Миру пора думать о новом большом саммите по разоружению

Опорой может стать опыт созыва Россией первой Гаагской конференции, завершившейся ровно 120 лет назад — 29 июля 1899 года

Миру пора думать о новом большом саммите по разоружению

Константин Косачев. Фото: Игорь Самохвалов / ПГ

На первой Гаагской конференции, завершившейся ровно 120 лет назад, по инициативе императора Николая Второго был принят целый ряд важнейших для международного права документов. В частности, был провозглашён принцип мирного разрешения международных споров, определён порядок объявления войны и ведения военных действий. Гаага-1899 явилась, по большому счёту, предтечей ООН. О том, насколько сегодня актуальны её уроки, «Парламентской газете» рассказал глава Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

- Константин Иосифович, сегодня о первой Гаагской конференции почти не вспоминают. Почему её роль в мировой истории, мягко говоря, завуалирована?

- Прежде всего хотел бы поблагодарить за то, что «Парламентская газета» обратила внимание на сколь важную, столь и явно недооценённую страницу истории, каковой является первая Гаагская конференция 1899 года. Это тот случай, когда и советская, и западная историография во многом совпали в своих оценках этого события, стремясь принизить роль царской России в его организации.

Именно Гаагская конференция 1899 года сделала диалог в области разоружения и контроль над определёнными видами оружия нормой межгосударственных отношений.

А ведь роль эта была решающей. Идея созыва первой мирной конференции была предложена непосредственно российским императором. Само начало работы конференции в знак уважения к её инициатору голландцы приурочили ко дню рождения императора Николая Второго — 6/18 мая.

- Согласны ли вы с тем, что принятые в Гааге базовые документы фактически заложили фундамент современного гуманитарного права?

 - И не только гуманитарного права, но международного права в целом, каким мы его знаем уже в ХХ веке. Именно Гаагская конференция сделала диалог в области разоружения и контроль над определёнными видами оружия нормой межгосударственных отношений. Именно там был сделан беспрецедентный шаг на пути к урегулированию межгосударственных конфликтов мирным путём. Причём у инициаторов конференции, в отличие от основателей ООН, не было ещё за плечами опыта двух мировых войн и кризисов с участием держав, обладающих оружием массового поражения.

- Тогда, в 1899 году, российские мирные идеи не нашли достаточной поддержки. Почему?

- Потому что во многом они опередили своё время. Ограничение того, что после назвали гонкой вооружений, в Гааге отклонили почти единогласно. Если бы страны руководствовались идеями Гаагской конференции 1899 года и смогли воплотить в жизнь замыслы её инициаторов, то, возможно, следующий век не был бы столь кровавым.

- С тех пор многочисленные форумы по разоружению и подписанные на них документы так и не остановили перманентную гонку вооружений. По каким причинам, на ваш взгляд, это происходит и почему мир становится всё агрессивнее?

- Остановить или не остановить гонку вооружений можно, лишь исходя из доброй воли её участников. Разумеется, никто не мог и подумать в 1899 году, какими именно несчастьями обернётся грядущий век для практически каждой из стран — участниц первой Гаагской конференции. Тогда все посчитали, что более надёжным средством обеспечения безопасности являются не мирные соглашения, а наращивание вооружений. Именно эти две идеи противостоят друг другу и по сей день. Америка при [Дональде] Трампе в очередной раз одержима идеей достижения абсолютного военного превосходства, в Европе уходят последние поколения, помнящие ужасы войны. И потому общий инстинкт самосохранения, побуждающий к переговорам и соглашениям о контроле над вооружениями, объективно ослаб.

Миру пора подумать о новой большой конференции по разоружению по типу Гаагской 1899 года или Хельсинкского Совещания 1975 года, чтобы договориться о правилах безопасного сосуществования государств.

Но это не значит, что мы не можем вернуться обратно в переговорное русло. Поэтому мы продолжим наши усилия в рамках «Большой двадцатки», ШОС, БРИКС и других организаций, в том числе, конечно же, межпарламентских, где разоруженческая тематика всегда занимала важное место среди российских инициатив.

- А нужны ли вообще международные форумы по разоружению, если право сильного сегодня превалирует над гуманитарным правом?

- Сегодня такие площадки востребованы больше, чем когда-либо. Миру пора подумать о новой большой конференции по разоружению по типу Гаагской 1899 года или Хельсинкского Совещания 1975 года, чтобы договориться о правилах безопасного сосуществования государств. Ведь сегодня США выходят в одностороннем порядке из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, из договора по ПРО, НАТО «хоронит» договор по обычным вооружениям и вооружённым силам в Европе, адаптированная версия которого была ратифицирована только Белоруссией, Казахстаном, Россией и Украиной. Помимо этого, Америка вышла из важнейшего соглашения по иранской ядерной программе. И взамен не только не предлагается ничего нового, но представители самого сильного в истории человечества военного альянса вообще отказываются обсуждать проблемы безопасности с кем-либо, предпочитая выдвигать требования и ультиматумы.

Просмотров 2168

26.07.2019 00:01





Загрузка...

Популярно в соцсетях