Пенсионный возраст

НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ

Злостных должников предлагают привлекать к уголовной ответственности

Что ещё нужно сделать для более эффективной работы Федеральной службы судебных приставов?

Злостных должников предлагают привлекать к уголовной ответственности

Фото: Пресс-служба ФССП

В прошлом году в работу Федеральной службы судебных приставов (ФССП) было принято более 60 миллионов исполнительных производств — это на шесть миллионов больше показателя в 2016 года и почти на 15 миллионов — 2015 года. В результате на каждого пристава сегодня приходится примерно 3600 исполнительных производств. С такой нагрузкой сотрудники ФССП справляются успешно.

Правовой нигилизм нарастает

По сравнению с 2016 годом количество производств, требования по которым исполнены, возросло на 57 процентов, а общая сумма взысканий за прошедший год составила почти 664 миллиарда рублей, из них свыше 215 миллиардов было перечислено в консолидированный бюджет Российской Федерации. Тем не менее пропорционально увеличению количества исполнительных производств растёт и количество должников, избегающих обязанности по погашению долга. Одна из причин подобной динамики — отсутствие уголовной ответственности для физических лиц за неисполнение судебных решений.

Дмитрий Аристов в Совете Федерации. Фото: ПГ / Игорь Самохвалов

«Ответственность для организаций установлена статьёй 315 Уголовного кодекса. А что касается граждан, то такой уголовной ответственности не установлено, поэтому, к сожалению, превентивного характера воздействия уголовно-правовой нормы сейчас нет, что порождает нигилизм в сфере исполнения судебных решений», — пожаловался директор ФССП Дмитрий Аристов, выступая 11 апреля в рамках «правительственного часа» на пленарном заседании Совета Федерации. В качестве решения проблемы он предложил активнее применять к должникам комплекс мер исполнительного воздействия, включая «административную и уголовную юрисдикцию там, где это возможно», осуществлять розыскные мероприятия и повышать эффективность деятельности службы с помощью современных технологий.

Виновник должен быть наказан

Вопрос об отсутствии надлежащих мер преследования должников обеспокоил и сенаторов. Например, член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Вячеслав Наговицын обратил внимание на крайне небольшой срок, в течение которого действует порядок взыскания административных штрафов — всего два года. В результате собираемость таких штрафов крайне низкая.

«Самое главное — что от них очень легко прятаться и уходить. И вот этот двухгодичный срок, который сегодня установлен законодательно, стимулирует должников не платить», — обратил внимание сенатор. В качестве примера негативных последствий такого правового механизма он привёл ситуацию в сфере жилищно-коммунальных услуг: ресурсоснабжающие организации при формировании тарифов ежегодно вкладывают в них дополнительные 200-300 миллионов рублей неполученного дохода, оплачивать который вынуждены добросовестные граждане.

«У организаций есть на руках акты судебных приставов о том, что взыскать долги невозможно, потому что истёк срок в два года, и эти деньги вынуждено оплачивать население», — возмутился Наговицын. Для исправления ситуации он предложил коллегам из Комитета палаты регионов по экономической политике проработать этот вопрос, изучив мировую практику. «Виновник должен быть наказан, нельзя его отпускать просто так и создавать комфортные условия для ухода от возмездия», — сказал сенатор, найдя поддержку как у главы ФССП, так и у руководителя комитета палаты по экономической политике Сергея Рябухина.

Страсти по алкоголю

Сергей Рябухин затронул проблему уничтожения подпольных производств спирта и спиртосодержащей продукции. Он привёл данные, что на сегодняшний день на складах временного хранения Росспиртпрома содержится оборудование почти 400 таких производств — и их никто не уничтожает из-за сложностей в проведении экспертиз по принадлежности самого оборудования. Он напомнил, что ранее в ФССП и в Верховный суд поступали обращения за подписью председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко с предложением разработать упрощённую процедуру судопроизводства и уничтожения незаконных технологических производств, захлестнувший российский алкогольный рынок.

Если суды выносят решения о приостановлении деятельности, то мы реагируем молниеносно.

Дмитрий Аристов на это заметил, что упрощение процедуры излишне: достаточно укрепить межведомственное взаимодействие. «Если сотрудники Росалкогольрегулирования действуют в соответствии с административным законодательством и передают арестованное имущество на надлежащее хранение, то приставу не составляет никакого труда прийти и изъять его. Если же допущены недоработки, то потом установить принадлежность оборудования лицу, указанному в судебном решении, очень сложно», — развёл руками директор ФССП. В качестве примера он привёл нашумевшее дело в Северной Осетии, где на днях закрыли крупное подпольное производство алкогольной продукции — экспертам не удалось идентифицировать оборудование из-за отсутствия установленных методик.

