Куда делись пушки командора Витуса Беринга

275 лет назад пакетбот «Святой апостол Петр» угодил в лютый шторм и оказался выброшенным на безлюдный берег неведомой суши

Через несколько дней неизвестная по сию пору болезнь сгубила капитана парусника и руководителя первой и второй Камчатских экспедиций  капитан-командора Витуса Беринга. Впоследствии выяснилось, что рядом располагается еще один клочок земной тверди. Острова назвали Командорскими, а тот, по которому его нечаянный открыватель сделал последние шаги, с тех пор носит его имя.

Куда делись пушки командора Витуса Беринга

«Крушение корабля Витуса Беринга в  районе Алеутских островов». Литография с картины неизвестного художника

Главным научным итогом плаваний Беринга и работы сибирских экспедиционных отрядов стала «Карта генеральная Российской империи, северных и восточных берегов, прилежащих к Северному Ледовитому и Восточному океанам с частью вновь найденных через морское плавание западных американских берегов и острова Япона», созданная после кончины мореплавателя под руководством его сподвижника Алексея Чирикова.

Людские страдания и потери были велики, но замысел Петра I все же воплотился в реальных открытиях и исследованиях. Характеризуя ее значение, современный историк контр-адмирал Константин Шопотов писал, что эта карта «представляла собой национальное достояние нашего Отечества: теперь на картах всего мира были зафиксированы неприкосновенные берега России».

Шестьдесят лет назад газета немногочисленных датских коммунистов опубликовала рисунок популярного и на родине, и в СССР карикатуриста Херлуфа Бидструпа. Будущий лауреат международной Ленинской премии изобразил на нем американского военного с ракетой в руках и советского солдата, державшего старинную пушку.

Пластическая реконструкция образа Беринга по черепу.  Алеутский краеведческий музей
Пластическая реконструкция образа Беринга по черепу. Алеутский краеведческий музей

Малопонятный ныне сюжет в те дни был весьма актуален. Тогдашний командующий натовскими войсками в Европе истово требовал разместить в Дании альянсовские ракеты с ядерными боеголовками. Одна из натовских баз, где предполагалось их разместить, находилась неподалеку от городка Хорсенса, небогатая история которого интересна в основном тем, что в нем летом 1681 года появился на свет легендарный ныне командор Витус Беринг. Незадолго до появления рисунка Хорсенс испытал невиданный им прежде наплыв правительственных чиновников, представителей королевской семьи и — что куда более почетно — приезд нобелевского лауреата Нильса Бора. Почетнейшие и высочайшие гости явились ради открытия небольшого мемориала в честь знаменитого уроженца датской глуши. На каменной стене гордо блестели стволы двух корабельных пушек, доставленные с Командорских островов на советском крейсере «Орджоникидзе» — флагмане группы наших кораблей, прибывших в Копенгаген с «визитом доброй воли».

Историю этих орудий мне еще в семидесятые годы прошлого века поведал вице-адмирал Григорий Иванович Щедрин, командовавший двадцатью годами ранее Камчатской флотилией ВМФ. Судя по его рассказу, идея обзавестись пушками возникла у датчан во время переговоров, предшествовавших первому в истории визиту советских кораблей в Данию. Командующий Тихоокеанским флотом адмирал Виталий Алексеевич Фокин отрядил на поиски начальника подведомственного музея Бориса Сушкова и музейного фотографа. Перелетев на личном адмиральском Ил-14 в Петропавловск-Камчатский искатели орудий явились к Щедрину, который настолько вдохновился приказом из Москвы, что сам собрался было на Командоры. Увы, в главном штабе Военно-морского флота отлучку Щедрина на четыре недели не одобрили, и Григорию Ивановичу пришлось довольствоваться подробными отчетами поисковиков. Поскольку регулярного сообщения с островами не было, он выделил им сторожевик, направил в помощь офицера и несколько матросов.

…К тому времени два орудия уже несли, так сказать, безмолвную вахту у районного музея. У Сушкова тут же возникла мысль воспользоваться ими для ускорения дел, хотя отказываться от раскопок он не хотел, мечтая пополнить оставшимися в островной земле реликвиями свою владивостокскую экспозицию. Однако пробное прощупывание почвы у островных властей встретило столь яростный отпор, что заманчивую идею пришлось отложить.

