Все о пенсиях в России

вчераВ Совфеде объяснили, что учтут при повышении пенсий работающим пенсионерам

два дня назадВ 2025 году пенсии работающим пенсионерам могут проиндексировать дважды

21.06.2024В Госдуме рассказали, как будут индексировать пенсии работающим пенсионерам

Минприроды уберет завалы опасных отходов. Но не все и не сразу

В России насчитали 921 свалку, пока планируют ликвидировать 50

03.06.2024 00:00

Автор: Евгения Филиппова

Минприроды уберет завалы опасных отходов. Но не все и не сразу
Военнослужащий войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) РФ во время измерения концентрации паров ртути в цехе ртутного электролиза с использованием анализатора ртути на территории Усольехимпрома. © Александр Кряжев / РИА Новости

В госреестр объектов накопленного вреда окружающей среде включили 921 свалку, полигон и промышленное предприятие. Сейчас определяют, какие из них ликвидировать первыми. Как рассказали «Парламентской газете» в пресс-службе Минприроды, в приоритете объекты, самые опасные по нескольким признакам, включая число людей, живущих рядом, количество накопленных отходов, расположение рядом с курортами или заповедными зонами. Тем временем еще разбираются с самыми нашумевшими объектами — Байкальским целлюлозно-бумажным заводом, Усольехимпромом и полигоном «Красный бор». В Госдуме прогнозируют, что срок их ликвидации сорвут из-за недостатка финансирования.

В основном полигоны

Объекты накопленного вреда окружающей среде — это не просто свалки. Это места или постройки, которые стали опасны для природы и местных жителей из-за прошлой деятельности человека. Всего в государственный реестр объектов накопленного вреда на конец апреля включили 921 объект, рассказали «Парламентской газете» в пресс-службе Минприроды. Больше всего в списке свалок, в том числе несанкционированных. На них приходится 87,1 процента объектов. 4,3 процента — это полигоны ТКО, а остальные 8,6 процента — разнообразные заброшенные предприятия, в том числе химические, нефтехимические, целлюлозно-бумажные.

Часто опасные отходы копились там десятилетиями. Например, на полигон «Красный Бор» под Санкт-Петербургом свозили отходы со всего СССР с 1969 года, а закрыли его только в 2014 году. Сначала власти даже не знали, как к нему подступиться, регион отчаянно просил федеральные деньги на его ликвидацию. В 2019 году на перезревшую проблему обратила внимание спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Можно отмахнуться: регионы, мол, ответственные за такую работу, пусть сами все решают. Но ликвидация крупной свалки — это миллиарды рублей! Без поддержки федерального центра субъекты с тем количеством свалок, которые накопились, точно не справятся», — сказала тогда Матвиенко представителям Минприроды.

Работы начали, когда полигон включили в нацпроект «Экология». Предполагалось, что их закончат в 2024 году. Но пока до конца далеко. На сайте заказчика работ — Дирекции по ликвидации накопленного вреда окружающей среде и обеспечению безопасности гидротехнических сооружений, — указали, что построили склад реагентов, смонтировали котельную, сделали 2,5 километра противофильтрационной завесы, чтобы химия не попадала в почву и воду. Но еще надо рекультивировать старые карты с отходами, собрать оборудование для их обезвреживания, сделать канализационные и водопроводные сети.

С Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом дело затянулось еще сильнее. Когда в 2013 году его закрыли, встал вопрос, как обезвредить и ликвидировать 6,2 миллиона тонн отходов, включая токсичный шлам-лигнин. Сначала контракт на ликвидацию карт заключили с компанией, у которой не было подходящего оборудования и персонала. Как и следовало ожидать, она разработала проект утилизации отходов, непригодный для реализации, рассказывал депутат Владимир Бурматов. В 2019 году в проектном офисе по реализации нацпроекта «Экология» пообещали выбрать нового поставщика. Работу собирались начать в 2021 году, потом сроки перенесли. Вопрос сдвинулся с мертвой точки, когда в 2023 году в качестве утилизатора выбрали «Росатом» и выделили на ликвидацию БЦБК 6,6 миллиарда рублей. Пока там сделали локальные очистные сооружения, инженерные сети и откачали почти 90 тысяч кубометров воды из проблемных карт-накопителей, а теперь надо смонтировать оборудование для очистки вредных стоков, говорится на сайте госкорпорации.

Первый день лета в Москве может стать самым жарким за последние 80 лет

Медлить с этим нельзя. Как отмечал глава Комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Дмитрий Кобылкин во время визита в Иркутскую область прошлым летом, если со склона сойдут сильные сели, вода наполнит карты и перельется через край, то отходы может смыть в Байкал. В опасности и жители города Байкальск.

Еще одно грозящее экологическое катастрофой место — заброшенное химическое предприятие в Усолье-Сибирском, — начали приводить в порядок только по поручению президента. «Усольехимпром» работало с 1930-х годов, а закрылось в 2005-м, но продолжило грозить городу, где живет больше 76 тысяч человек, утечками ядовитых веществ, в первую очередь ртути.

