Тепло придёт из единой организации

Грядет очередная реформа коммунального хозяйства

Тепло придёт из единой организации  

Правительственные поправки в закон о теплоснабжении выходят на финальную стадию обсуждения в Госдуме. Принятие этого документа станет началом реформирования  системы теплоснабжения в стране. Ещё недавно законопроект вызывал много споров в Госдуме и Совете Федерации. Сегодня компромисс достигнут: реформа не будет насаждаться сверху. 

Реформа нужна и отрасли, и потребителям

На первый взгляд проблемы в теплоснабжении схожи с подобными проблемами в других отраслях ЖКХ. Изношенное оборудование ТЭЦ,  плохое состояние сетей, которое приводит к серьёзным (до 30 процентов) потерям тепла при транспортировке,  и  наконец нехватка бюджетных средств для того, чтобы всё это запущенное хозяйство привести в порядок. Однако есть в отрасли  и свои особенности. Оказывается, старенькие ТЭЦ  работают вполсилы  не потому, что оборудование не позволяет, — просто не нужно сегодня потребителям столько тепла.  Строились ТЭЦ под советские схемы теплоснабжения, когда с жилыми кварталами соседствовали крупные промышленные предприятия. А сегодняшний потребитель — это в основном жилой сектор. И потому  тепла требуется в десятки раз меньше промышленных объемов.  Правда, и ответственность здесь выше. Если в мороз люди остаются без тепла или температура в квартирах ниже нормы (а такую картину мы с наступлением холодов уже наблюдали в ряде регионов), то рассерженные граждане идут жаловаться в мэрию или к губернатору. В общем, выставляют жирный минус работе региональной власти, который накануне выборов может сыграть роковую роль. 

 Поэтому в муниципалитетах задумались и нашли выход — надо свои котельные строить. Это позволяет избежать потерь тепла при транспортировке, котельные, как правило, максимально приближены к потребителю, да и отвечать за свою котельную легче, чем за огромную, отстоящую за многие километры ТЭЦ. В результате, по данным Минэнерго, за последние  пять лет построено около  шести тысяч  муниципальных котельных. И все они «отщипывают» объёмы тепловой генерации у тепловых станций.  «Сегодня ТЭЦ загружены всего на 75 процентов и работают в неэффективном режиме», — сетует заместитель министра энергетики Вячеслав Кравченко. 

Тепло, поставляемое ТЭЦ, пусть с потерями и прочими издержками, в большинстве случаев для потребителя дешевле, чем тарифы муниципальных котельных. Разница может быть значительной даже внутри одного города.

Спор о том, кто сегодня — небольшие котельные или крупные ТЭЦ — более ценен для системы теплоснабжения  в самом разгаре. Интересы обеих сторон в нём вроде бы понятны. Но насколько споры отраслевиков и чиновников затрагивают интересы рядовых потребителей? Оказывается — очень даже затрагивают. Дело в том, что тепло, поставляемое ТЭЦ, пусть с потерями и прочими издержками, в большинстве случаев для потребителя дешевле, чем тарифы муниципальных котельных. Разница может быть значительной даже внутри одного города. «Получается замкнутый круг, — свидетельствует Вячеслав Кравченко, — граждане вынуждены сегодня платить за тепло  больше, потому что мы не можем наладить нормальную работу ТЭЦ, по причине отсутствия частных инвестиций в эти объекты».  В Минэнерго видят выход из сложившейся ситуации в создании региональных Единых теплоснабжающих организаций (ЕТО), которые сосредоточат в своих руках всю ответственность за поставки тепла. Собственно, это и является основной новеллой правительственных поправок в закон о теплоснабжении. Если поправки примут, на законодательном уровне будет фактически прописана монополия  ЕТО. 

