Петербург предлагает закон для затонувших кораблей

Пока же подводные объекты культурного наследия остаются без охраны

Петербург предлагает закон для затонувших кораблей

Фото: flickr.com/Oregon State University

Защитить от разграбления и уничтожения десятки тысяч кораблей и самолётов, которые покоятся сегодня на морском дне в территориальных водах России, хотят депутаты петербургского Заксобрания. Ведь подводные сокровища — хоть в смысле денежной ценности, хоть в культурно-историческом понимании — сейчас остаются без государственной охраны.

Ценности некуда отдать

Причина этого недогляда известна давно: в стране за объекты культурного наследия отвечают региональные власти, но их полномочия заканчиваются морским берегом. Шаг в воду — и это уже территория федерального подчинения. И получается казус: археологи находят на дне ценный предмет, а отдать его некуда. Местный орган по охране памятников говорит: «Это не наша юрисдикция». Хоть забирай сокровище себе, что, кстати, некоторые и делают. А чёрные водолазы и вовсе не задумываются о передаче находок государству, они просто выставляют ценности на продажу — и никакой закон им это не запрещает. Ни у кого нет полномочий по охране. Огромная территория — семь миллионов квадратных километров морей принадлежат России — и без надзора.

«Всё ещё хуже, — уверен автор петербургского законопроекта Алексей Ковалёв. — Чтобы внести выявленный объект культурного наследия в реестр, нужно занести его в кадастр. А подводного кадастра не существует. Провести границы зон охраны по воде невозможно, потому что линия границы ломаная, на ней есть поворотные точки, а их по закону быть не может».

Петербуржцы предлагают поступить с подводными объектами культурного наследия так же, как с наземными: отдать их в ведение регионов, примыкающих к водной акватории.

«Все полномочия по объектам культурного наследия можно передать либо Министерству культуры, либо субъектам Федерации, — назвал два возможных варианта Ковалёв. — Но Минкультуры отказался, так как у него нет ресурсов на акваторию. Поэтому остаётся единственный вариант — регионы».

Кроме того, депутаты просят внести изменения в Водный кодекс и другие федеральные законы, позволяющие выделять морские участки для проведения археологических работ, вносить в кадастровые документы сведения о подводных памятниках и обязать федеральные органы учитывать региональные законы, касающиеся охраны памятников.

«А то сейчас Балтийское бассейновое управление говорит: «Финский залив — это федеральная территория, там законы Петербурга не действуют», — пояснил Ковалёв.

Изменения в Водный кодекс касаются не только морей, но и внутренних водоёмов — рек и озёр, которые и так вроде как в ведении регионов. Но отсутствие возможностей внести в кадастр подводные памятники и здесь угрожает сохранности ценностей, лежащих на дне. Например, недавно в Великом Новгороде обнаружили первый мост через реку Волхов. Есть координаты. Но речники намерены провести там дноуглубительные работы, и никто им не может помешать, ведь ни на какой официальной карте этот древний мост не обозначен.

Минус два пункта

7миллионовквадратных километров составляют территориальные воды России. Это 13 морей — Балтийское, Баренцево, Белое, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское, Берингово, Охотское, Японское, Чёрное, Азовское и Каспийское, — а также часть Тихого океана.
По дороге в Госдуму петербургский законопроект похудеет — ко второму чтению авторы уберут из него два важных момента: поправки в Гражданский кодекс, определяющие собственника подводного объекта, и положения, касающиеся перемещения объекта культурного наследия.

На предварительном обсуждении в Госдуме и Совете законодателей выяснилось, что в парламенте сложилась традиция: изменения в Гражданский кодекс подаются отдельным законопроектом. Так что петербуржцы его напишут чуть позже. А проблемой перемещения подводных памятников заинтересовалось Минкультуры и уже разработало законопроект на эту тему — чтобы не дублировать чиновников, парламентарии решили создать свой документ в этой части.

Но даже похудевший законопроект ждут во многих регионах от Калининграда до Камчатки. Но особенно — в прилегающих к Чёрному морю. А Ленобласть с 1998 года самочинно начала учитывать подводные объекты и охранять.

«Случаев разграбления сразу стало меньше, — рассказал старший научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН Пётр Сорокин, один из немногих российских археологов, имеющих открытый лист на подводные работы. — Но с точки зрения законодательства Ленобласть взяла на себя не свои полномочия».

Подводные сокровища

Охранять в Балтике и Невской губе есть что. Почти два десятка судов от XVIII до XX века археологи нашли только при изучении будущей трассы Европейского трубопровода. Немало военных парусников лежит на дне Выборгского залива, где в 1790 году эскадра адмирала Чичагова разбила шведский флот.

У берегов Крыма сокровищ ещё больше, только за последние двести лет там погибло свыше двух тысяч судов. А у посёлка Новый Свет на глубине лежит пизанская галера, утонувшая аж в 1277 году. Чёрные водолазы без устали к ней ныряют, поднимая неплохо сохранившееся оружие и вещи экипажа. А сколько кораблей отправилось на дно во время Крымских войн и Великой Отечественной — и не сосчитать.

Фото: flickr.com/ Cyndi and Dave

Крым вообще сейчас настоящая Мекка для чёрных водолазов. В «прошлой жизни», когда полуостров принадлежал Украине, местные власти и пограничники имели право охранять подводные памятники, поэтому особых проблем не возникало. Но в России это вопрос не урегулирован. Новые власти даже пытались подать на ныряльщиков в суд, но безуспешно: нет закона, запрещающего погружаться к затонувшим объектам и поднимать наверх ценности.

Затопленному античному городу Акра — Крымской Атлантиде — повезло больше: там давно работают археологи, мечтая создать на этом месте подводный археопарк, так что они присматривают за сокровищами. Но всё опять же упирается в отсутствие законов: учёные получили открытый лист, нашли древние предметы — и что дальше? Поставить исторические ценности на учёт и отметить их на картах некому.

«Идея передать охрану подводных памятников субъектам Федерации правильная, — уверен Пётр Сорокин. — Ведь они уже контролируют все наземные памятники. Пока же в стране просто нет государственной программы по учёту объектов культурного наследия, и это очень плохо».

Госдума ждёт

«Мы с нетерпением ждём внесения петербургского законопроекта, — заверила заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре Елена Драпеко. — Мы его много обсуждали, в том числе на Совете законодателей, вносили свои предложения. В подготовке документа участвовали ФСБ, силовики, МИД, ведь водная акватория — это зона их интересов. Подключились Минстрой и Минкультуры. Подводные памятники — очень горячая тема, ведь ни один из них — ни один! — не внесён в реестр объектов культурного наследия. Сейчас законопроект уйдёт на отзыв в Правительство, так как он предусматривает серьёзные бюджетные расходы, но когда его внесут в Госдуму, мы его обязательно поддержим!»

Кроме того, Драпеко считает, что России давно пора ратифицировать конвенцию ЮНЕСКО 2001 года об охране подводного культурного наследия. По мнению парламентария, это поможет заполнить множество законодательных пробелов.

Пока же петербургские депутаты взяли месяц, чтобы внести поправки в свой законопроект. После этого он уйдёт в Госдуму. Причём, возможно, не только от Петербурга, но и от других регионов — парламентарии Крыма и Краснодарского края подумывают присоединиться к группе авторов.

Просмотров 1090

20.03.2019 20:31



Загрузка...

Популярно в соцсетях