Больше половины участников «полян протеста» в Крыму уже получили землю

Почти четыре тысячи человек на данный момент стали обладателями участков, в очереди ещё около трёх тысяч

Больше половины участников «полян протеста» в Крыму уже получили землю

Фото: ПГ / Алексей Мащенко

Ещё несколько лет назад в Крыму были сотни так называемых полян протеста, участники которых — преимущественно крымские татары — добивались от властей выделения им самовольно занятых земельных участков. Сегодня эта проблема если не решена, то решается с активным участием депутатов Государственной Думы.

У нового руководителя администрации Симферополя работы невпроворот. Игорь Лукашев вступил в должность буквально несколько дней назад — 12 октября. Наследство ему досталось непростое — прежнее руководство столицы республики подвергалось жестокой и чаще всего справедливой критике. Поэтому выходных у Лукашева пока нет и, наверное, не предвидится. В минувшую субботу он по просьбе депутата Государственной Думы от Крыма Руслана Бальбека приехал на «поляну протеста» на улице Балаклавской.

«Мы живём здесь с 2006 года, но у нас до сих пор нет правоустанавливающих документов на землю, — рассказывает Рустем Халилов. — Надеемся, сейчас наконец удастся их получить».

По его словам, при прежней администрации города был изменён так называемый зонинг, по нему примерно половина территории «поляны» отведена под многоэтажную застройку. Между тем на массиве уже построено или строится 80 домов, в которых постоянно живёт около 200 человек.

Руслан Бальбек уверяет, что дома на Балаклавской будут узаконены в рамках ранее достигнутых договорённостей, и просит нового руководителя городской администрации дать соответствующие поручения, а также разработать пути решения инфраструктурных проблем «поляны», которая сейчас представляет собой хаотично застраивающийся пустырь.

«Я благодарен Игорю Лукашеву за то, что он, несмотря на загруженность, нашёл время и приехал на место, чтобы разобраться в ситуации, понять причины, которые привели к тому, что процесс легализации затянулся, — сказал депутат. — По договорённости, достигнутой с администрацией города комиссией по решению вопросов защиты и реализации прав граждан на предоставление земельных участков для жилищного строительства на территории Республики Крым, этот массив с плотной застройкой должен быть узаконен, и эта договоренность обязательно будет выполнена. У Совета министров республики и администрации Симферополя позиция одна: обещания, которые давались людям, надо выполнять».

Фото: ПГ / Алексей Мащенко

Игорь Лукашев просит выделить для работы с администрацией двоих человек из числа жителей и обещает разобраться в ситуации. Так что, надеемся, с этим конкретным жилым массивом проблема будет решена.

Эхо прошлого

Ситуация на Балаклавской — «эхо прошлого». Ещё несколько лет назад в Крыму были сотни таких «полян протеста» — по-другому их ещё называют «самозахватами». Соответствующий термин есть даже в Википедии, где говорится, что «самозахват — это распространённая в постперестроечном Крыму практика самовольного занятия земельных участков преимущественно представителями крымско-татарского народа».

Кому-то из «захватчиков» действительно было негде жить и для них это был единственный способ решить жилищную проблему. Среди таких людей, например, 87-летняя Мерьем Оказова, которая сидит на табуретке немного в стороне от оживлённо беседующих с представителями власти молодых соотечественников. Мерьем — живая свидетельница непростой судьбы крымско-татарского народа. Её депортировали в Узбекистан в 14-летнем возрасте, а вернулась в Крым она в 2006 году. В Малом Маяке, под Алуштой, до сих пор стоит тот самый дом, из которого Мерьем и её родных забирали в 1944 году, но там живут другие люди. А Оказова с дочкой, зятем и внуками поселилась здесь, на «самозахвате» в Симферополе.

Однако не все участники «полян протеста» такие, как Мерьем. В «украинские годы» это был отлаженный криминальный бизнес. Те, кто им занимался, захватывали целые земельные массивы, часто принадлежавшие другим лицам и организациям, и принимались шантажировать власть, обвиняя её в том, что она отказывается решать проблемы крымских татар, и требуя узаконить участки. Стоимость одного участка на «самозахвате» в самых лакомых местах — в Симферополе или рядом с морем — могла доходить до 15 тысяч долларов. Кроме того, «командиры «полян протеста», действуя в смычке с меджлисом (запрещённая в России организация. — Прим. ред.), активно использовали простых участников в своих политических целях, угрожая отобрать землю, фактически заставляли их участвовать в митингах и пикетах, например с требованиями создать на полуострове национальное государство крымских татар. И это, естественно, вызывало недовольство большинства населения и приводило к межнациональной напряжённости.

Периодически тогдашние крымские власти пытались освободить «поляны протеста», однако это перерастало в конфликты, часто открытые. Особенно на слуху, пожалуй, два случая 2007 года, когда пришлось применять бэтээры, дымовые гранаты, резиновые пули и дубинки: столкновения между фирмой-застройщиком и крымскими татарами на самозахвате в Симферополе и конфликт на Ай-Петри в ходе попытки демонтажа незаконных строений на плато.

Несмотря на это, тогдашний заместитель главы меджлиса Рефат Чубаров заявлял, что «народ и дальше будет захватывать землю, поскольку власть Крыма для решения земельного вопроса ничего не делает, мы будем и дальше давить на власть, которая не хочет вести честный диалог по поводу земли в Крыму».

Поляна протеста. Фото: ПГ / Александр Мащенко

«Люди были фактически в плену у меджлиса и лидеров «самозахватов»», — отметил Бальбек.

По данным Рескома Автономной Республики Крым по земельным ресурсам, в 2010 году «поляны протеста» занимали на полуострове 12,7 тысячи гектаров.

Живые и мёртвые души

За решение проблемы взялись только после воссоединения Крыма с Россией. В мае 2014 года Президент РФ Владимир Путин подписал Указ «О реабилитации репрессированных народов», а затем был принят Закон «О регулировании вопросов, связанных с самовольным занятием земель на территории Республики Крым».

Под руководством Руслана Бальбека, который занимал тогда должность вице-премьера правительства республики, была создана та самая специальная комиссия и, несмотря на отчаянное сопротивление и саботаж меджлисовцев, сформирован электронный реестр участников «полян протеста». Собственно, само создание этого ресурса позволило решить проблему как минимум наполовину. Как выяснилось, участников «самозахватов» было не 15 тысяч, как заявляли лидеры протестов, а вдвое меньше. Если быть точным, то 7985, остальные — «мёртвые души».

У Совета министров республики и администрации Симферополя позиция одна: обещания, которые давались людям, надо выполнять.

«Сейчас земельные участки выдаются на законных, а не криминальных, как раньше, основаниях, — подчеркнул Бальбек. — Важным фактором стал и запрет меджлиса как экстремистской организации. Многие годы он вносил раскол в крымское сообщество, занимался поборами с крымских татар за выделение земельных участков, «крышевание бизнеса» и другие «услуги»».

Всем, у кого на то были законные основания, власти российского Крыма пообещали либо узаконить те участки, которые они заняли, либо в случае невозможности (например, если эти участки принадлежали другим людям и организациям) выделить другие.

На сегодняшний день около 4,3 тысячи человек уже получили свою землю, до конца года их количество вырастет до 5670, сообщил Бальбек, и ещё около двух тысяч получат участки позже.

Автор: Александр Мащенко

Ещё материалы: Руслан Бальбек

Просмотров 1816

23.10.2017 15:31

Загрузка...

Популярно в соцсетях