Все о пенсиях в России

00:00В 2025 году пенсии работающим пенсионерам могут проиндексировать дважды

вчераВ Госдуме рассказали, как будут индексировать пенсии работающим пенсионерам

вчераСоцфонд России будет рассылать гражданам сведения об их пенсионных накоплениях

От Иоганна Кеплера до Жореса Алферова

У свидетельств истории государства Российского и научных трудов появился новый дом

11.07.2022 00:00

Автор: Александра Медведева

От Иоганна Кеплера до Жореса Алферова
  © пресс-служба Совета Федерации

16 июня, в дни, когда в Экспофоруме гремел XXV, юбилейный, Петербургский международный экономический форум, в Московском районе состоялось открытие здания, которого ждали больше 20 лет, — там построили огромный восьмиэтажный современный комплекс Санкт-Петербургского филиала архива Российской академии наук. Первыми посетителями стали спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, которая занималась этим проектом еще с середины нулевых годов, и замглавы Минобрнауки Елена Дружинина. Жорес Алферов, который делал все возможное, чтобы здание архива скорее появилось, к сожалению, этого события не дождался.

Старше Академии наук

Санкт-Петербургский филиал, а до 1963 года — Архив Академии наук в разных наименованиях с учетом исторической эпохи — это хранилище полумиллиона единиц уникальных документов. Условно их можно разделить на две группы: первая — исторические документы правителей Российской империи и руководителей СССР, относящиеся к науке, вторая — научно-организационная документация и труды научных сообществ, учреждений и отдельных ученых. Эти материалы ежегодно просят предоставить специалисты из 60 стран мира.

Интересно, что Архив появился раньше Академии, он старше ее на 17 лет и хранит документы о создании самой научной организации и ее самых первых учреждений — Библиотеки, Кунсткамеры и Ботанического института — там хранят свидетельства об их деятельности с доакадемической эпохи, с конца XVII века.

В 1703 году Петр I основал Санкт-Петербург. И сразу создал канцелярии по ряду направлений с функциями правительственных учреждений. В 1706 году в новой столице России открылась Главная аптека, а при ней с 1707 года — особая Аптекарская канцелярия, которой руководил лейб-медик Петра Великого. Научные труды того периода и оживленная переписка Аптекарской канцелярии с иностранными специалистами, учеными и коллекционерами начиная с 1705 года легли в основу Архива Аптекарской канцелярии. Поэтому 1707 год считают датой основания Архива.

С тех пор учреждение несколько раз переименовывали, но оно всегда было архивом Академии наук — в этом статусе оно просуществовало дольше всего, с 1724 до 1963 года, когда стало лишь Ленинградским отделением, а затем Санкт-Петербургским филиалом. За более чем три века, пережив обе мировые войны, Архив смог сохранить уникальные подтверждения исторических событий и открытий.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко на торжественном открытии нового здания Санкт-Петербургского филиала Архива Российской академии наук © пресс-служба Совета Федерации

Почерк астронома XV века

Архив гордится многими историческими сокровищами. Один из раритетов — фонд великого немецкого астронома Иоганна Кеплера, который жил в 1571—1630 годы. Его бумаги приобрели для Академии наук по решению императрицы Екатерины Великой в 1773 году за ювелирные украшения стоимостью две тысячи рублей, что по тем временам было целым состоянием. Кстати, против покупки были и некоторые академики, в том числе всемирно известный математик Леонард Эйлер, посчитавший, что 18-томный архив Кеплера представляет собой лишь наброски незаконченных работ.

Так, весьма загадочно выглядит один из листов его труда «Гиппарх» примерно 1608 года «Об истинном эксцентриситете Луны в сигизиях». Переведя с латыни, можно проникнуть в логические размышления автора: «…Освещение Земли с обеих сторон одинаково, и нет причины, которая заставила бы Луну убегать от Земли, а не приближаться к ней, отчего одна и та же сторона то удаляется от Земли, то следует за ней. Действительно, эта первая магнитная сила, прилагаясь разными своими сторонами, головой и хвостом к различным областям освещения в разные моменты времени по-разному, наполняет их одинаково…»

© Фото предоставлено СПб филиалом Архива РАН

Как видели будущее Петербурга в первые годы его существования, можно понять, изучив «Генеральный чертеж Санктъпитербурха» Жана Батиста Александра Леблона 1717 года, прорисованного акварелью. Интересно, что Петр I этот проект не утвердил. Но мы можем представить, как задумывал застройку Северной столицы один из французских архитекторов, приглашенных на русскую службу. Город представлен в виде неприступной крепости, причем его центральной частью был бы Васильевский остров.