Остров Беринга.  Могила русского мореплавателя-исследователя Камчатки Витуса Беринга.
Остров Беринга. Могила русского мореплавателя-исследователя Камчатки Витуса Беринга. Фото РИА «НОВОСТИ»

В начале восьмидесятых годов прошлого столетия мне довелось побывать на островах, и хотя со времени советско-датских пушечных игрищ минуло уже четверть века — эту историю не забыли. Николай Николаевич Добрынин, председательствовавший в ту пору в островном сельсовете, с добродушным, но двусмысленным юмором, поведал мне, как, выслушав предложение Сушкова, чуть с крыльца его не спустил.

- А почему помиловал? — посмеивался он. — Ну как я мог на подполковника руку поднять, у нас на острове в таком звании еще никто не появлялся!

Пообещав найти знающего остров проводника, Добрынин спровадил визитеров и тут же по телефону оповестил о замысле гостей секретаря райкома партии. Когда же Сушков со своим фотографом пришел к местному партвождю, то встретил прием, почти не отличавшийся от сельсоветского.

Проводник, рекомендованный Добрыниным, оказался горьким пьяницей, и уговорить его удалось только посредством «огненной воды». Вездеходов на островах еще не было, а проехать к бухте Командора на сельповской полуторке было делом безнадежным. У микроэкспедиции Сушкова имелся, правда, сторожевик. Решено было отправить его к месту крушения пакетбота «Святой апостол Петр», а самим в сопровождении двоих алеутов добираться на перекладных. Пограничники добросили их в бухту Гладковскую, от которой следовало пересечь остров и несколько километров отмахать по береговой полосе.

Путешествие выдалось непростым, но досадней тягот пути был полный провал поисков. Металлоискатель ничего не обнаружил, а попытка отыскать пушки, роя шурфы, не удалась: волны тут же замывали ямы песком. Находки кое-каких мелочей, оставшихся от зимовщиков, заменить недоступные пушки никак не могли.

Биография
 
Беринг Витус Ионассен (12.08.1681-19.12.1741)
Родился 12 августа 1681 г. в датском городе Хорсенс в семье таможенника. После школы поступил в Морской кадетский корпус. В 1695-1696 гг. участвовал в Азовском походе Петра I, в 1701-1703 гг. — в плавании к берегам Ост-Индии. Тогда же встретился с вице-адмиралом российского флота К.И. Крюйсом (норвежцем по происхождению), при содействии которого вскоре был зачислен унтер-лейтенантом в состав русского Военно-морского флота. В 1706 г. произведен в лейтенанты. Позднее Петр I включил Беринга в число командиров, которым предстояло вести первые корабли под русским флагом вокруг Европы из портов Азовского моря на Балтику, а затем утвердил его командиром крупнейшего тогда в России боевого судна — 90-пушечного линкора «Лесной». В 1725 г. по поручению императора Беринг возглавил 1-ю Камчатскую .    _    экспедицию, направленную в Тихий океан в поисках сухопутного перешейка между Азией и Америкой. На судне «Святой Гавриил» он обошел берега Камчатки и Чукотки, открыл остров Святого Лаврентия и пролив (ныне Берингов) и вышел в Чукотское море.
В 1730 г. ему было присвоено звание капитан-командора. В 1733 г. поручили руководство 2-й Камчатской, или Великой Северной экспедицией для описания северного и восточного побережья Азии и ознакомления с побережьем Северной Америки и Японии, начавшейся в 1741 г., когда корабли «Святой Петр» и «Святой Павел» вышли в море. Во время бури корабли разошлись. Беринг достиг Аляски, обследовал и нанес на карту ее берега несколько Алеутских островов, ряд Курильских. На обратном пути ему встретилась группа неизвестных островов (ныне Командорские острова), на одном из них (ныне остров Беринга) команда судна зазимовала. Здесь многие, в том числе сам Беринг, умерли от цинги… Из 38 лет, которые Беринг проект жил в России, 16 лет он возглавлял Камчатские экспедиции. Помимо пролива и островов, имя Беринга носят море, мыс на побережье Охотского моря и другие. 
 
