Рыба может не быть дешевой, но должна быть доступной

В отрасли ждут профильный закон о рыбохозяйственном комплексе

10.07.2021 00:00

Автор: Людмила Глазкова

Рыба может не быть дешевой, но должна быть доступной
  © WOJTEK JARGILO/ТАСС

Во второе воскресенье июля в нашей стране отмечается День рыбака. Он учрежден указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 мая 1965 года, а отмечают его не только порядка 140 тысяч рыбаков, но и инспекторы рыбоохраны, рыбоводы, ученые-ихтиологи, преподаватели профильных учебных учреждений, пограничники и любители-рыболовы — всего примерно около полумиллиона человек… Профессиональный праздник — повод не только поздравить виновников торжества, но и выяснить, почему дорожает рыба на российских прилавках.

Ловим немало, а едим меньше

Россия омывается 12 морями, принадлежащими трем океанам, и имеет одно внутреннее море. Поэтому о рыбаках снято немало замечательных фильмов и написано песен. Пахмутовскую «Звезду рыбака» пела вся страна. Моряков китобойной флотилии «Слава», возвращающихся из семимесячного промысла в Антарктике, встречали, как героев-космонавтов.

Отечественный рыбохозяйственный комплекс (РХК) — рыболовство, рыбоводство и рыбопереработка — оказывает мультипликативный эффект на смежные отрасли: от машиностроения до пищепрома, где занято еще порядка трех миллионов россиян. Вклад отрасли в бюджет государства — до трех миллиардов долларов в год. Кстати, в пандемию она единственная, кто не снизил, а увеличил свои налоговые отчисления. Это, конечно, замечательно, но потребителям от этого радости мало. Рыба стала дороговата.

Россия входит в глобальный топ-5 по объемам добычи водных биологических ресурсов. Основной объем вылова приходится на тресковые породы (треска, пикша, минтай, путассу, сайда). Кроме них, у нашей страны лидерские позиции по лососевым и сельдевым видам.

В СССР общий улов рыбы достигал 14 миллионов тонн, из них на долю РСФСР приходилось более восьми миллионов. Советский рыбопромысловый флот был первым в мире, а страна — второй рыбной державой. Рекордный для сегодняшней России улов 2018 года — 5,1 миллиона тонн.

В 2020 году добыто примерно столько же (4,97 миллиона тонн) рыбы. Такая же задача стоит и на 2021 год. Объем экспорта рыбы и морепродуктов составил 2,3 миллиона тонн, импорта — 0,44 тысячи.

Рыба — важная экспортная статья. К сожалению, основная ее часть вывозится как сырье низкой степени переработки, а затем почти половина ввозится обратно в виде продукции глубокой переработки. Таким образом, мы обеспечиваем рабочими местами и доходами не отечественных переработчиков, а зарубежных. Плюс повышаем цену продукта для населения.

Россияне традиционно любят рыбу. В морских регионах — морскую, в других — речную, допустим, линька, хариуса, тайменя, сома, щуку… В советский период отечественная свежемороженая рыба была дешевым продуктом массового употребления. По цене к мясу она относилась как 1 к 1,2. Сегодня — наоборот. Отсюда и снижение ее доступности.

Лукавые цифры

Во всем мире рыба на столе становится все более желанным продуктом. Это источник ценнейшего белка, а теперь еще и важный элемент здорового образа жизни. В 1990 году на россиянина приходилось примерно 24 килограмма рыбопродукции. Столько же (24,4) потребляется сегодня в развитых странах. В 2018 году Россия достигла среднедушевого потребления 22,1 килограмма и заняла пятое место в мире после Китая, Норвегии, Японии и США.

По цифрам все неплохо. Но действующий ориентир потребительской корзины — 18,5 килограмма, что в пересчете с сырья на «рыбу без головы и потрохов» — не более 14-15 килограммов. Так говорят эксперты Рыбного союза. При этом рекомендуемая учеными Федерального исследовательского центра питания, биотехнологии и безопасности пищи норма потребления — 23,7 килограмма. Как тут не запутаться?

Более того, Стратегия развития пищевой и перерабатывающей промышленности РФ от 2012 года замахнулась на достижение показателя 28 килограммов на душу к 2020 году. Он провален. Почему? У специалистов объяснение простое: от рыбы и морепродуктов потребители в случае снижения доходов отказываются в первую очередь.