© Фото предоставлено СПб филиалом Архива РАН

А насколько неразборчив был почерк Петра Великого можно понять, только взглянув на его письмо от 8 августа 1718 года главе Тайной канцелярии Петру Толстому о проведении следствия над проворовавшимися служащими Ревельского порта, составленного на корабле у мыса Гангут.

© Фото предоставлено СПб филиалом Архива РАН

Сквозь ровные строчки письма Исаака Ньютона, написанные на латыни, можно почувствовать его настроение в тот момент, когда он сообщал 25 октября 1714 года первому губернатору Петербурга Александру Меншикову о его единогласном избрании членом Лондонского Королевского общества.

© Фото предоставлено СПб филиалом Архива РАН

Можно насладиться изящными вензелями письма Иммануила Канта к Леонарду Эйлеру, в котором он 23 августа 1749 года просит отрецензировать его работу о «живой силе».

© Фото предоставлено СПб филиалом Архива РАН

Или резкими штрихами почерка Михаила Ломоносова в адресованном генерал-адъютанту императрицы Елизаветы Петровны Ивану Шувалову письме с изложением мнения об учреждении Московского университета от лета 1754 года.

© Фото предоставлено СПб филиалом Архива РАН

Одной из лучших работ миниатюристов середины XVIII века считается дарственная грамота, выданная императрицей Елизаветой Петровной Михаилу Ломоносову в сентябре 1756 года на владение землей в Копорском уезде при деревне Усть-Рудице. Там, как известно, ученый построил фабрику по производству цветного стекла.

© Фото предоставлено СПб филиалом Архива РАН

Еще одно сокровище — бронзовый ларец, изготовленный в 1776 для хранения подлинной рукописи 1767 года «Наказа императрицы Екатерины II, данного Комиссии по составлению проекта нового Уложения (свода законов)», как и сама рукопись, написанная рукой императрицы на французском языке, в красном сафьяновом переплете.

Над крышкой ларца возвышается ковчег, его венчает статуя Екатерины Великой в виде богини Минервы. Императрица одной рукой держит рог изобилия, другой касается книги законов.

© Фото предоставлено СПб филиалом Архива РАН

© Фото предоставлено СПб филиалом Архива РАН

Хранятся в Архиве и более современные документы. Например, собственноручно написанное письмо Генерального секретаря ЦК ВКП(б) Иосифа Сталина от 5 декабря 1932 года востоковеду, создателю Отдела Востока, впоследствии директору Эрмитажа Иосифу Орбели о распродажах экспонатов богатейшего музея мира с обещанием более «не трогать» сектор Востока музея экспортными органами Наркомвнешторга.

«Уважаемый г-н Орбели! Письмо Ваше от 25/х получил. Проверка показала, что заявки Антиквариата не обоснованы… Думаю, что можно считать вопрос исчерпанным», — гласит письмо.

© Фото предоставлено СПб филиалом Архива РАН

Долгий путь

Все уникальные документы хранились хотя и в исторической части города на Васильевском острове, в непосредственной близости от Кунсткамеры, но в неподобающих условиях. К середине XX века стало очевидно, что раритеты, пережившие столетия, эвакуации, причем не только Гражданской и Великой Отечественной, но и Отечественной войны 1812 года, далее не могут хранится в условиях устаревшей инфраструктуры. Несмотря на постепенные расширения площадей, к осени 2021 года фонды архива находились в девяти зданиях и помещениях на Стрелке Васильевского острова и в Коломягах.

Как рассказала директор Санкт-Петербургского филиала Архива, член-корреспондент РАН Ирина Тункина, уже в 1950-х годах архив перестал принимать новые фонды просто из-за отсутствия места. Вопрос к партийному руководству Ленинграда о необходимости строительства нового здания поставили еще в 1970 году, но дело не двигалось с мертвой точки. К нему вернулись в начале нулевых годов XXI века, когда Тункина возглавила филиал и поставила себе первой и главной целью добиться строительства нового здания для хранения свидетельств истории Российского государства, становления мировой и российской фундаментальной науки.

Жорес Алферов, который тогда был председателем Санкт-Петербургского научного центра и вице-президентом РАН, подключился к решению задачи. Ставшая в 2003 году губернатором Петербурга Валентина Матвиенко обратила внимание президента Владимира Путина на необходимость реализации проекта. В итоге в 2012 году в Федеральную адресную инвестиционную программу включили проектирование и строительство нового здания архива.

