Все о пенсиях в России

вчераВ Госдуме готовят законопроект о трудовых гарантиях для работников маркетплейсов

вчераВ Тюменской области пенсионерам досрочно выплатят пенсию за апрель

два дня назадСпасателям в регионах со стажем от 25 лет хотят дать право на досрочную пенсию

Как депутаты угодили в мясорубку, и где находятся золотые унитазы

Клинтона и Ельцина парламенты отстраняли от власти почти одновременно, но по разным причинам

Тема: 30 лет парламенту России

11.03.2023 12:00

Автор: Дмитрий Литвинов

Как депутаты угодили в мясорубку, и где находятся золотые унитазы
Главным медийным событием 1996 года стали президентские выборы, фаворитом которых был лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Однако благодаря стараниям политтехнологов победу одержал Борис Ельцин – единственный в истории страны президент, столкнувшийся с процедурой импичмента. © AP/TASS

На время работы вторых составов Совета Федерации и Государственной Думы пришлось так много определивших развитие страны событий, что депутатам приходилось задерживаться в кабинетах до вечера, а иногда и ночевать в казенных стенах. Члены палаты регионов буквально жили в поездах и самолетах, а в здание на Охотном Ряду впервые стали пускать обычных людей, чтобы продемонстрировать истинное народовластие. «Парламентская газета» продолжает цикл материалов к тридцатилетию российского парламента.

Ставка на первички победила

Вторая половина девяностых годов прошлого века едва ли была легче первой. Молодая страна все еще пыталась найти себя, свой путь. Первая чеченская война, тяжелейший экономический кризис, доведший до дефолта, конфликт исполнительной и законодательной власти, премьерская чехарда… На этом фоне продолжалось формирование законодательного ландшафта новой России. Окончательно оформился двухпалатный парламент. Совет Федерации перестал быть выборным, а конкуренция за то, чтобы представлять интересы людей в Государственной Думе, серьезно увеличилась.

Предварительные результаты голосования на июньских выборах Президента России 1996 года – победитель не выявлен, второму туру быть! © Коммерсант

На выборах в Госдуму 17 декабря 1995 года была зафиксирована самая высокая явка избирателей за всю современную историю — 64,76 процента, или 69 614 711 человек, что на одиннадцать миллионов больше, чем на выборах 1993-го. Волеизъявлению предшествовала первая полноценная предвыборная кампания. Партию «Наш дом — Россия», которую возглавлял премьер-министр Виктор Черномырдин, обвиняли в использовании админресурса — их съезд, на котором партийный гимн исполняла Людмила Зыкина, показывали по ТВ, за них агитировали губернаторы. Не помогло: партию власти с почти трехкратным перевесом обогнала КПРФ, у которой сохранилась мощная сеть первичек. Коммунисты сделали ставку на поквартирный обход избирателей и не прогадали. ЛДПР и «Яблоко» агитировали за себя лицами своих лидеров.

Дума получилась «левой»: 22,3 процента голосов по партийным спискам и 147 одномандатников — у коммунистов. ЛДПР по сравнению с первым созывом снизила результат — 11,5 процента по спискам и 51 место по одномандатным округам. «Наш дом — Россия» — 9,9 процента и 67 мест, «Яблоко» — 6,9 процента и 45 мест.

Выбрать председателя с первого раза не получилось. Во второй тур прошли член ЦК КПРФ Геннадий Селезнев, «яблочник» Владимир Лукин и спикер первого созыва Иван Рыбкин, кампания которого запомнилась избирателям слоганом «Голосуй за Ивана!» и телерекламой с говорящими коровами. Первое заседание 16 января 1996 года, которое по традиции открыл старейший депутат Григорий Галазий — 73 года, — завершилось в первом часу ночи и продолжилось на следующий день в десять утра. Председателя избрали только к шести вечера — 231 голос отдали за Геннадия Селезнева.

Где золотые унитазы

На работу иногородние депутаты все еще ездили из гостиницы «Россия» — это было их единственное служебное жилье. Хотя газеты муссировали слухи о роскошных виллах, дорогих машинах и золотых унитазах народных избранников. Возможно, все это у кого-то и было, но в отеле в центре Москвы парламентарии жили весьма скромно. Их было немало: на этажах расселили не только депутатов, но и членов Совета Федерации. «Самое роскошное, что у меня было, — вид из окна на Васильевский спуск, — рассказал нашему изданию депутат всех думских созывов Анатолий Грешневиков. — А когда ко мне впервые приехали жена и дети, то чтобы пригласить их в номер, пришлось выписывать пропуск, и они очень удивились, не увидев золотого унитаза».