«Монополия ЕТО означает, что созданная организация будет отвечать  абсолютно за всё — от лопнувшей трубы до кочегара, который запил и не выходит на работу. Именно такую ответственность предусматривает договор, который потребители будут заключать с организацией напрямую.  Но будут у ЕТО и права — например, принимать решение о взаимодействии с тепловыми сетями, о дозагрузке мощностей и так далее.  Это логично, поскольку ЕТО несёт финансовую ответственность за исполнение обязательств перед местной властью и потребителем», -  объясняет Вячеслав Кравченко. Таким образом, в ходе реформы главную роль на рынке теплоэнергии станут играть Единые теплоснабжающие организации с опорой на ТЭЦ.  Такая централизация,  по утверждению Минэнерго, обеспечит стабильность в отрасли и позволит надеяться на приток частных инвестиций. При этом, по заверениям чиновников, выиграет не только отрасль, но и потребитель. Для него вводится новая система расчета стоимости тепла по методу «альтернативной котельной».

За основу новой системы расчета берется стоимость тепла, поставляемого котельной, мощностью 10 гигакалорий в час (такой мощности хватает для отопления примерно одного квартала многоэтажной застройки).  В новой формуле   учитывается вид топлива, на котором работает котельная, сейсмичность района, этажность домов. И если сегодня   цена на тепло определяется, исходя из издержек, которые несёт каждая теплоснабжающая организация, то цена «альтернативной котельной» установит некую планку цены, которую нельзя будет превышать, а кроме того, будет оставлена возможность  продавать тепло потребителям по цене ниже установленного предельного уровня. «Потребитель будет защищён намного лучше, чем сегодня, прежде всего потому, что будет установлена граница предельной цены, которую  нельзя будет изменять. В итоге цены стабилизируются, причем для части потребителей они либо снизятся, либо их рост остановится», — рассказал Вячеслав Кравченко.

Специалисты, впрочем, задаются вопросом, какие резервы позволят ЕТО удерживать низкую цену на поставляемое тепло.  В ответ чиновники объясняют, для ЕТО будет установлена на государственном уровне иная, более низкая, норма доходности. Она позволит  вернуть инвестиции за 10 лет. При этом  инвесторы небольших котельных  не имеют таких «длинных денег». Они   чаще всего рассчитывают на возврат своих вложений в течение короткого срока — от трёх до пяти лет. Однако эта логика убеждает далеко не всех экспертов.

Так вырастут ли тарифы?

Член рабочей группы «Качество повседневной жизни», входящей в  ОНФ, Валерий Гальченко  называет создание  Единых теплоснабжающих организаций «тривиальным рейдерством».

«При этом рейдерские захваты собираются осуществить с использованием государства», — настаивает Валерий Гальченко. Он считает, что монополизм ЕТО на рынке теплоснабжения нужен для передела рынка, в интересах новых хозяев.   Гальченко напомнил, что всего три года назад шла активная компания по передаче мини-котельных в концессию. «Теперь начинается обратный процесс, и это не может не привести к росту тарифов для населения», — констатирует эксперт. Он считает, что когда рынок окажется «зачищен» от конкурентов, ничто не помешает монополисту поднимать тарифы.

«Нам говорят, что альтернативная котельная — это этакий эталон расчёта стоимости. Так вот, есть опасения, что с помощью этого эталона можно будет оправдать любое повышение тарифа. Сначала тариф будет рассчитан с занижением, чтобы с рынка стали уходить частные котельные, которые держать эту цену не смогут, а потом, когда весь рынок окажется в руках монополиста, тариф снова поднимут, опираясь опять же на расчётные показатели альтернативной котельной», — предположил Валерий Гальченко.

В Минэнерго относительно возможного повышения тарифов в результате появления на рынке ЕТО дают сдержанные комментарии, но не отрицают, что в ряде регионов это повышение действительно произойдёт, хотя проходить будет постепенно.

Чиновники умалчивают, что тариф в каждом конкретном регионе будет зависеть от технического состояния местных теплосетей, а оно в большинстве регионов плачевное.

А вот согласно расчётам, приведённым в исследованиях  Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий,   в ряде регионов рост тарифов может быть значительным. Так, для покрытия расходов, связанных с переходом на новую систему теплоснабжения,  Пермскому краю понадобится дополнительно 1 миллиард 239 миллионов рублей, Бурятии — 1 миллиард  500 миллионов рублей,  Самарской области — до 3 миллиардов 800 миллионов рублей.