На его возведение потребовалось еще восемь лет и 2,56 миллиарда рублей. С виду невысокий комплекс, который разместился в районе бывших Бадаевских складов на Киевской улице, на самом деле — восьмиэтажное архивохранилище площадью более 18 тысяч квадратных метров. Такой «бункер», оснащенный по последнему слову техники, способен веками хранить свидетельства истории Российского государства.

Переездом занялись в конце 2021 года, а летом Валентина Матвиенко участвовала в его торжественном открытии: «Наконец все трудности преодолены, и детище Петра Великого обретает свой новый дом — самое современное специализированное архивное здание в Российской Федерации».

Читайте также:

• Поисковикам просят дать доступ к персональным данным

По ее мнению, это большое знаковое событие не только для всей российской науки, но и для Петербурга, который всегда был не только культурной столицей, но и крупнейшим научным центром России.

Матвиенко обратила внимание на то, что проект выполнен по самым высоким стандартам, с использованием лучших технологий архивного дела. «Открытие нового здания — это продолжение многовековой истории архива Академии наук в Санкт-Петербурге. Основанный еще в петровские времена, он без потерь пережил мировые войны и революции, блокаду Ленинграда, эвакуацию и реэвакуацию уникальных документов».

Замглавы Минобрнауки Елена Дружинина обратила внимание на то, что тема сохранения исторической правды по всем проектам Министерства сегодня проходит красной линией. И огромное значение в этом процессе играют российские специалисты, которые сохранили и обеспечивают доступ к важным архивным материалам.

«Новое здание — это целый дом исторической памяти, в котором мы приходим к пониманию состояния тех, кто без остатка отдавал свои силы в сложные исторические периоды, сохраняя при этом, порой в нечеловеческих условиях, внутренний нравственный стержень. Сохранение прошлого, обеспечение его открытости и доступности — важнейшая миссия Минобрнауки», — сказала Дружинина.

© пресс-служба Совета Федерации

В будущее

Новое здание рассчитано на 2,3 миллиона единиц хранения, так как архив не комплектовался почти сотню лет. Новоселье, как рассказала Ирина Тункина, это не финиш, а только начало большого пути. Впереди предстоит еще много работы по комплектованию документов, разбору, научному описанию, оцифровке перевезенных и вновь получаемых фондов. Необходимо освоить новейшую инфраструктуру начала XXI века, однако в штате учреждения по-прежнему 21 научный сотрудник, 5 лаборантов и 4 реставратора, в том числе только пять хранителей — то есть людей, имеющих доступ в хранилища. Такими силами описать, оформить, оцифровать и ввести в научный оборот море документов невозможно.

«Новое здание дает уникальные возможности для научного изучения документов и исследовательской работы. Но у петербургского, первого научного и крупнейшего государственного ведомственного архива страны сегодня нет статуса юридического лица. Это негативно сказывается на возможностях развития его деятельности, так как финансирование осуществляется по остаточному принципу: на обслуживание нового здания, реставрацию и консервацию документов, создание страхового фонда и оцифровку особо ценных и уникальных документов, систем хранения данных и защиты информации средства не выделяются с 1993 года. Хранилище мирового научного значения, Архив Академии наук в Санкт-Петербурге не может быть филиалом, поскольку не способен в таком статусе выполнять даже уставные задачи. Штат тоже необходимо расширять», — считает Ирина Тункина.

По ее словам, филиал уникален тем, что представляет основную источниковую базу трудов по истории мировой науки и многих направлений исследований. «Только на документальной базе можно создать труды по истории РАН, 300-летие которой мы будем отмечать в 2024 году. Специфика хранящихся в архиве документов подразумевает работу с ними не просто архивистов, но и профессиональных историков с соответствующими знаниями иностранных языков, включая «мертвые», а также специалистов в области палеографии, источниковедения и археографии. Наши фонды, собранные и сохраненные трудами российских ученых на протяжении трех веков, сравнимы лишь с двумя-тремя аналогичными собраниями в мире. В современных реалиях Россия не потеряет собственную науку, только если она сможет сохранить научные архивы, адекватно их описать, оцифровать и использовать гигантский объем накопленной веками научной информации», — убеждена директор архива.

По мнению Туникиной, нужно сформировать попечительский совет архива для привлечения внебюджетных средств и популяризации хранящихся в нем сокровищ. И это, возможно, разрешит многие проблемы его деятельности.