Кардиолог Сергей Сайганов: Нынешние врачи изменились в лучшую сторону

Кардиолог Сергей Сайганов: Нынешние врачи изменились в лучшую сторону

У Сергея Сайганова уже есть проект будущего научно­клинического комплекса, но денег на него пока нет. Фото александра Горелика

О новой системе подготовки и аттестации медиков, о постоянном образовании, цене репутации и великих предшественниках «Парламентская газета» поговорила накануне Дня медицинского работника с ректором Северо-Западного государственного медицинского университета имени И.И. Мечникова Сергеем Сайгановым.

- Сергей Анатольевич, что в вашем кабинете делает телескоп? На звёзды смотрите?

- Подарили наши друзья в 2010 году к 125-летию университета. Но пока ни разу в него не смотрел — нет времени.

- День медицинского работника — праздник профессиональный. А что ещё отмечают у вас в вузе?

- Главные праздники — это выпуск и день первокурсника. Также мы отмечаем Актовый день, это 12 октября, когда в 2011 году объединили две знаменитые академии - Медицинскую имени Мечникова и Последипломного образования - и создали наш университет. 

Досье
Сергей Сайганов возглавил Медицинский университет имени Мечникова в ноябре 2017 года. При этом продолжает преподавать: он сохранил за собой должность заведующего кафедрой гос­питальной терапии и кардиологии. Автор многих научных публикаций по кардиологии.

Ещё мы отмечаем дни памяти основателей — великой княгини Елены Павловны и её личного врача, профессора Эдуарда Эйхвальда - это была его идея обучать врачей после получения диплома. Ведь в XIX веке земские врачи были оторваны от новых медицинских знаний, их уровень отставал. И родилась мысль о вольной медицинской школе, где земские врачи могли бы бесплатно учиться. С благословения императора 3 июня 1885 года Еленой Павловной был создан Императорский клинический институт, а его первым директором стал Эйхвальд. Потом заведение преобразовали в ГИДУВ, а ГИДУВ - в МАПО.­ А институт имени Мечникова, или Второй мед, основал академик Владимир­ Бехтерев. Так что всех этих людей - Елену Павловну, Эйхвальда,­ Бехтерева - мы чтим, в дни памяти посещаем их могилы.

- Сейчас медицинская отрасль очень быстро меняется. У университета Мечникова в этих изменениях есть своя роль?

- В последнее время меняются принципиальные подходы к образованию врача. Раньше мы выпускали врача с дипломом, и дальше он шёл либо учиться, либо работать — мы контролировали у него определённый набор знаний, навыков, способностей работать с пациентом. А теперь акцент делается на компетентностный подход, чтобы врач ещё и мог принимать самостоятельные решения.

Нынешние студенты-­медики должны к выпуску уметь лечить больных самостоятельно, без присмотра опытных врачей. Фото предоставлено отделом по связям с общественностью СЗГМУ имени И.И. Мечникова

- Разве раньше он не принимал решений?

- После получения диплома — нет. Ему нужно было как минимум поучиться год в интернатуре или ординатуре под патронатом опытного специалиста. А сейчас мы должны выпустить человека, который сразу может идти работать в практическое здравоохранение. Поэтому на последних курсах мы концентрируемся на решении ситуационных задач.

Сначала, конечно, студент учит теорию, потом мы его допускаем к работе на симуляторах — машинах, которые имитируют человека с его болезнями. Затем подводим к живым пациентам и стараемся, чтобы он в комплексе начал применять своё клиническое мышление. А последние полгода студенты учатся непосредственно поликлинической терапии - в поликлиниках. Там наряду со шлифовкой теоретических знаний они работают с пациентами под контро­лем опытных терапевтов.

- Почему именно терапевтов?

- Потому что сейчас выпускник медицинского университета может пойти работать только терапевтом в поликлинику. А чтобы работать в стационаре или по другой специальности, надо ещё по­учиться в клинической ординатуре.

