Предприятие народное — дело благородное

В КПРФ намерены внести изменения в законодательство, облегчающие развитие народных предприятий

Предприятие народное — дело благородное

Фото Натальи Львовой/ТАСС

Увеличение количества так называемых народных предприятий выбрано основным приоритетом антикризисной программы КПРФ. Об этом было объявлено на состоявшемся в минувшие выходные пленуме Компартии. Как оказалось, народные предприятия существуют, и их экономические показатели весьма неплохие. Однако остаются нерешёнными два главных вопроса: почему их так мало и что сегодня мешает их развитию.

 

«Островки стабильности на фоне шторма»

«Народные предприятия сегодня — лишь отдельные островки в российской экономике. Но это островки развития и стабильности на фоне шторма» — сказал лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Все они являются закрытыми акционерными обществами. В их числе, например, асбоцементный комбинат «Знамя» в Свердловской области, Набережночелнинский картонно-бумажный комбинат имени С.П. Титова, агрохолдинг «Звениговский» в республике Марий Эл, колхоз «Терновский» в Ставрополье… Всего в стране действуют около пятидесяти народных предприятий. Немного, но успехи впечатляют. Добрых слов в адрес этих организаций было сказано на партийном пленуме немало (о том, к примеру, как хорошо, когда  работник народного предприятия одновременно является производителем и акционером, и в его руках находятся управление, владение и распоряжение собственностью). Но лучше всего убеждали цифры. Скажем, средняя зарплата в ЗАО «Совхоз имени В.И. Ленина» в Подмосковье превысила 70 тысяч рублей. В Ставропольском агрохолдинге она — 40 тысяч, при этом производительность там в 4-5 раз выше, чем у соседей. А островками в экономике народные предприятия остаются благодаря непростой судьбе закона об их создании.

По инициативе КПРФ  в 1998 году (у коммунистов в парламенте тогда были очень сильные позиции) был принят закон «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)». Согласно документу, более 75 процентов уставного капитала народного предприятия должны принадлежать его труженикам.  Это исключало концентрацию акций в руках узкого круга акционеров. Один работник не мог владеть акциями, номинальная стоимость которых превышает 5 процентов уставного капитала.  Таким образом, количество принадлежащих работнику акций влияет практически только на размер дивидендов и на размер «выходного пособия» при увольнении, а само по себе количество акций, принадлежащих акционеру, зависит в основном от его личного трудового вклада. Понятия «контрольный пакет», «крупные акционеры», «мелкие акционеры», «скупка акций» и т.д. здесь практически отсутствуют, поскольку голосование по важнейшим вопросам осуществляется по принципу: один акционер — один голос (в корпорациях голосование принципиально другое: «одна акция — один голос»).   Размер оплаты труда генерального директора строго ограничен и привязан к среднему окладу работника. На практике он не может превышать его более чем в десять раз. Принятие законопроекта шло очень непросто: тогдашний президент Ельцин, увлечённый либеральными рыночными идеями, усмотрел в законопроекте попытки протащить социалистическое прошлое и был решительно против. В итоге законопроект всё-таки появился, но в него были вписаны значительные ограничения, которые и не позволяют народным предприятиям возникать массово. Так, например, в действующем законе записано, что  «народное предприятие можно создать только путём преобразования из коммерческой организации, работникам которой принадлежит более 49% уставного капитала этой организации». Также  запрещается  создавать народные предприятия путём преобразования государственных или муниципальных унитарных предприятий.  Именно эти ограничения и являются основным тормозом на пути создания народных предприятий. Коммунисты полны решимости законодательные «рогатки» убрать.

Им никто не мешает, а роста нет

«Судя по настрою коммунистов, они считают, что развитие народных предприятий добавит им голосов на выборах», — замечает политолог Сергей Черняков. Однако, по его мнению, здесь перепутаны причина и следствие. Народные предприятия будут развиваться только в том случае, если к власти придёт коммунистическое Правительство. Сейчас их развитие невозможно. Закон не позволяет делать это в массовом порядке. 

Есть и экономические причины: народные предприятия страдают сегодня даже больше обычных из-за отсутствия длинных денег. Частный инвестор относится к ним с большим недоверием, и эта позиция вряд ли изменится при существующей законодательной базе. «Поэтому надеяться, что нынешнее Правительство вдруг изменит законодательство в угоду народным формам собственности, не приходится», — считает политолог.

Не видит особых перспектив народных предприятий и профессор Высшей школы экономики Владимир Исаков: «Закон 1998 года принимался при серьёзном противодействии Чубайса. Главный приватизатор страны говорил, что с этими промышленными колхозами надо заканчивать». Поэтому подход к такой форме собственности, по мнению Исакова, был изначально как к промежуточной стадии хозяйствования.

Кроме того, профессор отмечает, что, несмотря на наличие народных предприятий в США, Испании, Финляндии и других странах, их количество в мире всё же невелико. Причину он видит в том, что руководство бизнесом сейчас требует оперативных и рисковых решений. «И такому подходу форма управления народными предприятиями совершенно не отвечает», — говорит Исаков. При этом он считает, что достижения народных предприятий неоспоримы: «Они будут возникать и впредь, если будет появляться сильный лидер, объединяющий коллектив, но массовым это явление никогда не станет. Этот процесс не может развиваться сам по себе. И об этом говорит тот факт, что сегодня народным предприятиям вроде бы никто не мешает, но их численность не растёт».


Просмотров 979

28.03.2016

Популярно в соцсетях