«Чиновники умалчивают, что тариф в каждом конкретном регионе будет зависеть от технического состояния местных теплосетей, а оно в большинстве регионов плачевное. Например, в Удмуртии износ составляет уже сегодня 70 процентов», — замечает директор Института  проблем ценообразования и регулирования естественных монополий, Илья Долматов.  По его словам, очевидно, что региональная ЕТО, которая, по сути, является коммерческой организацией,  будет подходить к установлению тарифов для населения более жёстко, чем региональные  власти, в чьём ведении сегодня находятся тарифы на теплоснабжение. 

Монополизм ЕТО кажется неуместным в системе рыночных отношений и заместителю председателя Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Павлу Качкаеву. Он напоминает, что изначально  с экспертами обсуждался несколько иной вариант реформы в отрасли. В концепции того документа значилось, что введении ЕТО остаются только теплосети, а вот объекты генерации (ТЭЦ и котельные) будут свободно конкурировать.

В Минэнерго на это отвечают, что концепция была впоследствии изменена, так как данная схема «не получила технико-экономического обоснования». Вместе с тем возможности для компромисса в ходе реформы теплоснабжения по-прежнему остаются.

Возможности для компромисса есть

Не допуская конкуренции с ЕТО на рынке тепла в Минэнерго вместе с тем считают, что сами системы вполне могут конкурировать. То есть решение о том, создавать ли в регионе ЕТО или оставить все по-прежнему будут принимать региональные и муниципальные власти. «Переход регионов на новую систему теплоснабжения  будет добровольным и постепенным, исходя из практической необходимости», — замечает Вячеслав Кравченко. Стоит напомнить, что создание ЕТО идёт с 2013 года как в крупных городах, так и в поселениях с небольшой численностью населения. ЕТО уже работает  в Москве, Санкт-Петербурге и так далее.

«Уже получено согласие местной власти на создание ЕТО в Татарстане, Красноярске, Алтае, Тамбове,  Московской области. Другие взяли паузу, чтобы оценить, как система приживётся у соседей», — сообщают в Минэнерго.  По  мнению сторонников реформы, во всех городах 500-тысячниках новую систему можно  смело применять.  Что же касается небольших населённых пунктов, где иногда одна-единственная муниципальная котельная, то местной власти нужно будет принять решение. Если они сочтут необходимым перейти на расчёт цены по методу альтернативной котельной, то  единственная имеющаяся в селе котельная и станет такой ЕТО для своего поселка. А если решение муниципалитета будет иным, то всё вообще останется по-старому. «Необходимо понимать, что ЕТО — это не какая-то новая структура, которую придётся создавать с нуля. Эти организации уже существуют повсеместно в соответствии с действующим законодательством. ЕТО — это владельцы, как правило, наиболее крупных по стоимости активов объектов теплоснабжения. В городах это чаще всего ТЭЦ или теплосети. Таким образом, ЕТО уже существуют, но сегодня они не имеют тех полномочий и обязанностей, которыми предполагается их наделить в ходе реформы», — комментирует Вячеслав Кравченко.

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по региональной политике Степан Киричук также считает, что к эксперименту надо приступать, заручившись согласием местных властей. «То, что нужно переходить повсеместно к централизованному теплоснабжению,  - это правильно, и позиция Минэнерго совершенно обоснованная, — замечает он, — другое дело, что нужно предусмотреть какую-то программу, что теперь делать с муниципальными котельными, которые останутся без работы. И эти вопросы, а также вопросы осуществления контроля за тарифами на тепло должна решать местная власть».

Сегодня законопроект о реформе в теплоснабжении готов ко второму чтению в Госдуме. А значит, первые результаты эксперимента, проводимого в теплоэнергетике, мы увидим совсем скоро.



Автор: Алексей Никишин

Просмотров 874

12.04.2017

Популярно в соцсетях