Арабист Борис Долгов: принципиальных уступок по Сирии Обама от России не дождётся

Пятого сентября в китайском городе Ханчжоу завершился саммит лидеров стран «Большой двадцатки» (G20). Какие выводы можно сделать из двусторонних встреч президента Владимира Путина с лидерами крупнейших экономик мира? Об этом «Парламентской газете» рассказал старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов.

- Борис Васильевич, какие знаковые события произошли на саммите?

- Встреча лидеров G20 имела важное значение как для геополитики в целом, так и для двусторонних отношений России со многими развитыми странами. Принципиально важны были встречи главы нашего государства с лидерами США, Франции, Германии, Великобритании. В ходе переговоров были намечены пути урегулирования наиболее острых кризисных ситуаций в мире. Было необходимо прояснить ту позицию, которую занимает Запад по отношении к России, и позицию России по отношению к Западу. И наш президент достаточно чётко её обозначил. Это касалось и урегулирования сирийского кризиса, и кризиса на Украине.

- По словам Барака Обамы, для того чтобы ситуацию в Сирии удалось урегулировать, Россия должна пойти на уступки. Насколько, на ваш взгляд, реально, что руководство нашей страны на это согласится?

- Владимир Путин признал, что переговоры с США идут очень трудно, так как принципиальные позиции России и США отличаются. И я думаю, что принципиальных уступок здесь не будет. Ведь о чём идёт речь? США выступают за появление демилитаризованной зоны на территории Сирии и создание бесполётной зоны для сирийской авиации над своей собственной страной. При этом американское руководство предлагает России выступить посредником и убедить Башара Асада пойти на эту «сделку». Но это совершенно неприемлемо, так как, по сути, будет обозначать отказ официальных властей Сирии от части своей территории. Да, турецкая военная операция в регионе создала условия для того, чтобы «свободная сирийская армия», между прочим, радикальная оппозиция, которая воюет с оружием в руках против легальной власти страны, создала себе анклав, который она сможет контролировать. Но ни для сирийской власти, ни для России это неприемлемо.

Единственные уступки, о которых может идти речь, возможны при поиске компромисса для определения списка террористических радикальных группировок на территории Сирии и списка так называемой здоровой части оппозиции, с которой можно вести переговоры.

- На полях саммита Владимир Путин провёл двустороннюю встречу с президентом Турции Реджепом Эрдоганом, на которой лидеры двух стран обсудили восстановление двусторонних отношений. Насколько быстрым, на ваш взгляд, будет этот процесс?

- В последнее время сближение Турции и России действительно произошло. Турецкое руководство принесло извинения за инцидент со сбитым бомбардировщиком, после чего были предприняты попытки восстановить экономические отношения и политические связи. Но вряд ли этот процесс будет безоблачным. У Турции есть свои амбиции в Сирии, свои задачи и интересы в этом регионе, которые в некоторых моментах не совпадают с российскими. С одной стороны, Турция выступает против действующей власти Сирии и проводит политику, направленную на то, чтобы в стране был создан другой, суннитский, режим. Да, сейчас поддержка таких группировок пошла на ослабление, но всё равно она продолжается. С другой стороны, Турция считает террористическими группировками курдов, и это также не совпадает с позицией России. В то же время Анкара заявляет, что будет бороться с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещённая в России) и даже уже очистила турецко-сирийскую пограничную зону от радикальных группировок. Но в большей степени это пока заявления, а как будут развиваться события на самом деле — вопрос дискуссионный.

- Тем не менее уже возобновлены переговоры о возвращении к одному из главных совместных проектов  —  «Турецкому потоку»…

- Действительно, сообщения на эту тему пошли, называются какие-то даты. В то же время пока что здесь не определена сама техническая сторона, до сих пор непонятно, каковы будут условия возобновления этого проекта. На мой взгляд, торопиться в данном случае не стоит: не нужно забывать, что совсем недавно в Турции была попытка госпереворота, турецкое общество до сих пор расколото на два лагеря и говорить о таких стратегических проектах нужно с осторожностью.

- Достаточно активно высказывается мнение, что саммит продемонстрировал беспрецедентное сближение России и Китая. Самые наблюдательные эксперты обратили внимание даже на то, что единственным произведением, которое включили в концертную программу, помимо национальных мелодий, оказалось «Лебединое озеро» Чайковского, и расценили это как признак особого отношения властей Поднебесной к российскому гостю. Вы согласны с таким мнением?

- На мой взгляд, каких-то уж совсем особых отношений между нашими странами саммит не продемонстрировал. Тем не менее для России отношения с Китаем являются стратегическими, в этом не может быть никаких сомнений. Это прозвучало на саммите, не раз об этом говорилось и прежде. Что касается Поднебесной, то недавно китайские коллеги мне рассказали, что внешнюю политику России там, как и в Европе, воспринимают как несколько непредсказуемую, но так было и раньше. Для Пекина развитие отношений с нашей страной  также стратегическая линия, поскольку противостояние Китая и США — объективная реальность и это будет продолжаться в течение довольно длительного времени. Сейчас Китай более активно стал проявлять интерес к решению сирийского кризиса, сирийской правительственной армии помогают китайские эксперты, в том числе военные. Однако нашим странам нужна более чёткая линия на сближение, пока что здесь недостаточно конкретики. Насколько эффективным будет наше сотрудничество, увидим по конкретным проектам как экономическим, так и военно-политическим.

Беседовала Ольга Шульга


Просмотров 2623

05.09.2016

Популярно в соцсетях