Напоминание об инциденте в Северной Осетии вызвало краткую пикировку между сенаторами: представитель республики в Совете Федерации Арсен Фадзаев возмутился тем, что власти с такой лёгкостью уничтожают оборудование, в которое владельцы вложили десятки и сотни миллионов рублей, нередко взятых в кредит. А Сергей Рябухин на это парировал, что подпольные производства нужно переводить на легальные рельсы — тогда не за что будет их арестовывать и подвергать уничтожению.

«Зимняя вишня» и полигоны отходов

Первый зампред Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Алексей Александров спросил у Аристова о том, какие меры предпринимаются судебными приставами для предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций — подобных тем, что произошла в Кемерове.

Глава ФССП с прискорбием сообщил, что по торговому центру «Зимняя вишня» никаких исполнительных документов по приостановлению его деятельности не было. Однако в целом служба в прошлом году реализовала 12 тысяч исполнительных документов по приостановлению деятельности опасных объектов и объектов, которые не соответствуют предъявляемых к ним требованиям. «Прекращено по законным основаниям 11 тысяч исполнительных производств, в остатке порядка 960 документов. Кроме того, мы сейчас совместно с органами прокуратуры и МЧС России проводим проверки противопожарного состояния. И если суды выносят решения о приостановлении деятельности, то мы реагируем молниеносно — опечатываем объекты и направляем приставов для того, чтобы решение о приостановлении деятельности не нарушалось», — отчитался главный судебный пристав России.

В том же ключе Аристов ответил на вопрос зампреда Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергея Митина, поинтересовавшегося судьбой исполнения судебных решений по закрытию и ограничению использования полигонов твёрдых бытовых отходов. Глава ФССП сообщил, что отдельных данных по полигонам у него на руках нет, но пообещал предоставить сенатору развёрнутую информацию по этому вопросу.

Приставам нужен новый статус

12 тысяч производств по приостановлению деятельности опасных объектов и объектов, которые не соответствуют предъявляемых к ним требованиям, ФССП реализовала в 2017 году.

Что касается положения самих судебных приставов, то для них главной проблемой остаётся вопрос материального довольствия. На сегодняшний день средняя зарплата судебного пристава составляет около 35 тысяч рублей. Но по факту большинство рядовых сотрудников получает всего 18-23 тысячи рублей. По словам директора ФССП, такой низкий уровень заработка вызывает текучку кадров на уровне примерно 30 процентов в год, так что за последние 3,5 года базовый состав службы обновился почти на 100 процентов. Кроме того, служба испытывает затруднения с привлечением высококвалифицированных юристов: многие специалисты не готовы идти работать за такую низкую зарплату.

«На 2018 год и плановый период 2019-2020 годов предусмотрены дополнительные объёмы ассигнований в размере 1,5 миллиарда рублей ежегодно на оплату труда. Это позволит увеличить денежное содержание государственных служащих наших территориальных органов с 2018 года на 4,5 процента, — сообщил сенаторам Аристов. — Вместе с тем, несмотря на принятые меры, уровень денежного содержания работников остаётся недостаточным».

Другая проблема, крайне актуальная для службы, — несоответствие статуса судебных приставов их рабочим задачам. Приставы являются гражданскими служащими, между тем как выполнение их обязанностей характерно скорее для работников правоохранительных органов. Приставы наделены широким кругом полномочий, включая применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, а также возможностями ограничения конституционных прав граждан — такими, как проникновение в жилые помещения, изъятие имущества, ограничение прав граждан на выезд за рубеж и на управление транспортным средством.

Дмитрий Аристов в Совете Федерации. Фото: ПГ / Игорь Самохвалов

«Таким образом, служба сегодня осуществляет многогранный и сложный комплекс мер по обеспечению безопасности, законности и правопорядка», — сказал Дмитрий Аристов, подчеркнув, что в этой связи необходимо принятие специального закона, который бы регламентировал порядок прохождения службы на должности судебного пристава.

По его словам, работа над соответствующим документом в настоящее время ведётся Минюстом с участием других заинтересованных органов государственной власти. «Выражаю надежду, что предлагаемые меры будут поддержаны Советом Федерации и найдут отражение в законодательных инициативах», — резюмировал главный судебный пристав России.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 8358

11.04.2018

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...