Русский лес

Или как родные дети своего батюшку продают

Испокон веков лес-батюшку на Руси любили и почитали. Такое отношение понятно — лес давал кров, кормил, согревал, укрывал от врагов-«находников»…

Но в новое и новейшее время отношение к лесу и его богатствам стало меняться. Едва ли не первым это заметил Чехов и отразил в страстных монологах своих героев: «Лесов всё меньше и меньше, реки сохнут, дичь перевелась, климат испорчен…»

А 65 лет назад был явлен обществу роман Леонида Леонова «Русский лес». Тиражи этого полузабытого ныне выдающегося труда ушли далеко за 10 миллионов экземпляров. Он породил общенациональную дискуссию между сторонниками фактической неприкосновенности лесов и теми, кто стоял за активное, порой чрезмерное использование лесных ресурсов для развития экономики. Итогом стало сбалансированное, контролируемое государством развитие лесного хозяйства. Слаженно трудились все — от большой армии рядовых лесников до лесотехнических академий и Госплана. Поэтому в стране и сохранился сказочный массив — четверть лесов планеты.

Но в новой России этим богатством стали распоряжаться (и это продолжается до сих пор) по новым правилам. Корявый, как старый пень, Лесной кодекс, принятый в середине нулевых, вскрыл животворные артерии русского леса и за бесценок пустил его кровь в дальние страны.

За четверть века много воды утекло по лесным ручьям, а миллиарды (я не ошибся!) кубов русского леса, пройдя через руки неведомых ловкачей, примитивным первобытным кругляком укатились за рубеж по бросовым ценам. Из ежегодно заготавливаемых десятков миллионов кубометров в стране обрабатывается более или менее глубоко только два процента добытой древесины. А добывается, по официальной статистике, 50 миллионов кубометров в год, а по другим оценкам — в несколько раз больше.

В начале этого года вопрос об организации лесного бизнеса был поставлен на заседании Совета Федерации. А затем тема получила продолжение на недавней встрече председателя Правительства Д.А. Медведева с членами СФ. Объём незаконного лесопользования достигает почти 20 миллионов кубометров, численность лесной охраны уменьшилась за полтора десятилетия в пять раз, глубокая переработка древесины недопустимо мала. Для наведения порядка председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко даже предложила ввести временное эмбарго на вывоз древесины из страны. По сути своей это констатация катастрофического положения в отрасли, сходного с тем, которое остановил Владимир Путин в непростой борьбе с вывозом «нефтяной жидкости», изобретённой уголовным сообществом Ходорковского.

Есть ли выход из этого придуманного хитрыми и алчными умами заколдованного плутания в чащах российского леса?

Есть. И заключается он в широком внедрении действительно рыночных механизмов в эту сырьевую отрасль и, возможно, даже в создании по аналогии с ОПЕК экономического объединения стран, обладающих большими запасами древесины. 10 лет назад была создана Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа. Сегодня через эту крупнейшую (по нашим, конечно, меркам) биржевую площадку реализуется 20 процентов нефтепродуктов на внутреннем рынке и много другого товара. В 2014 году в соответствии с поручением Президента России биржа занялась проектом по запуску торговли лесоматериалами. Сегодня в ней принимают участие 700 предприятий из десятка регионов. Но масштабы торговли пока не впечатляют. В 2018 году через биржу реализовано немногим более миллиона кубометров леса. Остальные десятки миллионов улетели, оставив казне ничтожные платежи, но пополнив карманы «деловых людей» и потворствующих им коррупционеров.

Есть много грамотных предложений по коренному изменению ситуации. Это и совершенствование системы ЛесЕГАИС, достижение её интеграционного единства с биржей, и обязанность подведомственных государству учреждений реализовывать древесину только на биржевых торгах, и определение репрезентативных ценовых индикаторов. Некоторые из мер даже не требуют бюджетных вложений, нужна только государственная воля. Предлагают, например, дать безусловный приоритет при пересечении границы грузовому транспорту всех видов, перевозящему лес по биржевым экспортным контрактам. То есть тем, кто честно заплатил в казну всё, что положено. Это в короткие сроки существенно увеличит объём финансовых поступлений.

Дельных предложений много, но им небезуспешно сопротивляются лешие — лесные хищники, которые даже в старую советскую песню о лесорубах «Привыкли руки к топорам» вложили свой криминальный смысл.

Войны с подобной публикой уже не раз случались в новой России. Была война за нефтяные поля, была за алюминий, была за удобрения. Но те войны шли в локальных хорошо известных точках — на промыслах, карьерах и заводах. А «лесная» война — и в этом её особенность — идёт повсеместно. Она размазана по всей стране — от Карелии до берегов Тихого океана, а лес уходит за рубеж по сотням автомобильных, железнодорожных и морских маршрутов.

Пришло время неотложных решений. Иначе ждёт нас прощание с русским лесом и тризна на лысой горе.

Ещё материалы: Александр Дегтярёв

Просмотров 1128

13.03.2019 11:05



Загрузка...

Популярно в соцсетях