Притравку охотничьих собак сделали гуманной

Дикий зверь не страдает, а у четвероногих охотников вырабатываются все необходимые навыки

Притравку охотничьих собак сделали гуманной

Фото: pixabay.com

Новые правила натаскивания охотничьих собак на диких зверей призваны конкретизировать принятый два года назад закон о запрете контактной притравки. В Минприроды разработали соответствующий проект приказа. Выпустить собак на территорию, где их готовят к будущей охоте, можно только когда зверь надёжно укрыт, например, в двойной клетке или за сеткой в искусственной норе. Как сейчас работает закон и как впишутся в уже сложившеюся практику предложения Минприроды, в материале «Парламентской газеты».

Стала ли притравка гуманнее

Раньше объекты для притравки охотничьих собак — енотов, лис, медведей, барсуков, — держали в тесных клетках, чтобы снизить их подвижность, лишали их клыков и когтей, чтобы звери не могли покалечить собак, а собакам позволяли уничтожать животных, рассказывал один из авторов закона, запретившего такие методы, глава комитета Госдумы Владимир Бурматов

По закону, принятому в марте 2018 года, тренировать охотничьих собак можно только теми способами, которые исключают жестокое обращение с животными. Между собаками и притравочными объектами должна быть защитная конструкция, которая не позволяет непосредственного контакта. Как рассказал «Парламентской газете» глава думского Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев, это в корне переломило ситуацию — сообщения в Госдуму об издевательствах над животными на притравочных станциях практически сошли на нет.

Депутат сообщил, как охотхозяйства, где тренируют собак, выполняют предписания закона. Например, в угодьях устанавливают двойные клетки. В норах тоже используют особые конструкции — в местах сгибов устанавливают крутящиеся устройства, которые оставляют собаку и зверя разделёнными, но дают возможность перемещаться.

Ограждения надо проверять перед каждой тренировкой

Минприроды, согласно тексту закона, должно выпустить документ с требованиями, как именно надо использовать заграждающие конструкции между охотничьими собаками и дикими животными. 10 апреля ведомство выпустило проект такого приказа. В нём предложили использовать ограждения в зависимости от специализации той или иной породы охотничьих собак (гончие, норные и так далее), видов зверей, на которых они учатся охотиться, и среды обитания, к которой привыкли последние.

Если собаку натаскивают на кабана или других наземных животных, территорию следует оборудовать ограждением, за которым зверь сможет перемещаться по ограниченной площади. Пёс не должен доставать до животного — только знакомиться с его запахом, отрабатывать поиск и преследование. Если дрессируют собак, которые охотятся на норных животных, например барсуков или лисиц, предписано использовать искусственные норы, оборудованные ограждающими конструкциями. Если собаку натаскивают на зверьков, которые лазают по деревьям, ограждающие конструкции должны быть расположены «над землей с учётом естественного ландшафта». Так псы учатся искать, преследовать и облаивать, к примеру, куниц.

Выпускать собаку на территорию можно только после того, как зверя поместили за ограждение. Каждый раз необходимо проверять, цела ли конструкция, нет ли на ней повреждений. А ещё ограждения «не должны препятствовать свободному передвижению помещённым в них животным, в том числе находящимся на привязи».

При этом конкретных параметров, например размеров конструкций, в документе нет. Но это и не нужно, считает Николай Николаев. «На мой взгляд, это было бы даже хуже. Получится, что размеры соблюдены, а животному может быть нанесён физический вред», — сказал он. По его мнению, охотпользователи сами должны решать, какие будут заграждения, главное, чтобы они обеспечили три основных требования, перечисленных в законе и приказе: чтобы было невозможно нанести зверю физический вред, ограждения были установлены до того, как начинается дрессировка, и чтобы ограждения находились между собакой и зверем.

Владимир Бурматов, в свою очередь, считает, что без конкретики не обойтись, и документ без неё пустой — что он есть, что его нет. «Там должны быть исчерпывающие требования к ограждениям. А исходя из этого документа, в охотхозяйстве могут натянуть шнурок, и сказать, что это должно защитить животное от собаки, которая весит как человек. И если это будет сделано до тренировки, то формально ничего нарушено не будет», — отметил законодатель.

По его мнению, может быть несколько вариантов заграждений на выбор, но к каждому из должны быть чёткие требования — толщина, высота, сечение сетки и так далее. Документ понадобится доработать, считает Бурматов, и депутаты выскажут свои замечания Минприроды.

Ещё одно правило в приказе повторяет положение закона — тренировать охотничьих собак на диких зверях имеют право только организации или индивидуальные предприниматели, у которых есть охотхозяйственные соглашения, и только в охотничьих угодьях.