Ядерная медицина в России: успехи и проблемы отрасли

Решение актуальных задач радионуклидной терапии обсудили в Клубе экспертов Росатома

19.12.2023 18:22

Автор: Ксения Суворова

Ядерная медицина в России: успехи и проблемы отрасли
  © atommedia.online

Ядерная медицина ассоциируется главным образом с диагностикой и лечением онкологических заболеваний, однако на самом деле ее применение гораздо шире. Более 50% радионуклидных исследований приходится на кардиологию и неврологию. Как развивать данный раздел медицины, в чем его преимущество и как России достичь полного технологического суверенитета в этой области, обсудили на стратегической сессии. Экспертами выступили генеральный директор дивизиона «Технологии здоровья» Госкорпорации «Росатом» Игорь Обрубов, генеральный директор Федерального научно-клинического центра медицинской радиологии и онкологии ФМБА России Юрий Удалов, директор Инженерно-физического института биомедицины НИЯУ МИФИ Александр Гармаш и другие.

Ядерная медицина сегодня находится в числе самых перспективных направлений здравоохранения, однако уровень ее развития в России пока еще не позволяет полностью обеспечить технологический суверенитет в этой области. Несмотря на то что СССР был одним из лидеров этого направления медицины, несколько предыдущих десятилетий оно находилось в упадке. С 2011 года количество отделений радионуклидной диагностики сократилось с 313 до 154, а около 10% населения нашей страны сегодня просто не имеет доступа к исследованиям данного типа. При этом востребованность таких методов остается на крайне высоком уровне. «Количество радионуклидных исследований и процедур в терапии с каждым годом растет, в нашем центре их количество составляет порядка 9000 в год», — сказал заведующий отделением радионуклидной диагностики «МНИОИ им П.А. Герцена» Алексей Леонтьев.

Игорь Обрубов также согласился, что развитие отрасли есть, однако существует и заметное отставание от зарубежных стран: «Несмотря на некоторые заметные улучшения, у нас есть сложности, связанные с доступностью ядерных методов лечения, которые видны из статистики. Для использования радиофармпрепаратов нужны «горячие койки». В России при населении порядка 150 миллионов человек доступно всего 220 таких коек, а в Германии с населением 84 миллиона человек — 750. Такая ситуация сложилась именно потому, что в нашей стране ядерная медицина направлена лишь на нужды онкологии, а в зарубежных странах она используется для диагностики и лечения кардиологических, эндокринных и неврологических заболеваний».

В свою очередь, заведующий клиникой ядерной медицины ФГБУ «Российский научный центр рентгенорадиологии» Министерства здравоохранения России Дмитрий Фомин отметил, что ситуация в отрасли сегодня сильно отличается от той, что была более 20 лет назад. «В 1999 году у нас было всего два отделения радионуклидной терапии на всю страну — из-за чего образовывались трехлетние очереди, в применении было всего два радиофармацевтических терапевтических препарата, а 75% оборудования имело срок службы более 12 лет. Сегодня все эти аспекты улучшены в разы. У нас есть передовые технологии, функционируют крупные центры радионуклидной терапии, среди которых даже появилась конкуренция», — сказал Дмитрий Фомин.

Для того чтобы развитие отрасли продолжалось, по словам Фомина, фокус внимания не должен оставаться лишь на онкологической диагностике и лечении. «Радиофармацевтическая промышленность не может развиваться на должном уровне, не имея рынка сбыта. Для успешного развития всей ядерной медицины нам необходимо придерживаться устоявшейся во всем мире пропорции, когда половина радионуклидных исследований и лечения отводится на онкологию, а вторая — на кардиологию и неврологию», — заключил эксперт.