Еще 45 миллиардов

Сейчас в Усолье-Сибирском снят режим чрезвычайной ситуации, сообщил зампред Комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Александр Коган. Предотвращена и угроза залпового загрязнения отходами Байкальского ЦБК озера Байкал «Но по полигону Солзанский, где находятся его отходы, по-прежнему вместе с наукой идет поиск технологий, — сказал депутат. — На полигоне токсичных отходов «Красный Бор» приняты меры по предотвращению загрязнения окружающей среды и завершается создание уникальной технологической инфраструктуры для обезвреживания жидких и пастообразных отходов, их переработка начнется уже летом».

Но президент, выступая с посланием Федеральному Собранию в этом году, отметил, что, хотя объекты привели в безопасное состояние, там провели только самые неотложные мероприятия, а это далеко не все. «Оставлять их в таком состоянии, как сейчас, тоже ни в коем случае нельзя. Надо довести эту работу до конца, создать здесь всю необходимую инфраструктуру», — подчеркнул глава государства.

Тем временем, как отмечал Дмитрий Кобылкин в марте на заседании комитета, есть опасения по поводу возможного срыва сроков ликвидации загрязнений из-за неопределенности технологий и недостаточного финансирования.

По словам Александра Когана, Росатом готов завершить работы к 2028 году, но пока они не обеспечены необходимым финансированием. «Усольский проект обеспечен только на 24,3 процента, проект ликвидации объектов Байкальского ЦБК — на 61,2 процента. Общая потребность в допфинансировании в 2024—2028 годах — 45,49 миллиарда рублей», — сообщил депутат, добавив, что в целом Правительство в курсе потребности в деньгах, и совместными усилиями будут изыскивать средства.

Проблема, по его словам, в том числе в распределении денег. Так, ликвидировать объекты накопленного вреда должны за счет окрашенных экологических платежей, то есть платы за негативное воздействие на окружающую среду и экологических штрафов, которые платят предприятия. Но большая часть таких платежей поступает напрямую в бюджеты регионов и муниципалитетов, а меньшая — в федеральный. «Получается, средства размазаны по чуть-чуть в каждом регионе и конкретном муниципалитете, но их недостаточно на ликвидацию конкретного объекта в регионе. Например, по информации Костромской области, срок ликвидации одного из объектов на территории региона составит 145 лет, если его будут ликвидировать только за счет поступающих региональных и муниципальных экологических платежей», — пояснил Коган.

Он рассказал, что в Минприроды создали рабочую группу для поиска ответа на вопрос, как усовершенствовать систему использования окрашенных платежей.

С 1 июня у некоторых россиян вырастут пенсии

Рядом с реками и курортами

Другие объекты из перечня, за которые пока не взялись, собираются убирать по очереди. Сейчас Росприроднадзор и Роспотребнадзор занимаются оценкой влияния объектов на окружающую среду и здоровье жителей, рассказали в Минприроды. Когда все объекты выявят, обследуют и оценят, сформируют перечень тех, которые ликвидируют после 2024 года. Критерии определены постановлением Правительства.

В их числе масса или объем отходов, наличие опасных веществ, площадь территории, которая подвержена негативному воздействию, уровень такого воздействия, численность населения, категория риска вредного воздействия на жизнь и здоровье граждан. Учтут также, находится ли объект в границах города, Арктической зоне, на заповедных территориях, Байкальской природной территории, рядом с источниками водоснабжения, лечебно-оздоровительными местностями или курортами, на берегах водоемов или около аэродромов. «Общее влияние объекта на окружающую среду, а также на жизнь и здоровье граждан определяется суммированием полученных значений», — уточнили в пресс-службе.

В регионах уже ждут, когда очередь дойдет до их объектов. Например, в Псковской области залежались пришедшие в негодность и запрещенные пестициды, рассказала на заседании Комитета Совета Федерации заместитель губернатора области Нинель Салагаева. Основная масса ядохимикатов — 650 тонн — хранится на трех складах в деревне Лесная. Их включили в реестр объектов накопленного вреда в 2018 году.

Директор департамента госполитики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности Минприроды Роман Мальцев пообещал, что в этом году Роспотребнадзор и Росприроднадзор обследуют склады. «Откатегорируем данные объекты, если они будут являться опасными, они будут ликвидированы в рамках 50 объектов, по которым мы будем осуществлять работу по генеральной уборке», — сказал он.

Ситуация затянулась, и пестициды могли уже отравить все вокруг, предположил первый зампред Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Митин. «Пассивность наблюдается и с той, и другой стороны», — сказал он, добавив, что комитет возьмет вопрос на особый контроль.

А список опасных объектов, между тем, может еще подрасти: по словам Когана, сейчас ведут работу для включения 616 обследованных мест. И ими тоже нужно будет заниматься. Справятся ли с этим, покажет время.

Читайте также:

• В России запустят первый «вечный» ядерный реактор