Почему мы не достигли амбициозной цели? На этот вопрос нашему изданию глава Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев ответил вопросом: «Насколько корректно была поставлена задача? Это первое». А второе, считает он, — ситуация изменилась.

«Говоря о цене, не имеет смысла делать сравнения с советским периодом. И время другое, и страна, — констатировал депутат. — В СССР потреблялся большой объем рыбы из пресных вод — Волги, Байкала, других рек. Ныне какие-то из них стали маловодны и потеряли промышленный потенциал. Влияют и энергетика, и климатические катаклизмы, и экологическая среда. Да и Мировой океан переживает не лучшие времена, что сказывается на объеме вылова и популяции рыб».

Доставка — еще один фактор. Транспорт нынче исключительно дорог, отметил Николаев. «И наконец, выросла доступность международных рынков. Большие объемы вылова продаются рыбаками прямо с кораблей, без захода в родные порты. Все это отражается на цене рыбы и ее потреблении», — резюмировал он.

Тренд на глубокую переработку

«Наш человек привык кушать дешевую рыбу, — отметила член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель Приморского края Людмила Талабаева. — Мы ловили раньше намного больше, чем сейчас, и тот же минтай, народная рыба, стоил гораздо дешевле. Ныне остался не очень обширный ассортимент, хотя выбор и есть.

С другой стороны, не надо забывать, что прежде в магазины завозили рыбу в замороженных брикетах, которые разбивали о цементный пол. Теперь все чаще мы покупаем филе, а это уже дополнительная прибавочная стоимость. Переработанная, качественная, экологически чистая дикая рыба — товар не копеечный. В перспективе нас ждет все большее потребление рыбы глубокой переработки, которая стоит, конечно, дороже. Как в Японии, Корее, Китае, европейских странах и везде».

Рентабельность рыбного промысла — от 10 до 15 процентов, поэтому надо контролировать цепочку, по которой рыба проходит к прилавку. Если в ней десять посредников, это влияет на цену. Торговые наценки на народные продукты должны быть минимальны, говорит сенатор, а вот на семгу, форель, икру морского ежа, черную икру — выше.

«Цены зависят от переработки, от устаревшей материально-технической и технологической базы флота. Сейчас поставлена задача ее обновления, строительства судов не в Китае, а на российских верфях, — рассказывает Людмила Талабаева. — Мы ввели инвестиционные квоты, три четверти которых распределяется под строительство судов, а четверть — создание перерабатывающих предприятий».

Квоты позволили высвободить средства для обновления флота, соглашается Николай Николаев, но механизм их сработал не так хорошо, как ожидалось. Правительство декларирует достаточно большие меры по обновлению флота, закладке новых кораблей, но среди участников рынка мало тех, кто был бы доволен сегодняшней ситуацией. Не считая очень крупных производителей. По-прежнему легче и надежнее купить иностранное судно, чем наше. Так что здесь предстоит еще многое сделать.

Модернизация материально-технологической базы

Нужны корабли, нужны холодильники с мгновенной заморозкой продукта до минус 30. Дальний Восток, где добывается до 70 процентов всех водных биоресурсов, остается рыбной житницей страны. К слову, большая часть российского улова вывозится в Китай и после переработки частично реэкспортируется в РФ.

«Для перевозки рыбы в центральную часть России требуются контейнеры с 30-градусной заморозкой: при минус 15 продукция «плывет». У железных дорог должны быть хорошие платформы — специальные вагоны, а доставка по Севморпути невозможна без мощных ледоколов, — перечисляет Людмила Талабаева. — Вот такой комплексный подход требуется».

«Вопрос стоит не о снижении цены на рыбу, а о том, все ли сделало наше государство для повышения доступности рыбы на внутреннем рынке? Он актуален, его надо обсуждать и находить решения», — считает Николай Николаев.

С точки зрения депутата, было бы правильным заниматься не только крупным промыслом, а прежде всего создавать условия для прибрежного лова и развития небольших рыболовецких артелей.

Николай Николаев © Игорь Самохвалов / ПГ

Они больше заинтересованы в сохранении конкретных клиентов и покупателей, у них другая логистика и другие проблемы, связанные с реализацией, в частности вхождением в торговые сети. Совершенно очевидно, что привоз рыбы из соседней реки в том же регионе в магазин — не то же самое, что ее доставка в Москву через сеть супермаркетов и крупного ретейла.