И, конечно, неизгладимое впечатление на законодателей производили сотрудницы эскорт-услуг, которые проникали куда угодно без всяких пропусков. Они стучали и звонили в номера, подсовывали под дверь записки с предложениями отдохнуть, причем всем без разбора. Жертвой звонков неоднократно становилась тогда член Совета Федерации, а ныне депутат Государственной Думы Валентина Пивненко: «Во-первых, женщин среди парламентариев было мало, а во-вторых, моя фамилия не склоняется, поэтому могли думать, что в номере мужчина».

Буфет в «России» законодателей тоже не удовлетворял, а к вечеру в нем и вовсе мало что оставалось, поэтому многие держали в номерах кипятильники и сами готовили еду, добавила Пивненко.

Голосуй или проиграешь

Российских парламентариев прекрасно принимали на Всемирном экономическом форуме в Давосе, особенно некоторых. Геннадия Зюганова в феврале 1996-го там приглашали на все обеды, его выступления собирали полные залы. А все потому, что в июне должны были пройти президентские выборы, на которых действующий глава государства Борис Ельцин не считался фаворитом, и западным воротилам было известно о его мизерной популярности. На выборы тогда шли лидеры трех думских фракций — Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский и Григорий Явлинский. Зюганов с уверенными 32 процентами против ельцинских 35 вышел во второй тур, но в итоговой схватке победить не смог — за Ельцина играла вся политическая машина. Слоган «Голосуй или проиграешь» стал символом той кампании.

Политической мясорубкой назвал этот период в разговоре с «Парламентской газетой» нынешний вице-спикер Госдумы Иван Мельников: «Каждый день происходили резонансные события, надо было бороться, отстаивать позицию, искать то союзников, то попутчиков по конкретным вопросам. Давление было огромным, шли постоянные попытки изменить законодательство так, чтобы откусить лакомые куски. Но мы выдержали».

Первый думский созыв уже принял основные законы, которые во второй половине девяностых депутаты донастраивали в разных сферах. Мельников отвечал за образование и науку. Раньше полуночи, вспоминает, из Думы не уезжал, а через его кабинет шел и шел поток представителей ректорского корпуса, профсоюзов. «Время было такое, что и прохиндеев приходило немало, — рассказал парламентарий. — До сих пор считаю одним из главных дел своей жизни то, что нам с коллегами по комитету удалось в те времена не дать раздербанить научно-образовательную систему так же, как это на наших глазах происходило с другими отраслями».

Депутат второго и нынешнего созыва Оксана Дмитриева одной из главных побед считает принятие Бюджетного кодекса, который положил конец финансовой чехарде в стране. Из-за раскручивания пирамиды печально памятных ГКО — государственных краткосрочных облигаций — в сочетании с использованием международных траншей для удержания курса рубля, по мнению парламентария, случился дефолт 1998 года. Банки оказались не в состоянии выполнять обязательства перед вкладчиками, цены на импортные товары за несколько дней выросли вдвое, многие потеряли накопления, встали заводы. Финансовая система и экономика в целом начали восстанавливаться лишь спустя полгода после августа 1998-го — во многом благодаря принятым парламентом законам.

Последний Совет Федерации «на два фронта»

Парламентский корпус в девяностые годы был преимущественно мужским. В Государственную Думу избрались только 46 женщин, их доля по сравнению с первым созывом сократилась с тринадцати до десяти процентов. Во втором составе Совета Федерации дама была и вовсе одна — Валентина Пивненко, которая представляла Карелию. Дело в том, что в конце 1995 года был принят новый порядок формирования Совета Федерации. Его членов перестали выбирать напрямую — каждый регион теперь представляли главы исполнительной и законодательной власти субъекта, и почти везде это были мужчины. «Они меня часто экзаменовали, задавая на заседаниях каверзные, как им казалось, вопросы, но я на все отвечала, — улыбнулась Пивненко. — А еще в начале работы любили приговаривать, что вот сейчас где-нибудь пройдут выборы, и придет ко мне подруга». Ждать пришлось почти год, пока губернатором Корякского автономного округа не избрали Валентину Броневич.