Более того, даже получив диплом, выпускник не может сразу пойти работать врачом — ему нужен ещё допуск к практической деятельности. А его можно получить, только пройдя первичную аккредитацию, которую проводит медицинское сообщество - преподаватели и сотрудники университета в этом не участвуют, приходят люди из клиник, из других вузов и проводят независимую оценку компетенций, которые получил с дипломом выпускник. Аккредитация идёт в три этапа: теория, станции симуляционного центра, где как раз проверяется способность принимать решения, и наконец многоуровневые ситуационные задачи, которые представляют собой кейсы из реальной практики врачей. Только после этого комиссия допускает выпускника к практической деятельности.

- Давно такая система работает?

- Третий год. И первый год — первичная специализированная аккредитация. Это уже для врачей-специалистов, окончивших ординатуру. У нас в этом году все 20 кардиологов с цикла профессиональной переподготовки успешно прошли аттестацию с первого раза. Я этому рад: значит, мы даём качественное образование. Это главный показатель способности вуза подготовить специалистов, которые в состоянии пройти независимую проверку.

А дальше врачи раз в пять лет должны будут проходить вторичную специализированную аккредитацию.

- Но врачи и раньше раз в пять лет учились.

- А теперь они будут ежегодно учиться в системе непрерывного медицинского образования. Они должны за год набрать 36 часов в образовательных организациях и 14 часов на мероприятиях — конференциях например. Мы эти часы называем «кредиты». За год надо набрать 50 кредитов, за 5 лет - 250. И затем уже можно проходить аккредитацию. Причём каждые пять лет врач может выбирать тематику для углублённого обучения, определять свою траекторию учёбы, чтобы подправить то, что, по его мнению, он знает недостаточно. Скажем, он считает, что болезни желудка он знает хорошо, а заболевания лёгких надо подучить, чтобы пройти аккредитацию. И образовательное учреждение заинтересовано подготовить этого специалиста, чтобы он успешно прошёл аккредитацию. Потому что если он её не пройдёт, никто больше в это учреждение не пойдёт учиться.

Вообще добросовестность образовательного процесса выходит на первое место. Много организаций получило право на образовательную деятельность, но, по сути, торгует сертификатами. Обучения там нет. Но теперь аккредитация, и её просто так не пройдёшь. Я очень надеюсь, что новая система отсечёт все эти недобросовестные учреждения.

- Я понимаю, как наберёт кредиты врач в Петербурге или Москве. Но как их наберёт врач из глубинки?

- Да, это проблема. Теоретически она может быть решена через вебинары.

- А как проверить, смотрел человек вебинар или огород ушёл копать?

- Видимо, появится система контроля или тестирования по итогам вебинара — и тогда можно давать кредиты. Но я бы просто доверял: сейчас врачи изменились, и в лучшую сторону. Что-то изменилось в их сознании. Лет 15-20 назад была какая-то пассивность, а теперь они хотят получать новые знания, у них горят глаза!

- Жизнь поменялась?

- Возросли требования к врачам. Работодатель смотрит не только диплом, но и опыт, отзывы, так как для него велики репутационные риски.

- Репутация наконец стала важна?

- Да, очень. Ценность репутации резко выросла и для организации, и для врача. А ещё увеличилось количество уголовных дел и исков в суды из-за ошибок врачей. Раньше иски были редкостью, а теперь меня каждый день просят предоставить экспертов или высказать мнение по делу.

- А мечта у вас есть?

- Есть идея единого научно-клинического комплекса на Пискарёвском проспекте. Вот даже модель сделали: это здания нашей клиники, лабораторий, а рядом 10 гектаров свободные. Минздрав нас поддерживает, но сейчас трудно найти деньги на такую грандиозную стройку.

Евгений Гордин

Просмотров 3179

14.06.2019 11:52



Загрузка...

Популярно в соцсетях