Когда узаконят этнологическую экспертизу

Соответствующий федеральный закон призван смягчить негативное воздействие недродобычи на жизнь коренных народов Севера

Когда узаконят этнологическую экспертизу

Фото: PIXABAY

Потенциальную экологическую опасность любой намечаемой хозяйственной и иной деятельности призвана оценивать обязательная экологическая экспертиза, введенная соответствующим законом еще в 1995 году. Этнокультурную и этноконфессиональную ситуацию в регионах призвана оценивать экспертиза этнологическая. Это понятие введено в 1999 году Законом «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации».

Назревшая тема

Понятие «этнологическая экспертиза» уже существует в правовом поле России. Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ» определяет ее как «научное исследование влияния изменений исконной среды обитания малочисленных народов и социально-культурной ситуации на развитие этноса». Эксперты конкретизируют, что этнологическая экспертиза может рассматриваться как реализация права на культурную самобытность и возможность управления культурным многообразием. Однако жизнь показывает, что этого недостаточно.

Разработка отдельного закона об этнографической экспертизе ведется достаточно давно и осторожно, с учетом разброса выражаемых мнений и остроты проблемы. Актуальность же его весьма велика. Недаром глава Комитета Госдумы по делам национальностей Валерий Газзаев в декабре прошлого года заявил, что депутаты ожидают внесения правительственного законопроекта на эту назревшую тему.

«Проведение этнологической экспертизы в отношении долгосрочных планов развития территорий позволит заранее учесть влияние промышленных и иных инфраструктурных проектов на традиции и уклад народов страны», — подчеркнул он. Это значит, например, что любые проекты должны учитывать необходимость сохранения охотничьих угодий, традиционных маршрутов кочевий, миграционных путей диких животных и много другого. Того, что издревле позволяло коренным народам выработать уникальный образ жизни, создать самобытную культуру и существовать в самых, казалось бы, неблагоприятных для человека природных условиях.

Ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая Наталья Новикова, многие годы занимающаяся этой темой, отмечает, что трудно назвать сферы жизни, которые не могут быть подвергнуты этнологической экспертизе. Однако при общем признании необходимости подобных экспертных оценок они все еще не закреплены законодательно, проводятся в основном энтузиастами на общественных началах и их выводы далеко не всегда учитываются при осуществлении проектов, влияющих или способных повлиять не только на среду существования, но и на традиции образа жизни.

Фото: pixabay

Примеров многогранности и неоднозначности вопросов, связанных с необходимыми оценками крупномасштабных планов, достаточно много. Наталья Новикова напомнила об общественном резонансе, возникшем, когда экспертиза на акватории Тазовской губы сочла, что вторжение не повлияет на уклад жизни коренного населения. Подобное же проявление непонимания характера жизни и хозяйствования жителей встретилось на Сахалине, где известная нефтяная корпорация предлагала разделить при проведении экспертизы береговые проблемы коренных сахалинцев и рыболовство, хотя именно за счет этого промысла они издавна добывали пропитание.

Позиция представителей деловых кругов в обеих ситуациях понятна — решение основной задачи, связанной с добычей углеводородов и других сокровищ подземных кладовых, порой затмевает нюансы житейские.

Нежелательные осложнения

Сенатор Григорий Ледков, представляющий в Совете Федерации Ямало-Ненецкий автономный округ, сказал «Парламентской газете», что в любом законопроекте, связанном с народами Севера, и, конечно же, в законе об этнологической экспертизе необходимо предусмотреть конкретные механизмы, гарантирующие его действенность. В предлагаемом варианте законопроекта предполагается, что по всем вопросам при стратегическом планировании упор должен делаться на выводах специалистов Российской академии наук. Оспаривать их компетенцию не приходится, но при этом сенатор уверен: ни в коем случае нельзя не учитывать региональные особенности.

«Условия жизни народов в разных регионах России очень разнообразны. Природные условия Дальнего Востока, Южной Сибири, Арктики заставили их обитателей веками вырабатывать свои способы существования в экстремальных условиях. Усредненный подход здесь противопоказан, — подчеркнул Григорий Ледков. — В закон необходимо включить положение о том, что в состав экспертов должны входить сами носители культуры территорий, на которых предполагается строительство промышленных объектов. Оленеводы, морские зверобои, таежные охотники должны получить право участвовать в оценке возможных рисков, а их замечания и возражения были изучены, взвешены и учтены».

Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, которую возглавляет сенатор, после анализа законопроекта внесет свои предложения. Среди обсуждаемых дополнений, например, наделение советов коренных народов при главах субъектов Федерации экспертными полномочиями, которые будут базироваться на мнениях подобных органов при муниципалитетах. Необходимо подключение и региональных научных центров, считает Ледков, что «утяжелит осуществление проектов, но и избавит от нежелательных осложнений и даже конфликтов».

«Мы же обязательно испытываем все последствия на себе», — сказал сенатор, имея в виду, что северяне на себе неминуемо ощутят возможные издержки экспертиз.

Фото: PIXABAY

Поэтому ассоциация и стремится смягчить негативное воздействие недродобычи на уклад коренных народов. Так, в последние месяцы ее членам пришлось заниматься не прогностической экспертизой, а оценивать последствия уже свершившейся экологической катастрофы на Таймыре. И вместе с учеными Москвы, Санкт-Петербурга, Тюмени проводить экспертные исследования по определению негативного воздействия нашумевшей утечки нефтепродуктов в Норильске не только на природу, но и на жизнь людей тундры, рассказал Ледков. Работы начались в сентябре, какое-то время ушло на поиск средств и решение технических проблем, но первые результаты ожидаются уже в марте.

Региональные законы

Впрочем, не дожидаясь появления федерального закона об этнологической экспертизе, регионы принимают свои правовые акты. Первопроходцем, где уже действует такой региональный закон, стала Саха (Якутия). Председатель профильного комитета Госсобрания (Ил Тумэн) Елена Голомарева рассказала нашему изданию, что сейчас 53 процента территории республики подпадает под действие закона о территориях традиционного природопользования и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера.

С принятием республиканского закона об этноэкспертизе, направленного на минимизацию ущерба среды проживания северян, удается регулировать взаимоотношения между хозяйствующими субъектами и представителями коренных малочисленных народов. «Другими словами, они получили право контроля над своей судьбой», — подчеркнула она.

Читайте также:

• Кочевникам будет проще проголосовать • Кочевникам предлагают упростить регистрацию

Оленевод и недропользователь должны быть равноправными субъектами права, первый как исконный житель и хозяин на своей земле, второй как исполнитель госзаказа на его земле, считает Голомарева. Но с сожалением констатирует, что социальный диалог еще до конца не налажен. Также непростым является и вопрос о компенсациях, выплатах по экономическим соглашениям, на которые иногда идут промышленные компании.

В федеральном законе об этнологической экспертизе целесообразно предусмотреть не только обязательность ее проведения, но и предусмотреть ответственность за несоблюдение ее требований, считает региональный депутат, а нормы, на основе которых будут определять размеры компенсации за нарушения условий, следует включить в Закон Российской Федерации «О недрах».

Закона об этнологической экспертизе ждут и на Сахалине. Об этом здесь задумались еще в 2006 году, когда были приняты первые нормативные акты областного уровня. Представитель коренных малочисленных народов Севера в Сахалинской областной думе Алексей Лиманзо заявил «Парламентской газете», что важно не ограничиваться изучением воздействия промпроектов на традиционную среду обитания, а предусмотреть разработку мер для адаптации коренных народов к вероятным изменениям и подготовку соответствующих социально-экономических программ.

Тем не менее даже при отсутствии закона после прихода на остров нефтяных компаний некоторые проблемы во многом удалось преодолеть. Так, в области действует трехстороннее соглашение между правительством региона, советом уполномоченных исконных жителей острова и нефтяниками — по программам социально-экономической поддержки коренного населения и обязательствам компаний не допускать экологических последствий от добычи нефти на шельфе. Нефтяники ежегодно отчитываются перед представителями малых коренных народов об экологическом состоянии на объектах.

Автор: Олег Дзюба

Просмотров 3256

31.01.2021 00:00