Владимир Джабаров: Без международной блокады проблему ИГ решить невозможно

Запрещённая в России террористическая организация «Исламское государство» имеет понятные границы, которые необходимо блокировать силами наземных войск соседних стран в регионе. При этом Россия, НАТО должны оказывать этим вооружённым силам поддержку ударами с воздуха и с моря. Вместе с тем у России есть предложения, как расколоть военное руководство террористов изнутри. О том, как это можно сделать, рассказал «Парламентской газете» первый заместитель Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров.

— В ИГ сразу после катастрофы А321 над Синаем заявили, что это их рук дело. Почему Россия так долго не хотела этого признавать?

— Ответ очевиден: мы не делаем скоропалительных выводов, а мгновенная реакция ИГ вызвала сомнения. Но были собраны все необходимые материалы и экспертизы, и стало понятно, что это теракт.

— В связи с этим нужно ли предпринимать в России усиленные меры безопасности в аэропортах?

— Россия давно их предпринимает — со времени взрывов в Домодедово. Но почему-то этого никто не замечает. Как и то, что у нас проблем с терактами в аэропортах с тех пор не возникало. А вот в Египте, ОАЭ, Турции ситуация другая — там меры безопасности предпринимаются явно недостаточные. Это касается и оформления багажа, и досмотра комплектов еды, которые поступают на борт. Поэтому в указанных странах, традиционных для отдыха россиян, надо полностью менять систему безопасности. И наши российские специалисты на первых порах готовы выступать в роли инструкторов и контролёров — представительства «Аэрофлота» есть в каждой стране, и через них мы можем осуществлять такую работу.

— Сегодня довольно много тех, кто считает — если бы не было авиаударов ВКС РФ в Сирии, то терактов удалось бы избежать. Что думаете на этот счёт?

— Сегодня не только военным, но и, думаю, любому человеку, разбирающемуся в теме международного терроризма, очевидно — вне зависимости от авиаударов боевики ИГ попытались бы атаковать нашу страну. Замечу, что ИГ объявило джихад не только России, а всему не согласному с их действиями миру. Именно поэтому Президент России заявил, что авиаудары по позициям ИГ будут усилены: теперь мы стали бомбить бензовозы — они растянуты  колонной в несколько километров и вывозят ворованную боевиками ИГ нефть в другие страны.

— Владимир Путин заявил, что мы знаем страны, которые финансируют радикалов из ИГ.  При этом было сказано, что в числе финансирующих террористов — страны члены G-20.  Однако никто из зарубежных коллег не задал вопроса, а кого конкретно Президент России  имеет в виду? Как вы думаете, почему?

— Откровенно говоря, меня этот факт смутил. Скорее всего, журналисты опасались, что будут названы конкретные страны, а сегодня все в мире понимают, что наш президент  словами не разбрасывается.

С другой стороны, французы вернули авианосец в Средиземное море, и теперь французские бомбардировщики бомбят позиции ИГ вместе с российскими. Англичане обещали, что также присоединятся к авиаударам. Невольно складывается общемировая антитеррористическая коалиция, о необходимости создания которой в нашей стране говорят давно — в том числе, об этом не раз заявляли российские сенаторы

— Эксперты сегодня всё чаще заявляют, что решить проблему борьбы с терроризмом только авиаударами невозможно. Каково ваше мнение?

— Полностью согласен с экспертами. ИГ —  это конкретное территориальное образование, квазигосударство. Соответственно, оно имеет внешние границы — через них поступают деньги, вооружение, топливо и прочее. Эти границы понятны, и их необходимо блокировать. Посмотрите, что происходит: после российских авиаударов боевики сегодня бегут в соседние страны, прежде всего в Турцию. Там, конечно, борются с терроризмом, но в основном с курдским. А приоритет сегодня, безусловно, нужно отдавать борьбе с террористами ИГ.

— Но блокада границ требует участия наземных войск…

— Совершенно верно, только это не должны быть силы России, европейских стран, США — это должны быть войсковые подразделения соседних региональных государств. А Россия, силы НАТО  должны поддерживать их с воздуха, с моря ракетными ударами, поставками оружия, боеприпасами, продуктами питания. Без международной блокады с привлечением вооружённых сил соседних стран вопрос ИГ не решить.

Есть и ещё один важный момент. В военном руководстве боевиков участвуют представители армии Саддама Хусейна. Это профессионалы высочайшего класса. Многие из них проходили учёбу ещё в СССР. Но в своё время, когда американцы стали навязывать свою демократию Ближнему Востоку, развязали войны в регионе, они лишились всего и ушли  в ИГ. Представляется, что нам надо работать на внутренний раскол — задача вернуть этих профессионалов к нормальной жизни, сделать так, чтобы они  отреклись от идеи терроризма. Для этого у них должна быть гарантия, что они вернутся в родной Ирак не изгоями, смогут жить и работать на благо своей страны. Блестящий пример такого переосмысления  и возвращения к нормальной мирной жизни есть, и он на виду у всех — это семья Кадыровых и в целом Чечня, где многие бывшие боевики сегодня верно служат России. 

— Как оцениваете риски того, что противникам военной операции в Сирии  всё-таки удастся запугать россиян угрозой массовых терактов и мести со стороны боевиков ИГ?

— Паника у нас могла возникнуть только в конце 90-х — стареющий президент, развал государственной машины, неудачи в Чечне, и на этом фоне взрывы. Сейчас напугать наш народ крайне тяжело, и в этом проявляется поддержка Президента России. Мы все видели, как его хотели сделать изгоем в мире, а сегодня к нему политики многих стран записываются в очередь! Даже французы, об этом мне известно достоверно, что называется, «из первых уст», говорят: если Путин возглавит борьбу с международным терроризмом, то результат будет обеспечен. И это говорят люди, которые раньше пугались только одной аббревиатуры ФСБ — теперь они утверждают, что именно наша служба сможет защитить лучше всех.

Есть и морально-нравственный момент. Когда случилась трагедия над Синаем, неприятно кольнуло, что реакция от Западной Европы, от США была, скажем так, достаточно спокойной. Хотя в той катастрофе погибло больше людей, чем при последней беспрецедентной серии терактов в Париже. Искренне надеюсь, что череда страшных трагедий позволит нам, европейцам, американцам переосмыслить ситуацию, в которой мы все находимся. И понять, что мы не враги, а враг у нас общий — это международный терроризм.

Беседовал Никита Вятчанин

Просмотров 1893