Над тем, чтобы изменить сложившуюся в ядерной медицине ситуацию, в России работает большое количество институтов, научных организаций, в том числе Росатом, который является абсолютным лидером в производстве медицинских изотопов, входя в топ-5 мирового рынка этой продукции и являясь абсолютным мировым лидером по номенклатуре производимых изотопов. Как отметил Игорь Обрубов, за последние два года Росатом сделал серьезные шаги в развитии отрасли: «Мы стали комплексным помощником государства в лечении социально значимых заболеваний методами ядерной медицины. Выйдя на прямое взаимодействие с Минздравом, Минпромторгом и ФМБА, мы совместными усилиями ускорили достижение самых актуальных задач отрасли. Мы активно выпускаем самые популярные радиофармпрепараты, поставляем отдельные элементы для развития ядерных аптек в федеральных центрах, а до 2030 года планируем открыть 5 центров радионуклидной терапии. Кроме того, Росатом реализует сегодня знаковый для развития ядерной медицины проект — строит крупнейший в Европе завод по производству радиофармпрепаратов. Его продукция начнет выпускаться с 2025 года и позволит полностью удовлетворить потребности российских врачей и пациентов».

Несмотря на то что ядерная медицина в России была импортозависимой отраслью не один год, уже сегодня активная работа научного сообщества позволила стране уменьшить масштаб этой проблемы. «Отечественные разработки ни в чем не уступают зарубежным. В России всегда было много ученых с прекрасными идеями, которые сейчас мы должны просто внедрить. Мы уже импортозаместили препарат радиохлорид, сделав его из российского реакторного сырья, а теперь проводим исследования по расширению показаний к применению препарата. Более того, с точки зрения химической чистоты отечественный радиохлорид ничем не отличается от зарубежных разработок и имеет меньшую частоту побочных эффектов», — сказал Юрий Удалов.

Немаловажным в решении задачи импортозамещения является наличие квалифицированных кадров. Дмитрий Фомин отметил, что в России с этим существуют некоторые сложности: «Согласно нашим опросам, 65% радиологов в России не умеют работать с поперечными срезами, то есть объемные изображения в качестве интерпретации состояния организма для них не информативны». Игорь Обрубов также подтвердил, что сегодня в отрасли ядерной медицины существует кадровый голод, который Росатом пытается преодолеть совместно с лучшими высшими учебными заведениями страны. «Мы сегодня вынуждены обращать особое внимание на обучение специалистов узкого профиля, так как наша отрасль подразумевает как глубокую академическую подготовку, так и большое количество практики», — отметил эксперт. Для того чтобы студенты профильных вузов не просто погружались в теорию, но и были заняты в решении актуальных задач отрасли, Росатом продолжает активное взаимодействие с учебными организациями. Госкорпорация размещает заказы на разработку отдельных компонентов сразу в нескольких учебных учреждениях. Так, например, в НИЯУ МИФИ студенты работают над ускорителем, а МФТИ занимается разработкой компонентов для МРТ.

По мнению Алексея Леонтьева, немаловажным для развития ядерной медицины является упрощение процедуры регистрации препаратов: «На сегодняшний день в нашей стране в государственном реестре лекарственных средств зарегистрировано не так много радиофармпрепаратов, в связи с этим у нас возникают сложности. На мой взгляд, необходимо упрощение правил для применения новых радиофармпрепаратов хотя бы для национальных медицинских исследовательских центров, так как они обладают всей необходимой материально-технической базой и высококвалифицированными специалистами».

Также для активного развития ядерной медицины эксперты отмечают необходимость медицинских работников, научных институтов и федеральных ведомств сотрудничать, не теряя принципов здоровой конкуренции. «В прошлом году мы собрали команду единомышленников из стран БРИКС в области ядерной медицины и выступили с инициативой создать рабочую группу в рамках формата «БРИКС плюс» для развития этой отрасли. В следующем году мы проведем не менее четырех совместных мероприятий для обмена новыми разработками и решениями, а также для обсуждения способов дальнейшего развития», — заключил Игорь Обрубов.

Читайте также:

• Полина Лион: «Востребованность технологий Росатома для решения климатических задач растет»

Правда за нами