Российские парламентарии перехватили политические козыри

Российские парламентарии перехватили политические козыри

Фото: ПГ/Игорь Самохвалов

О том, как удалось добиться учреждения Международного дня парламентаризма и какие трудности этому сопутствовали, журналу «Российская Федерация сегодня» рассказал глава Комитета Совета Федерации по международным делам и вице-председатель Межпарламентского союза Константин Косачев.

- Константин Иосифович, на 72-й Генассамблее ООН принята резолюция, которую смело можно назвать «российской» — в нее вошли сразу два знаковых предложения наших парламентариев. Расскажите, как это удалось на фоне постоянного нагнетания русофобии на Западе?

- Такие инициативы готовятся заранее — процесс может занимать не один год. К сожалению, и об этом я уже неоднократно говорил, в деятельности наших законодателей на межпарламентских площадках этому долгое время не придавалось должного значения. Зачастую работа наших парламентских делегаций планировалась спонтанно, поэтому мы били «по хвостам», вынуждены были встраиваться в чужую повестку и лишали себя возможности формировать ее самим, давая тем самым нашим оппонентам мощные политические козыри.

Сейчас подходы России к парламентской дипломатии серьезно изменились и история с принятой в Нью-Йорке резолюцией — явное тому свидетельство. Можно сказать, что работу над инициативой по учреждению Международного дня парламентаризма мы начали задолго до ее появления. Изначально мы согласовали все необходимые вопросы, чтобы в состав Межпарламентского союза в статусе ассоциированного члена вошла Межпарламентская ассамблея СНГ. Формально инициатива по учреждению Международного дня парламентаризма была внесена в 2017 году на рассмотрение МПС именно от МПА СНГ. А ранее на заседании самой ассамблеи идею предложила лично спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Далее предложение было зафиксировано в резолюции, которая предоставлялась на 137-ю Ассамблею МПС в Санкт-Петербурге в октябре прошлого года — автором документа выступил вице-спикер Совета Федерации Ильяс Умаханов. Именно в городе на Неве инициатива была одобрена как общая позиция МПС и после представлена в ООН. Как видите, путь был достаточно долгим. 

- Инициатива вызывала какие-то замечания, было ли противодействие?

- Ни на одном из этапов подготовки эта инициатива Совета Федерации не вызвала ни одного возражения! Мы очень точно, если хотите, угадали состояние общественного мнения в межпарламентской среде и потребности международного сообщества. Ведь парламентаризм давно не является чем-то сугубо национальным. Деятельность парламентов давно вышла за пределы границ какой-то отдельной страны и во многом носит трансграничный характер. Мы это видим по усиливающейся роли межпарламентских объединений, в том числе и МПС, и МПА СНГ.

- Что, на ваш взгляд, даст законодателям появление Международного дня парламентаризма?

- Появление единой даты сможет послужить дополнительным поводом для парламентариев, чтобы осмысливать свою собственную международную активность, возможности парламентской дипломатии, а также прилагать усилия, чтобы вокруг этой даты возникали дополнительные события, которые укрепляют межпарламентскую солидарность. Поэтому нам показалась эта возможность очень уместной.

- Во многих странах существуют собственные, национальные дни парламентаризма. Есть он и в нашей стране — День российского парламентаризма отмечается 27 апреля, в этот день традиционно проходит заседание Совета законодателей с участием Президента РФ. Не будет ли новый международный праздник входить в противоречие с аналогичными национальными памятными датами?

- Уверен, что нет. Действительно, 27 стран отмечают у себя национальные дни парламентаризма, и появление нового праздника скорее усилит значимость таких дат. Кроме того, мы уверены, что Международный день парламентаризма послужит поводом для остальных стран, чтобы воздавать дань собственным национальным традициям законодательной работы. Замечу, что в резолюции Генассамблеи ООН прямо указывается на то, что Международный день парламентаризма будет отмечаться уже с этого года.

- В «российской» резолюции, принятой в Нью-Йорке, есть и другая инициатива, выдвинутая Валентиной Матвиенко непосредственно на 137-й Ассамблее МПС…

- Речь идет о важнейшем предложении — проведении под эгидой ООН Всемирной конференции по межрелигиозному и межэтническому диалогу с участием глав государств, парламентов и лидеров мировых конфессий. Эта тема была главной темой питерской ассамблеи МПС. Идея нашла отражение в ее итоговом документе — Санкт-Петербургской декларации, после чего мы добились, чтобы и она вошла в проект резолюции, который рассматривали в мае в ООН. И там подтвердили, что готовы сотрудничать с МПС в вопросах организации и проведения такой всемирной конференции.

Стоит отметить, что резолюцию одобрили консенсусом — так происходит, как правило, когда инициатива не вызывает споров. Документ, кстати, поддержали и ряд стран Запада — Великобритания, Канада и другие.

- Между тем у этой успешной истории есть одно неприятное обстоятельство — вы, как представитель России, не смогли принять участие в заседании 72-й Генассамблеи ООН. Хотя там было запланировано ваше выступление. Причиной тому — санкции США в отношении вас лично. Когда узнали об этом?

- Шестого апреля я попал в новый расширенный санкционный список США. А через неделю, 13 апреля, Госдеп направил ноту в МИД России, где американские власти объявили, что аннулируют мою спецвизу, полученную мною как участником Генассамблеи ООН в прошлом сентябре сроком на год. Дело в том, что у такой визы есть свой классификатор, и хотя ее выдают американские власти, они не имеют полномочий, согласно международному праву, ее аннулировать. Тем самым американская сторона радикальным образом нарушила свои обязанности как страна, в которой находится штаб-квартира ООН, и радикально нарушила мои права как парламентария.

Замечу, что МИД России направил официальный запрос в Госдеп США по поводу оформления хотя бы разовой визы, но в США на него даже не ответили.

- Как думаете, будут ли у такого шага США какие-то последствия?

- Могу сказать, что в МПС сейчас обсуждаются перспективы проведения пятого саммита спикеров стран Союза в 2020 году вне США (четвертый саммит прошел в Нью-Йорке в 2015 году и был ознаменован скандалом с ограничением на въезд в США для спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. — Прим авт.). Окончательного решения пока еще не принято. Но среди стран МПС очень распространено мнение, что проводить встречу спикеров на территории США не имеет смысла. Все склоняются к тому, что нужно найти страну, которая не применяет санкции и которая была бы местом проведения мероприятия с гарантированным участием всех без исключения глав парламентов.

Кроме того, мы направили официальный запрос в комитет МПС по защите прав парламентариев не только от своего имени, но от имени всех российских парламентариев. В нем мы просим дать однозначную характеристику, насколько американские санкции против парламентариев нарушают политические, равно как и человеческие, права парламентариев. Сейчас мы ожидаем рассмотрения этого обращения.     

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 1559

30.06.2018 11:10

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...