Абсолютный приоритет — развитие аквакультуры

«Итак, за счет чего же увеличивать потребление? Вряд ли стоит это делать за счет наращивания вылова в Мировом океане», — полагает Николай Николаев. Абсолютно прио-ритетным направлением в рыбной отрасли, убежден он, должно стать развитие аквакультуры.

Мировые лидеры здесь — страны Азии. На Китай приходится 89 процентов глобального производства продуктов аквакультуры. У нас этот сектор, по сути, в зачаточном состоянии, хотя в России рыбу разводили еще со времен Петра Первого.

Госдума седьмого созыва приняла немало законов в поддержку этой сферы, но по-прежнему получить под аквакультуру соответствующие участки — исключительно сложно, сожалеет депутат. Много бюрократических барьеров, есть вопросы с финансированием, недостает заводов по выращиванию рыбных мальков. Все это тормозит освоение предпринимателями данного бизнеса.

«В России слабо развивается аквакультура, — подтверждает председатель Рыбного союза (некоммерческого объединения производственных и перерабатывающих предприятий в сфере рыбного хозяйства) Александр Панин. — Мировое потребление ее продуктов уже превышает 55 процентов от общего объема потребления рыбы и морепродуктов, у нас этот показатель ниже пяти процентов. Мы от мировых тенденций отстаем изрядно».

Аквакультура 

Объем продукции в 2020 году — 329 тысяч тонн (+14 процентов к 2019 году). По программе инвестиционных квот (с 2018 года) построено 5 судов, 19 береговых заводов на Дальнем Востоке и Севере России общей мощностью 650 тысяч тонн. В стадии строительства — 33 судна, из них 19 судов спущены на воду. В планах к 2026 году: 5 береговых заводов и 7 судов. Источник — частные инвестиции.

Иного пути у человечества нет. Менее чем за полвека доля морских рыбных запасов, эксплуатируемых в пределах уровня биологической устойчивости, сократилась на треть.

Если вернуться к причинам снижения потребления россиянами рыбы, то сами отраслевики видят здесь целый ряд объективных факторов. Первый — ценовой, констатирует Александр Панин. Население планеты увеличивается, а вылов дикой рыбы держится практически на одном уровне как минимум с 1985 года, по данным ФАО. Естественно, что дикая рыба дорожает на мировых рынках. Учитывая ослабление российской валюты, неудивительно, что темпы внутренних цен в РФ опережают рост цен на иные белковые продукты — мясо, курицу, индейку. Второй фактор — изменение вкусовых предпочтений населения, особенно у молодежи.

Повестка для законодателей

Еще одно узкое место — отсутствие крупных современных перерабатывающих рыбокомбинатов в сегменте замороженной рыбы. Как следствие — низкое качество коммуникаций с федеральной розницей, низкое качество продукции на полках магазинов, небольшой ассортимент, высокие цены, констатирует Александр Панин.

Ценовое регулирование — это точно худшее, что можно придумать в условиях рыночной экономики, убежден глава Рыбного союза. Увеличение вылова, по его мнению, возможно практически только за счет ресурсов международных квот и через строительство экспедиционного флота. Это дорого и небыстро, но шаги в этом направлении делаются.

Совершенно очевидна необходимость поменять государственный подход к рыбохозяйственному комплексу, считает специалист. Пора перейти от регулирования исключительно рыболовства и первичной переработки к комплексному выстраиванию отрасли. Речь о логистике, хранении, по-настоящему глубокой переработке, каналах реализации, науке и маркетинге.

Кроме того, есть и нерешенные законодательные проблемы, подчеркивает Александр Панин. Начиная с отсутствия закона о рыбохозяйственном комплексе и заканчивая вопросами некорректного регулирования в техническом регламенте Таможенного союза, избыточными административными барьерами, дублированными контрольными функциями Роспотребнадзора и Россельхознадзора.

«Действительно, сейчас над рыбаком слишком много надзирающих органов — Ростехнадзор, Россельхознадзор, пограничники, таможня. Надо дать ему возможность работать спокойно, — поддерживает эксперта Людмила Талабаева. — Считаю, что рыба для России — стратегический продукт, такой же важный, как хлеб, и ее производство требует аналогичного внимания и поддержки».