Закон о благотворительности ради родственников Фриске не изменят

Суд вынес решение о том, кому достанутся целевые пожертвования россиян

Закон о благотворительности ради родственников Фриске не изменят

Фото/PhotoXPress

Мосгорсуд 10 августа отклонил апелляционную жалобу родителей Жанны Фриске на решение Пресненского суда Москвы о взыскании с них более 21 миллиона рублей, выделенных «Русфондом» на лечение певицы. Сторона Фриске представила встречный иск о недействительности договора с «Русфондом», однако судебная коллегия отказала в признании договора недействительным.

Предсказуемое решение

Напомним, в январе этого года «Русфонд» обратился в суд с гражданским иском с целью добиться отчёта о расходовании денежных средств, собранных целевым образом на лечение певицы Жанны Фриске, скончавшейся в июне 2015 года от рака головного мозга. По заявлению «Русфонда», заключённый с Фриске договор предусматривал целевое расходование средств и обязывал представить отчёт о расходах на лечение, а неизрасходованные суммы вернуть. Однако в отчётной документации, предоставленной «Русфонду», значилось, что на лечение Фриске была потрачена лишь небольшая часть от собранных 25 миллионов рублей - 4,12 миллиона. В итоге благотворительный фонд потребовал у наследников певицы возместить разницу между этими суммами - около 21,6 миллиона рублей. В мае 2017 года Пресненский суд Москвы удовлетворил требование «Русфонда», но родственники артистки обжаловали это решение.

Между тем в соответствии со статьёй 15 закона от 1995 года «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» все благотворительные пожертвования граждан, в том числе носящие целевой характер, формируют имущество фонда. Таким образом, «Русфонд» был вправе затребовать возврат денег, неизрасходованных целевым образом, чтобы перенаправить их на другие благотворительные программы. И суд предсказуемо занял сторону благотворителей.

«По практике благотворительной деятельности, если фонд жертвует собранные средства какому-то лицу, то в договоре прописывается основополагающий момент — это предоставление отчётности, потому что любое пожертвование носит целевой характер», — напоминает генеральный директор некоммерческой организации «Благотворительный Фонд «Московский благотворительный резерв» Михаил Бутримов.

Соответственно, неизрасходованная сумма возвращается, потому что не достигнута цель финансирования.

По мнению эксперта, решение суда было принято в духе закона, поскольку при любом благотворительном сборе средств составляются все необходимые юридические документы, исключающие разночтения относительно способов их расходования. «Когда объявляется публичный сбор средств, всегда указываются условия, на которых они собираются. То есть получается как бы оферта, — уточнил Бутримов. — Если в условиях сбора средств было указано, что в случае невозможности исполнения программы, на которую собираются средства, деньги перенаправляются на усмотрение фонда либо же возвращаются жертвователям».

Нужно ли возвращать деньги жертвователям?

Учитывая значительные объёмы пожертвований в случае с Фриске, считает Михаил Бутримов, «Русфонд» наверняка предусмотрел в договоре положение о том, что неизрасходованные средства должны быть перераспределены на усмотрение организации, собирающей средства. Потому что вернуть подобную сумму жертвователям тяжело: их многие тысячи.

В свою очередь, член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Андрей Соболев уверен, что речи о том, чтобы вернуть деньги жертвователям, не может быть не только в соответствии с буквой закона, но и по соображениям здравого смысла.

«Я считаю, что пожертвования — это процедура, которая имеет одностороннюю направленность, — считает сенатор. — Это не трастовый фонд, коммерческая организация или какой-нибудь ростовщический союз. Коль скоро объёмы вложений, необходимых для решения той или иной задачи, оказались значительно меньше тех, что были пожертвованы, то, наверное, ты как жертвователь не будешь против того, чтобы эти деньги передали другим людям, которые в них остро нуждаются».

А уж сама процедура, как ими распорядиться, будет на совести руководителей фонда.

Сенатор добавил, что сочувствует родственникам Жанны Фриске, но при этом уважает решение суда, который постановил вернуть нерастраченные средства в благотворительный фонд. «Моя точка зрения — коль скоро лишние средства аккумулировались где-то на жизненно важную операцию и они оказались «лишними», то в этом случае правильно направить их на решение аналогичных трудностей, возникших у других людей. А возвращать их куда-то кому-то — это напоминает мне биржевую контору, а вовсе не благотворительный фонд», — сказал Соболев.



Автор: Фидель Агумава

Ещё материалы: Андрей Соболев

Просмотров 2365

10.08.2017

Популярно в соцсетях