220 вольт Пушкина: энергия российского Крыма

Чем полуостров обязан великому поэту

220 вольт Пушкина: энергия российского Крыма

Памятник А.С. Пушкину в городе Саки, Республика Крым. Фото: DS.Molotkov

«Пушкин — наше всё!» Этой почти математической формулой известный поэт и критик XIX века Аполлон Григорьев указал значение Пушкина не только для всей огромной России, но и для маленького отдельно взятого Крыма. 6 июня мы отмечаем очередной, почти юбилейный день рождения поэта, и я бы сказал, что это не просто 220 лет, это 220… вольт Пушкина. Его энергией до сих пор питается вся русская культура, его энергией создан российский Крым.

Дух Пушкина в Гурзуфе

«Я вижу берег отдалённый, земли полуденной волшебные края», — написал Пушкин 27 августа 1820 года, переправляясь с Тамани в Крым через Керченский пролив вместе с семьёй генерала Николая Раевского, героя Отечественной войны 1812 года. Из Керчи Пушкин и его спутники отправились почтовым трактом в Феодосию, а оттуда морем, на корвете «Або», перешли в Гурзуф, где прожили с 30 августа по 16 сентября.

«Свободная, беспечная жизнь в кругу милого семейства; жизнь, которую я так люблю и которой никогда не наслаждался, — счастливое, полуденное небо; прелестный край; природа, удовлетворяющая воображение, — горы, сады, море; друг мой, любимая моя надежда — увидеть опять полуденный берег…» — описывал Пушкин своё пребывание на Южном берегу Крыма.

«В Юрзуфе жил я сиднем, купался в море и объедался виноградом, — рассказывал поэт. — Я любил, проснувшись ночью, слушать шум моря, — и заслушивался целые часы. В двух шагах от дома рос молодой кипарис; каждое утро я навещал его и к нему привязался чувством похожим на дружество».

В 1989 году, к 190-летию со дня рождения Пушкина, в Гурзуфе, в том самом историческом доме герцога Ришелье, рядом с которым до сих пор растёт тот самый пушкинский кипарис, был открыт музей. Больше того, если верить поэтическому завещанию Пушкина, его дух до сих пор обретается в этих местах. «Так если удаляться можно оттоль, где вечный свет горит, где счастье вечно, непреложно, мой дух к Юрзуфу прилетит…» — писал классик.

Первый курортный роман России

Из Гурзуфа путь поэта лежал в Алупку и дальше — в Байдарскую долину и древний Свято-Георгиевский монастырь на мысе Фиолент под Севастополем. Затем были Бахчисарай и Симферополь, откуда 26 сентября Пушкин через Перекоп отправился в Одессу.

Крым вернул поэту утерянное было на материке вдохновение. Здесь он провёл «счастливейшие минуты своей жизни». Здесь были созданы такие шедевры, как «Погасло дневное светило…», «Узник», «Наполеон», «Песнь о вещем Олеге», «Кавказский пленник», «Бахчисарайский фонтан», «Цыганы». Именно о Крыме Пушкин сказал: «Там колыбель моего Онегина…»

Но и полуостров, в свою очередь, обязан Пушкину очень многим. Поэт создал в России «моду на Крым». Как замечает историк, генеральный директор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин, к середине XIX столетия не совершить путешествие в Крым для человека из общества, претендующего на определённый кругозор, считалось почти неприличным.

Свято-Георгиевский монастырь. Фото: flickr.com/domrik

«Начало отечественному, как мы сейчас говорим, «внутреннему туризму», было положено здесь, когда в начале XIX века целые толпы путешественников открыли для себя недавно присоединённую к империи Тавриду, чтобы своими глазами увидеть прославленные красотой и древностями места, — утверждает Мальгин. — До этого в России не существовало традиции целенаправленного перемещения в пространстве ради отдыха и удовлетворения праздного любопытства (ездили или по делу, или по государевой службе), и Крым впервые даёт толчок к развитию этого способа времяпрепровождения, без которого немыслима сегодняшняя картина мира. Крым стал первым «курортным романом» России, он подарил её культуре незабываемый южный аромат цветов, вина, любви, лёгкости, свободы и ностальгии».

Клеветникам России

Вслед за Пушкиным, влекомые его южными романтическими стихами, в Тавриду устремились другие звёзды русской литературы: Гоголь, Толстой, Тютчев, Чехов, Волошин, Мандельштам, Гумилёв, Ахматова, Цветаева, Пастернак, Куприн, Бунин, Шмелёв, Булгаков, Маяковский, Солженицын, Аксёнов, Бродский…

Именно эти люди сделали Крым русской землёй. Именно они превратили наш полуостров в часть Русского мира. И именно они, а не Чалый, не Константинов, не Аксёнов и уж тем более не пресловутые «зелёные человечки» в конечном итоге привели крымчан на референдум 16 марта 2014 года.

Фото: ПГ / Юрий Инякин

Нет, это, конечно, не означает, что каждый крымчанин спит с томиком Пушкина под подушкой. Всё тоньше. Здесь, на полуострове, столетиями создавался и продолжает создаваться мощный русский бэкграунд из стихов, рассказов, повестей, романов и эпопей. Культурный щит покрепче любого военного щита. Его не пробить никакими санкциями. Крым был, есть и будет частью Русского мира. И никто и никогда не сможет этого изменить — ни Зеленский, ни Меркель, ни Трамп. Всё, что можно посоветовать вышеназванным господам — немного… почитать Пушкина. Причём не только «Бахчисарайский фонтан» или «Евгения Онегина», но и «Клеветникам России».

Воспетое Пушкиным счастливое полуденное небо, горы, сады, море — сейчас, почти два века спустя, всё это по-прежнему здесь, с нами, в российском Крыму. Ну а что до запущенности этого прелестного края, о которой упоминал поэт, то за последние пять лет сделано очень много для того, чтобы избавить наконец полуостров от этого недостатка.

Начиная с 2007 года день рождения Пушкина является в Крыму органичной частью большого международного фестиваля «Великое русское слово». Так, в этом году в программе фестиваля пушкинский праздник поэзии и музыки в Гурзуфе, международный театральный проект «Играем Пушкина по-русски», кинопраздник «Пушкинские дни России».

Кстати

Среди многих заслуг Пушкина перед Крымом есть и такая: он, по сути, спас… Бахчисарай. После депортации крымских татар в 1944 году на полуострове переименовывали все крымско-татарские населённые пункты. Карасубазар стал Белогорском, Сейтлер — Нижнегорским, Ички — Советским и т.д., и т.п. А Бахчисарай сохранил своё историческое имя благодаря тому, что был воспет в знаменитой поэме Пушкина «Бахчисарайский фонтан». Советские чиновники смекнули, что город переименовать они, конечно, могут, а вот поэму Пушкина — кишка тонка.

В пушкинском русском мире, как и в современной России, есть место всем — христианам, мусульманам, иудеям, буддистам, русским, украинцам, белорусам, крымским татарам, туркам и представителям десятков других религий и народов.

Просмотров 2326

06.06.2019 00:00



Загрузка...

Популярно в соцсетях