодня документ был дополнен ещё одним пунктом — о том, что суды должны проверять наличие не только повода для возбуждения дела (публикация картинки, видео, текста и пр. в Интернете) об экстремизме, но и оснований, то есть умысла подозреваемого, мотива его действий.

Наказание за лайки и репосты будет разным
Для этого судья должен учесть целую совокупность факторов: проанализировать личность предполагаемого экстремиста, его страницы в социальных сетях и круг общения. Также рекомендуется установить, в каких объёмах человек публиковал «разжигающие» материалы, как часто и где именно. Стоит учитывать и его причастность к созданию материала, контекст и форму публикации. Нужно проверить, входил ли он в радикальные объединения, высказывал ли приверженность к запрещённой идеологии, привлекался ли ранее к ответственности за экстремизм.

Ещё один фактор — степень общественной опасности. Верховный суд считает, что обычный перепост «запрещёнки» — ещё не преступление. Это малозначительный факт, он не несёт общественной опасности сам по себе.

И последнее: судьи не должны слепо верить экспертным заключениям в делах об экстремизме в Интернете. Является ли рассматриваемый поступок публичным призывом к экстремизму или возбуждением ненависти и вражды — последнее слово за судьёй.

Постановление Пленума Верховного суда разъясняет действующий закон, а значит, оно имеет обратную силу. Поэтому стоит ждать пересмотров соответствующих уголовных дел, сообщил зампред ВС РФ, председатель уголовной коллегии Верховного суда России Владимир Давыдов.

Нужно менять закон

228 судебных решений за экстремистские преступления вынесены в 2017 году. Только восемь из них — за публичные высказывания вне Интернета.
Разъяснение Верховного суда — это всё-таки полумера, отметил в комментарии «Парламентской газете» член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Алексей Александров.

«Нужно изменить закон, подумать над формулировкой. Закон должен быть безупречен, его все должны понимать однозначно», — убеждён сенатор.

По его мнению, проблема состоит в слишком широком толковании понятия «экстремизм». «Когда какая-то тётка сказала, что «все мужчины сволочи», против неё возбудили уголовное дело за возбуждение ненависти к широкому кругу людей, то есть к мужчинам. Понимаете? Это ерунда, это ошибка в законе, которая повлекла эту неправильную практику», — пояснил Алексей Александров.

С критикой судебной практики по делам за радикальные посты в Интернете ранее выступала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. По её мнению, перегибы в этих ситуациях вредны и наказания за такие проступки следует переформатировать и гуманизировать.

Воздействие не поддаётся оценке

О том, что экспертные оценки не являются истиной в последней инстанции, ранее заявлял депутат Государственной Думы Сергей Шаргунов. Вопрос о расплывчатости понятия экстремизма в законодательстве он задал во время «Прямой линии» с президентом Владимиром Путиным. Глава государства в ответ заметил, что важно сохранять баланс: с одной стороны, нужно предотвратить экстремизм и пропаганду запрещённой идеологии, с другой — необходимо конкретизировать нормативные определения.

Нужно изменить закон, подумать над формулировкой. Закон должен быть безупречен, его все должны понимать однозначно.

Позднее депутат вместе с коллегой Алексеем Журавлёвым разработал законопроект о смягчении наказаний в делах об экстремизме в Сети. Они предложили изменить ответственность с уголовной на административную, так как перепост запрещённого контента не несёт большой общественной угрозы. По мнению депутатов, степень воздействия на общество того или иного поста в соцсетях объективно оценить  невозможно. Это значит, отмечали авторы инициативы, что экспертные оценки в таких делах носят субъективный характер, — и при этом ложатся в основу приговора суда.

Курс на смягчение

Однако Верховный суд, Правительство и профильный комитет Госдумы не поддержали инициативу Шаргунова и Журавлёва. Проблема оказалась в формулировках. Глава думского Комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев пояснил, что данный законопроект является «очень сложной, юридически не выверенной конструкцией».

Уголовные дела за лайк и репост рассмотрят в специальных судах

Вместе с тем саму идею декриминализации подобных проступков Пискарев считает здравой. «Если такой законопроект будет, мы сможем его рассмотреть, тут есть о чем поговорить. Я бы поддержал», — признавался он недавно.

Свои идеи по этому поводу недавно высказали члены Экспертного совета по СМИ при Молодёжном парламенте при Госдуме. Они подготовил законопроект о наказании за реакцию пользователей на противоправную информацию в соцсетях. Молодые парламентарии выступили против разночтений норм права, из-за которых порой безобидные проступки караются весьма сурово. Поэтому предлагают разграничить ответственность и вывести из уголовной статьи именно лайки и репосты.