Банкротами будут объявлять быстрее

Государство сможет сэкономить на сокращении сроков этой процедуры 30 миллиардов рублей

16.02.2018 15:13

Автор: Валерий Филоненко

Банкротами будут объявлять быстрее

Коллаж: ПГ

По оценкам экспертов, доля убыточных российских предприятий на протяжении последних 10 лет остаётся на уровне 30 процентов, при этом отмечается постоянный рост количества предприятий-банкротов. В 2017 году их численность увеличилась на 15 процентов и достигла 59 тысяч. Участники «круглого стола», организованного Комитетом Совета Федерации по экономической политике, считают, что усовершенствование процедуры банкротства принесёт пользу как бюджету, так и самим предприятиям.

Реабилитация банкрота

Директор проектов управления по работе с проблемными активами Сбербанка Евгений Акимов поделился статистикой, согласно которой лишь немногие организации после банкротства восстанавливают свою деятельность. В конечном счёте это негативно влияет на инвестиционный климат в стране. «На сегодня сумма требований банков, включённых в реестр кредиторов, к предприятиям, находящимся в стадии банкротства, составляет 2,5 триллиона рублей. Это сопоставимо с бюджетом Москвы», — уточнил эксперт.

По его данным, 67 процентов предприятий-банкротов не платят кредиторам ничего, так как у них отсутствуют активы, либо к моменту банкротства они были выведены. Происходит это в том числе и по причине затянутости самого процесса.

«В среднем процедура банкротства длится 27 месяцев, а некоторые — по несколько лет. Это очень долго и создаёт большие нагрузки как на налоговую службу, так и на суды. Поэтому мы предлагаем ряд мер, которые помогут избежать временных и материальных потерь», — пояснил банкир.

Текущая схема банкротства предусматривает ряд последовательных процедур, которые начинаются с заявления в арбитражный суд о признании должника банкротом. Если суд не усмотрел признаков фиктивного и умышленного банкротства, назначают наблюдение. Его цель — обеспечить сохранность имущества. По результатам наблюдения назначается или внешнее управление, или санация. Если этих мер оказывается недостаточно, начинается конкурсное производство с последующей распродажей имущества (торги).

Представитель Сбербанка уточнил, что, если скорректировать модель наблюдения и процедуру конкурсных торгов, это сократит сроки рассмотрения дел до шести месяцев, а государство сэкономит 30 миллиардов рублей. В первую очередь за счёт высвобождения затрачиваемых сегодня ресурсов судебной системы, налоговой службы и прочих государственных органов, вовлечённых в процесс.

По словам члена Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Михаила Бугера, повышению эффективности банкротства будут способствовать и находящиеся в Госдуме на стадии второго чтения законопроекты, предусматривающие реабилитационные процедуры, направленные на оздоровление предприятий-банкротов. «Наибольшее внимание привлекает один из них, который как раз и предусматривает сокращение ненужной при банкротстве упомянутой процедуры (института наблюдения. — Прим. ред.) и сокращение периодов рассмотрения дел, — отметил депутат. — Наш комитет в ближайшее время рассмотрит все поправки, которые поступили от Правительства».

По мнению доцента Финансового университета при Правительстве России Валерия Алферова, при внесении дополнений в предлагаемые проекты необходимо учесть опыт зарубежных стран, законодательство которых направлено в большей степени на предупреждение банкротства. Продуктивность такого подхода, считает он, доказывает снижение общего числа корпоративных банкротств ведущих западных держав.

Представители сообщества арбитражных управляющих, в свою очередь, предложили смягчить требования к ним в части финансовой ответственности за низкий результат при проведении процедуры банкротства. Ведь в противном случае профессиональные кадры могут покинуть профессию.

Модератор «круглого стола», член Комитета Совета Федерации по экономической политике Алексей Дмитриенко заверил, что все озвученные участниками конструктивные предложения и рекомендации будут учтены, а работа над законопроектами, которые находятся в Госдуме, будут продолжены. «Перед нами всеми сегодня стоит непростая задача сбалансировать интересы и подходы к формированию законодательства в сфере банкротства. Также нужно выработать общее направление в деятельности органов власти в процессе работы над законами в этой сфере», — подытожил сенатор.

От рейдерства к арбитражным управляющим

В современной России первый закон о банкротстве был принят в 1992 году. В нём описывались признаки банкротства, но при этом не упоминались такие важные составляющие, как вина организации и степень её ответственности. У недобросовестных предприятий появилась возможность признавать себя банкротом несколько раз, что способствовало появлению разнообразных мошеннических схем.

В 1998 году Закон «О несостоятельности» существенно упростил процедуру банкротства, но в то же время создал условия для вполне честного отъёма дорогостоящего имущества при мизерных суммах задолженности. Даже притом что заёмщик готов был погасить долг, процедуру невозможно было остановить.

Положить конец рейдерским захватам помог новый закон о банкротстве, принятый в 2002 году. При всех его недостатках он был более совершенен, так как предусматривал необходимость выявления преднамеренного и фиктивного объявления банкротства. Также закон ввёл такие понятия, как «финансовое оздоровление» и «административный управляющий», регламентировал деятельность саморегулируемых организаций (СРО) и арбитражных управляющих.

Следующие существенные поправки в действующий Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» были внесены в 2015 году. Они позволили упростить и сделать более безопасной процедуру банкротства, обеспечив защиту интересов кредиторов и должников. В частности, закон повысил суммы требования к должнику со 100 тысяч рублей до 300 тысяч, для естественных монополий эта сумма возросла до одного миллиона рублей. То есть предприятиям с задолженностью менее предельных сумм банкротство перестало угрожать.

С другой стороны, инициировать процедуру банкротства кредиторам разрешено было с даты возникновения признаков банкротства предприятия, а не как было ранее — по решению суда. Признаки банкротства, согласно действующему законодательству, наступают, когда общая сумма долга становится более 300 тысяч рублей, а предприятие неспособно погасить его в течение трёх месяцев после даты, указанной в договоре (должно быть подтверждено судебными приставами).

Немного истории

В «Русской Правде» (VIII век) упоминаются два вида несостоятельности: несчастной и произошедшей по вине должника. В первом случае должнику позволялось погашать долг в рассрочку, во втором — назначалась рассрочка, невыгодная продажа имущества, либо служба в холопах.

В 1467 году в Псковской судной грамоте появились пункты, регламентирующие отношения должника и кредитора. Если банкротство наступало по причине несчастного случая, должник обязан был выплатить пострадавшей стороне долги или денежную компенсацию, равную стоимости товара. Если же причиной несостоятельности становился злой умысел, то виновник отдавался кредитору в холопы.

В Соборном уложении Алексея Михайловича были введены сроки погашения задолженности — до трёх лет, также закреплялось пребывание в холопах до момента полного расчёта с кредитором.

В эпоху Петра Первого появились организации, ведающие спорными вопросами о несостоятельности: городовые магистраты, сенат, Коммерц-коллегии и другие. В частности, они занимались реализацией имущества должников, распределением средств между кредиторами, рассматривали неудовлетворённые претензии.

Первый официальный устав о банкротстве появился в 1800 году и дополнился в 1832 году уставом «О торговой несостоятельности», действовавшим вплоть до 1917 года. Установленная в нём сложная система родов и разрядов долгов позволяла эффективно регулировать торговые отношения.