Члены палаты регионов совмещали депутатские обязанности с основной работой, несколько раз в месяц ездили на заседания в Москву, а некоторые, говорят, даже жили в поездах и самолетах, поскольку приходилось работать еще и в комитетах Совета Федерации, а также популярных в то время согласительных комиссиях. Последние создавали, чтобы хоть как-то прийти к единому мнению и принять нужный закон, поскольку спорили тогда не только законодательная и исполнительная власть, но и палаты парламента между собой.

К слову, избранный спикером Совета Федерации в начале 1996 года глава администрации Орловской области Егор Строев говорил, что совмещение двух должностей дается трудно. Однако «на данном этапе пока такое сочетание нужно, потому как не все еще определилось в нашей жизни, не все ясно, идет политическая борьба. В такой ситуации — да, надо, но это последний Совет Федерации, в котором работать приходится на два фронта».

Дискуссия о порядке формирования палаты регионов шла в политических кругах постоянно. Говорили о конституционном принципе разделения властей, считая недопустимым участие в законодательном органе представителей исполнительной ветви власти, пусть и регионального уровня. Неэффективным представлялось ряду экспертов и одновременное исполнение первыми лицами регионов сразу нескольких публичных функций.

Читайте также:

• Как мы выбирали первый российский Парламент и как он работал

Ельцин — не Клинтон

В девяностые россияне узнали, что такое импичмент — отрешение главы государства от должности. Что интересно, избавиться от своих президентов практически одновременно захотели в парламентах двух стран — США и России. Причины, правда, были разные. В 1998 году за океаном Клинтона собирались притянуть из-за лжесвидетельства и воспрепятствования следствию по делу о сексуальных отношениях с Полой Джонс и Моникой Левински. Наши оппозиционные депутаты в 1999-м выдвинули целых пять пунктов обвинения против Бориса Ельцина: «развал СССР», «разгон Верховного Совета в 1993-м», «война в Чечне», «ослабление обороноспособности страны» и даже «геноцид русского народа».

За два года до этого глава думского Комитета по безопасности Виктор Илюхин пытался инициировать импичмент президента по медицинским показаниям, но безуспешно. Относительно мирный период во взаимоотношениях между парламентом и исполнительной властью страны продлился до 23 марта 1998 года, когда в отставку отправили правительство Виктора Черномырдина, а исполняющим обязанности премьер-министра стал глава Минтопэнерго Сергей Кириенко. Госдума утвердила его только с третьей попытки, и то под угрозой собственного роспуска.

В мае по инициативе фракции КПРФ в Думе начали собирать подписи за выдвижение обвинений против Ельцина для отрешения его от должности, за инициативу проголосовали 205 депутатов. После августовского дефолта, за пару дней до которого Ельцин «твердо и четко» сказал, что ничего подобного не будет, правительство Кириенко отправили в отставку. На пост премьера дважды предлагали Черномырдина, но с третьего раза утвердили занимавшего на тот момент пост главы МИД Евгения Примакова.

Оппозиционеры почти довели дело до финала: 13-15 мая 1999 года Госдума впервые в истории современной России рассматривала вопрос о досрочном прекращении полномочий президента. По Конституции для этого необходимо было набрать не менее двух третей голосов депутатов. Ни по одному из пяти пунктов обвинения набрать необходимые триста голосов не удалось. При этом для прекращения полномочий Бориса Ельцина нужно было еще и решение Совета Федерации. Попытка провалилась.

Фракция КПРФ на пленарном заседании Государственной Думы 15 мая 1999 года, во время рассмотрения вопроса об отрешении от должности Президента РФ. © РИА Новости

Депутаты увидели Путина

Премьерским покером назвал Борис Ельцин в книге своих воспоминаний политический кризис 1998-го, когда за полтора года на посту главы кабмина сменилось пять человек. Журналисты окрестили тот период чехардой премьеров: Черномырдин — Кириенко — Черномырдин — Примаков — Степашин — Путин. Меньше других, всего три месяца, в кресле продержался Сергей Степашин, которого, правда, Госдума в мае 1999-го утвердила в должности с первого раза. Уже в августе пост пришлось уступить Владимиру Путину, которого в телеобращении 9 августа Ельцин назвал своим преемником.

