Нет места радости, но есть место победе

01.03.2022 10:21

Военное противостояние и политическая борьба всего лишь бледное отражение борьбы в мире идей. Взвешенно оценить текущие события на Украине можно будет только после их завершения, но показать их причины можно уже сейчас, потому что они вытекают из идеологических событий последних десятилетий.

Конфликт на Украине — глобальный. Он имеет мировые причины и будет иметь мировые последствия.

Западный мир вплотную подошел к необходимости собственной Перестройки вслед за социалистическим блоком, однако не решается ее начать. Причины — скованность действий западных мыслителей и политиков либеральной идеологической инфраструктурой. И как следствие, отсутствие идейного пространства для каких бы то ни было реформ. Живая мысль на Западе развивается пока преимущественно на «кухнях» и в «подполье», как в позднем СССР. Маргинализация свободной мысли на Западе ведет к тому, что она создает сильнейшее вакуумное давление внутри либерализма.

Напряжение либеральной системы выводит ее из состояния равновесия: западный нацизм (Брейвик) и западный коммунизм/марксизм (BLM) — являются формами радикального либерализма. Эти два органичных модуса либерализма создают смертельную спираль саморазрушения как социально-политической, так и нравственной жизни людей. Наиболее самоотверженная и любящая свою цивилизацию часть западных элит начинает поиск глубинных связей своей культуры с первоначальным («аутентичным») христианством, чтобы восстановить этот фундамент. Но пройти «узкими вратами», не впадая в нацистское и левацкое антихристианство, трудно, так как для западного человека это означает не только готовность встретить репрессии, но и провести глубинную делиберализацию (по аналогии с денацификацией) своей латинской культуры как таковой. Это пугает западного человека сильнее, чем любые проявления либерального радикализма. Язычники в первых веках примерно так же боялись появления христианства.

Либерализм по своей природе неразрывно соединен с нацистским образом мысли (на Западе в этих случаях используют понятие «расизм»). В его корневой основе частичное, но устойчивое поражение западной культуры богословским дуализмом, делящим мир на центр и периферию: суверенные государства и колонии, людей и особей, глобальный «запад» и глобальный «восток».

Как единый организм, либеральный мир стремится компенсировать свою болезнь поражением и уничтожением периферии. Переломный момент в либеральной идеологической системе произошел во время двух мировых войн (Гитлер по инерции применил к Европе этот дуалистический подход, который ранее можно было применять только к колониям). После этого система вошла в фазу самоотрицания. Чтобы выжить, она начала атаковать саму себя, началось хроническое аутоиммунное заболевание: продуцируемый либерализмом нацизм стал экспортным продуктом, а неомарксизм стал своеобразным антибиотиком для центра, убивающим не только зараженные клетки, но и здоровые. «Новые левые» на Западе и новая антихристианская этика являются условием для постоянного экспорта нацизма (расизма, фашизма и прочего человеконенавистничества) на периферию. Запад создает ойкумену, горизонты которой должны заливаться жертвенной кровью, а сам пребывает в подавленном обезболенном состоянии нравственного безразличия. Живое тело с умирающей душой.

Компрадорские (посредники в интересах глобального центра) либеральные элиты в периферии, к которой относятся Россия и Украина, принимали этот нацизм и с разной степенью успешности распространяли его у себя в регионах. То, что Навальный начинал как «русский националист», является не исключением. Лозунг «Россия для русских» — благословлен либеральной инфраструктурой в России и на Западе. То же на Украине: местные ультразападники и либеральная интеллигенция методично взращивали украинский нацизм, делая его позволительным и респектабельным.

Денацификация, какая бы они ни была, состоятельна только параллельно с делиберализацией, так как любое «следствие» не преодолимо без преодоления «причины».

В стратегической перспективе действия России единственно возможные и правильные. Добиться мирного сосуществования можно было мягко, бескровно и без каких-либо военных действий только в том случае, если бы либерализм не парализовал Россию в 1990-х, если бы СССР удалось оторваться от внутреннего глубинного либерал-модернизма и встать на традиционалистские рельсы без буферной эпохи либерализма. Ответственность за кровь погибших и раненных в ходе текущей военной операции лежит, в том числе, на «смотрящей» либеральной «партии» в России, которая исправно применяла весь арсенал колониальных инструментов на территории своей ответственности, в том числе активно поддерживала майданную русофобию на Украине, в Белоруссии и в самой России все постсоветские годы. «Покаяние» и «стыд» (не за себя) — это лишь технологические инструменты этой «партии», цель которой погасить любое нелиберальное инакомыслие, заставить людей бояться высказываться.

Точно так же ответственность за гражданскую войну после 1917 года лежит в значительной степени на дореволюционной демократической интеллигенции, которая эту войну не начинала лишь формально.

Нынешние действия России — это, во-первых, осознанный бунт против либеральной парадигмы, локальное разрушение центр-периферийных отношений; это новая фаза мирового антилиберального движения, цель которого остановить практику «сакральной жертвы», приносимой во имя продления западной агонии. Создать условие, при котором конец мира отодвигается. При этом отодвигается для всех сторон противостояния. Во-вторых, это защита русских людей на западных землях исторической России, чью жизнь и культуру никто никогда не защитит, кроме нас, это подавление легализованной русофобии как устоявшегося мирового явления.

События на Украине — трагедия, как и любые военные действия. Здесь нет места радости, но есть место победе. Победе над поздним либерализмом, который обслуживается на Украине либерал-нацистской идеологией.

Это тот случай, когда дальнейшее бездействие России было бы историческим преступлением. Ждем победы и молимся о мире.