Главное, чтобы последствия трагедии в Париже не привели лишь к очередному пиар-проекту

Теракты в Париже совершили молодые люди, как минимум один из них родился в пригороде французской столицы. «Парламентская газета» попросила члена Общественной палаты, директора некоммерческого Фонда исследования проблем демократии Максима Григорьева рассказать о том, как можно бороться с «промывкой мозгов».

- Прежде всего я хотел бы выразить соболезнования французскому народу. Гибель такого количества людей — это, конечно, ужасная трагедия. Россия, которая достаточно много страдала от террористических атак на протяжении последних десятилетий, безусловно, разделяет боль французов.

Что касается самой ситуации, эти трагические события подтверждают — в борьбе с терроризмом и европейским странам, и США придётся уходить от каких-то политических соображений, где тот или иной подход диктует, кто террорист, а кто нет. Эта попытка разделить террористов на «своих» и «чужих», «хороших» или «плохих», с самого начала смотрелась достаточно плохо и приводила и к постоянному изменению политики в выгодную для тех сторону. Даже если такие действия дают какие-то временные тактические плюсы для страны, то впоследствии они приводят к огромным проблемам, связанным с безопасностью её граждан.

- Почему именно Париж был выбран для совершения терактов?

- Думаю, что выбор места связан даже не с политической позицией страны, стремлением ударить именно по Франции, а с конкретными возможностями для совершения терактов. Наверное, с большим удовольствием они бы ударили по Вашингтону. У меня нет сомнений, что среди мигрантов, которые покинули Ближний Восток, есть последователи и агентура запрещённого в России так называемого «Исламского государства». Это неприятная правда, но её нужно принимать.

- Какие действия стоит сейчас предпринять властям Франции и Евросоюза в первую очередь?

- Прежде всего необходимо европейским странам налаживать сотрудничество и с Россией, и с ближневосточными государствами. Во Франции, Германии, Великобритании ситуация ухудшается тем, что там есть достаточно большие группы, которые фактически поддерживают терроризм. Это сотни тысяч людей, для которых экстремисты ближе, чем европейцы, среди которых они проживают. Этот бурлящий котёл из тех, кто является или может стать пособниками террористов, сейчас во Франции очень велик. Думаю, что этой стране придётся пересматривать свои подходы к миграционной политике, принципам мультикультурализма, взаимодействию с теми группами, которые могут стать базой для поддержки терроризма.

Самое главное, чтобы последствия этой ужасной трагедии не привели лишь к очередному пиар-проекту и не остались без соответствующих изменений самой политики, которая будет повышать безопасность граждан. Мы знаем, что после расстрела журналистов сатирического журнала Charlie Hebdo власти ограничились проведением большой демонстрации совместно с лидерами других европейских стран. Кроме этого, ничего не было сделано.

Необходимо признать, что после оккупации Ирака Соединёнными Штатами, поддержки ими тех или иных экстремистских кругов в Ливии, гражданской войны в Сирии, террористическое «Исламское государство» не остановится на этих действиях, надо быть готовыми к тому, что аналогичные атаки произойдут и в других странах.

- Произошедшее в Париже — это акция устрашения?

- Это прямая акция устрашения, попытка развязать террор, исходя из политических соображений. Надо отметить, что в Общественной палате мы очень серьёзно сейчас подходим к вопросу идеологического противодействия пропаганде экстремистов. В том числе и ведём мониторинг в социальных сетях, и как раз держу сейчас перед глазами последние данные — за эти сутки пик активности на ресурсах, которые поддерживают ИГ. Многие из них работают на русском языке. В программе Telegram есть десятки каналов, которые транслируют эту информацию, также существуют каналы, по которым регулярно выступают лидеры террористов, их духовные наставники. В социальной сети «ВКонтакте» уже десятки тысяч аккаунтов, с которых ведётся пропаганда терроризма. Не меньшее их количество в «Твиттере», в том числе псевдоинформационные агентства.