Памятник Витусу Берингу в селе Никольском на острове Беринга
Памятник Витусу Берингу в селе Никольском на острове Беринга. Фото РИА «НОВОСТИ»

Добравшись-таки на борту сторожевика в село Никольское, выполнявшее миссию островной столицы, Сушков опять отправился в райком, где вновь встретил не самый приветливый прием. Радировав командующему флотилией о непредвиденных трудностях, он, не дожидаясь ответа, продолжил словесную обработку местных властей. Главным аргументом было уверение в том, что рано или поздно пушки удастся отыскать и потеря будет компенсирована с лихвой. Переговоры шли со скрипом и, скорее всего, кончились бы ничем, но в райком пришла радиограмма из областного комитета КПСС с приказом: пушки немедленно погрузить на сторожевик. Минуло несколько дней, и Григорий Иванович Щедрин, организовавший обкомовское распоряжение, смог лично увидеть драгоценные реликвии, которые тут же отправили по воздуху во Владивосток.

Говорят, что обещанного три года ждут. На Командорах ждали обещанных Сушковым пушек почти четверть века. Экспедиция, посетившая остров в год трехсотлетия Витуса Беринга, располагала всей необходимой техникой и извлекла из береговых песков неуловимые орудия.

Последние пушки были найдены десятью годами позднее, и четыре чугунные спутницы Беринга обосновались у районного музея. Потом три из них перенесли на центральную площадь Никольского, где открыт был второй после Хорсенса артиллерийский мемориал в честь мореплавателя.

Площадь — место людное и пушки пребывали там в целости и покое. А вот последняя из квартета осталась под окнами музейщиков и через два года исчезла. Загадочности исчезновению прибавляло то обстоятельство, что время пропажи установить не удавалось.

Зимы на Командорах снежные, так что пропажу обнаружили только в апреле, когда стаяли последние сугробы. Когда злоумышленники утащили пушку весом в полтора центнера? Полиция разыскивать раритет не спешила, ссылаясь на отсутствие сведений о стоимости украденного. Никакого оценочного опыта у музейщиков не было. Пришлось срочно собирать комиссию и назначать хотя бы символическую цену, превышающую минимум, необходимый для возбуждения уголовного дела.

Отыскали ее совершенно случайно на складе металлолома в Петропавловске-Камчатском. Кто и как умудрился перевезти такую тяжесть по океану, пока что остается неведомым. Обратно орудие еще не вернулось, оказавшись на время экспонатом Камчатского областного музея. Там оно покоится в почетном соседстве со стендами, повествующими об экспедиции Беринга. Так оно, пожалуй, и лучше. Все ж таки на Командорах туристов бывает маловато и беринговскую реликвию там видывали немногие. Зато Камчатка куда доступней и посетителей в областном музее несравнимо больше, чем в островном.

Появились в музеях и первые достоверные изображения Беринга. Многие десятилетия в трудах историков, журналистских публикациях и даже на юбилейной почтовой марке воспроизводился портрет из Военно-морского музея в Ленинграде — Санкт-Петербурге. Не так давно выяснилось, что на нем запечатлен действительно Витус Беринг, но не мореплаватель, а его родной дядя — придворный датский поэт. Подлинная внешность капитан-командора оставалась неведомой еще четверть века назад. Но в 1991 году экспедиция, посвященная 250-летию героического и рокового плаванья, с соблюдением всех необходимых формальностей исследовала могилу Беринга и передала обнаруженный череп профессору Виктору Звягину, который по методу известного скульптора и антрополога Михаила Герасимова восстановил облик капитан-командора.

Более чем через два с половиной века после гибели мореплаватель обрел истинное лицо!

Пушки Беринга
Пушки на берегу в селе Никольском на острове Беринга.Фото Александра Петрова/ТАСС


Автор: Олег Дзюба

Просмотров 2440

13.06.2017

Популярно в соцсетях