Хорошо помнит день, когда Путин впервые появился в стенах Госдумы в новом качестве, парламентский старожил Николай Харитонов: «Он встретился со всеми фракциями, и сразу было понятно, что Дума его утвердит — подкупал его опыт в органах госбезопасности, которым у нас привыкли доверять. Такие люди, как он, первыми принимают на себя удар. А ведь тогда начиналась вторая чеченская кампания».

События в Чечне, к слову, были постоянным фоном работы Госдумы и Совета Федерации. Парламентарии ездили в горячую точку, одни — чтобы попиариться, другие — попытаться хоть как-то помочь. Мобильников тогда не было, а почта шла плохо, рассказала Валентина Пивненко, поэтому она собирала записки бойцов, а потом из Москвы рассылала их по адресам семей военнослужащих или обзванивала их родных по телефонам, которые давали солдаты.

Парламенту нужна журналистика

Золотые унитазы, о которых мы уже сказали, были, конечно, порождением своего времени. Журналистика девяностых — особый и сейчас широко изучаемый период развития СМИ. В те годы формировался информационный рынок, появлялись издания на любой вкус — в январе 1996 года в России выходило 14 тысяч газет. Многие издания в погоне за тиражами и интересами неискушенного читателя пытались во что бы то ни стало раздобыть самый жареный, самый, как тогда казалось, важный читателю факт. А если не получалось, то всегда можно было придумать и даже не бояться ответственности по закону. Разве что по понятиям.

На этапе становления нового законодательства страны особенно важно было рассказывать людям о переменах, делать это профессионально и на понятном языке. С этой целью в 1998 году учредили «Парламентскую газету». У истоков создания стоял спикер Госдумы Геннадий Селезнев, имевший за плечами большую журналистскую школу. В прошлом главред «Комсомольской правды» и «Учительской газеты», секретарь Союза журналистов СССР был уверен — представительный орган власти страны должен выпускать собственное издание, чтобы страна знала позицию законодателей по всем ключевым политическим вопросам, а избиратели могли получать информацию о новых законах из первых рук.

Председатель Госдумы Геннадий Селезнев в пресс-центре «Парламентской газеты». © Фото Игоря Флиса

«Парламентская газета» быстро стала одной из самых тиражных в России, заслужила доверие миллионов читателей, а парламентарии могли высказывать через нее свое мнение, не боясь, что его неправильно истолкуют или просто перепишут с точностью до наоборот, что в те времена не было редкостью.

Люди из телевизора

На Охотном Ряду в конце девяностых стали принимать людей, это называлось прямым общением с избирателями, тогда же появился формат парламентских слушаний, напомнил Николай Харитонов. Некоторые, говорят, приходили, чтобы просто посмотреть на людей из телевизора. А посмотреть, надо сказать, было на кого. В Государственной Думе заседали известные артисты и режиссеры — Галина Волчек, Станислав Говорухин, Иосиф Кобзон. Яркие политики — Галина Старовойтова, Владимир Жириновский, Дмитрий Рогозин, Элла Памфилова, Геннадий Бурбулис, Сергей Шахрай, Константин Боровой. Будущий Нобелевский лауреат Жорес Алферов, космонавт Герман Титов, врач Святослав Федоров. Были, как и в первом созыве, яркие личности, запомнившиеся скорее не законотворчеством, а своими неординарными поступками: предприниматель от фармации Владимир Брынцалов или бывший слесарь, депутат «из простых» Василий Шандыбин.

С именем Шандыбина связана одна из смачных драк созыва. При обсуждении ситуации на Балканах 31 марта 1999 года депутат Сергей Юшенков обозвал коллегу по парламенту Владимира Семаго «политической проституткой». Оскорбленный народный избранник зашел с тыла и попытался отпихнуть Юшенкова от микрофона. На помощь Семаго подоспел его коллега Шандыбин, но спикер Селезнев вовремя развел противников по углам.

В марте 1998-го Владимир Жириновский во время прений облил депутата Анатолия Голова водой. Палата лишила Жириновского слова до конца заседания. Это был не единственный случай подобного наказания: 17 сентября 1999 года Государственная Дума лишила Жириновского права выступлений на месяц за драку с депутатом Николаем Столяровым.

Следующие парламентские выборы прошли 19 декабря 1999 года. Одним из последних законов, что успела принять Государственная Дума второго созыва и ратифицировать Совет Федерации, стал договор о создании Союзного государства России и Белоруссии. А 24 декабря состоялось ее последнее заседание.