Для нас очень важно начать идеологическую кампанию по контрпропаганде, и мы сейчас выстраиваем эту политику: как это делать, привлекать общественность. Очень важно подключить и исламскую молодёжь.

- Шесть из семи террористов в Париже привели в действие «пояса шахида». Как переубедишь зазомбированных людей, которые готовы себя подорвать?

- Знаете, ничего нового в этом нет, такие же действия происходили и сотни лет назад, с поправкой на научно-технический прогресс, и в прошлом веке. Это происходит в Сирии, когда десятки террористов прорываются к армейским базам, убивают госслужащих, в том числе врачей, учителей, которые никогда не брали оружие в руки. Мне приходилось несколько раз бывать в Дамаске и беседовать с председателем парламента, с премьер-министром Сирии. К нам недавно приезжал муфтий Сирии, у которого недавно убили сына.

Но здесь нужно понимать, что людей, которые сами себя подрывают, из числа террористов минимум. Даже если они прошли психологическую обработку на протяжении длительного времени, даже если находятся в изменённом состоянии сознания, минимальное количество самостоятельно подрывается. Как правило, они снабжаются радиоуправляемым взрывателем, и их подрывают те, кто отправляет.

Конечно, с этой аудиторией достаточно сложно работать, но это задача правоохранительных органов. Наша цель как гражданского общества — работать с теми, кто потенциально готов перейти на их сторону, или с теми, до кого так или иначе доходит разрушающая пропаганда. Надо объяснять, что происходящее не имеет никакого отношения к исламу, а многое и вовсе является прямым нарушением Корана. Наша задача — сплотить общество в идеологическом противодействии, при этом не должно ни в коем случае сводиться к какому-то традиционному набору мероприятий, где все подтверждают, что выступают против терроризма.

- Тут должна идти речь, что это будут авторитетные для мусульман люди.

- Безусловно! Надо подключать и исламоведов, и религиозных деятелей. В Общественной палате это направление сейчас курирует муфтий Москвы Альберт Крганов. Очень важно работать не с теми, кто и так выступает против терроризма,а с теми группами, которые могут оказаться целью этой пропаганды.

- Но ведь сейчас экстремистами вербуются и люди, которые к исламу изначально отношения не имели. Достаточно вспомнить историю со студенткой Варварой Карауловой из интеллигентной московской семьи, которая прорывалась к ИГ в Сирию.

- Активно ведётся вербовка этнических русских, так же, как и этнических французов. Таких людей даже удобнее использовать в террористических целях. Это специально делается, и на них особое внимание. Понятно, что для совершения террористических акций с пропагандистской точки зрения для «Исламского государства» будет лучше, если это будут местные, а не приехавшие из Ирака.Когда я был в Дамаске, мне показывали досье на людей, которые воюют против властей Сирии. Это тысячи людей из разных стран, в том числе, к сожалению, и из России.

- ИГ во многом выгодна шумиха вокруг любых его действий, будь то разрушение археологических памятников, массовые казни или кровавые теракты. Порой они «примазываются» и к тому, что и не совершали. Не получается, что мы сами в какой-то степени помогаем пиару террористов?

- Нужно понимать, как оценивать каждый ход экстремистов, и к представителям СМИ в этом плане предъявляются особые требования.Что касается таких больших террористических атак, как в Париже, совершенно очевидно, что в условиях информационного общества замолчать событие такого масштаба невозможно. А вот вещь существенно меньшего порядка, может, и не стоит так широко обсуждать.

- С другой стороны, как говорится, врага надо знать в лицо. То, что сами игиловцы стараются о себе рассказывать мусульманам, разительно отличается от неприглядной правды.

Конечно, крайне важно больше показывать то, что творится в этом псевдогосударстве, где нет нормальной медпомощи, образования. Кто-то просто не представляет, что из себя представляет этот варварский строй.

Беседовал Дмитрий Гончарук

Ещё материалы: Максим Григорьев

Просмотров 2572