Андрей Картаполов: Повышение призывного возраста направлено не на количественное, а на качественное развитие армии

В Вооруженные силы должна прийти более подготовленная во всех смыслах молодежь, считает парламентарий

13.03.2023 16:31

Автор: Николай Козин

Андрей Картаполов: Повышение призывного возраста направлено не на количественное, а на качественное развитие армии
Андрей Картаполов © Игорь Самохвалов/ПГ

Призывной возраст в России предложено повысить с 1827 до 2130 лет. Соответствующий законопроект внесен в Госдуму в этот понедельник, 13 марта. Как будет работать новая система, для чего она нужна и каких еще изменений следует ждать в военной сфере в ближайшем будущем, «Парламентской газете» рассказал председатель Комитета Госдумы по обороне и один из авторов законопроекта Андрей Картаполов.

Не количеством, а качеством

- Андрей Валериевич, в законопроекте, который вы внесли в Госдуму, указан переходный период — с 1 января 2024-го по 1 января 2026-го. Означает ли это, что грядущие два призыва — весенний и осенний — у нас пройдут в штатном режиме?

- Мы действительно внесли сегодня этот законопроект. В тексте предлагаемых поправок указано, что они вступят в силу с 1 января 2024 года — с этой даты начнется переходный период, когда мы постепенно, в три этапа, будем повышать призывной возраст. Соответственно, весенний и осенний призывы 2023 года пройдут без каких-либо изменений, в прежнем формате — призывать будут людей от 18 до 27 лет.

- Вырастет ли количество призывников с повышением призывного возраста?

- А какой в этом смысл? У нас в армию призывают ровно столько людей, сколько нужно. И если вы поднимете прежние указы президента, то увидите, что цифра призыва практически не меняется вот уже на протяжении нескольких лет — она составляет примерно 200—250 тысяч человек в год. От того, что мы поднимем призывной возраст, должностей в Вооруженных силах не прибавится.

Вообще, я не устаю подчеркивать: эта наша инициатива направлена не на количественное, а на качественное развитие армии. Когда поправки окончательно вступят в силу, в ряды военнослужащих будут приходить более развитые, более зрелые в психологическом и физическом плане люди, обладающие определенным жизненным опытом, навыками и компетенциями. Следовательно, речь  идет именно о повышении качества комплектования и посредством этого — повышении боевых возможностей Вооруженных сил.

Читайте также:

• На альтернативную службу — с удочкой

- Как быть с теми, кому на момент переходного периода исполнится от 27 до 30 лет? Будут ли они считаться уклонистами?

- Возраст, с которого гражданин, не служивший в армии без уважительной на то причины, будет считаться уклонистом, также будет поэтапно повышаться. То есть, если человеку исполнилось 27 лет до 1 января 2024 года, после вступления в силу поправок никто его разыскивать, преследовать, судить и насильно отправлять в армию не будет. Он сможет поступить на службу по собственному желанию, подав заявление в призывную комиссию по месту жительства, но не в принудительном порядке. А вот люди, которые будут непосредственно попадать под действие поправок — уже да, столкнутся, если не служили, не имея на то причин, с определенными регламентированными законом последствиями.

- Вы упомянули о том, что ежегодное количество призывников не увеличится. Тем не менее в законе указано, что люди в возрасте восемнадцати лет все равно смогут поступить на службу в армию по собственному желанию. Для чего им была оставлена такая возможность?

- Опять-таки — речь идет о том, что любой гражданин не только обязан отдать Родине воинский долг, но и имеет на это право. Если человек хочет — почему мы должны его в этом ограничивать и как-то ему препятствовать?

- И все же — человек в 1821 и человек в 2730 лет сильно отличаются. В 2730 это уже, как правило, состоявшийся специалист с профессией, зачастую с семьей и активный налогоплательщик. Не приведет ли единовременное «выключение» множества таких людей из жизни общества и рабочих процессов к негативным последствиям для экономики страны?

- Я считаю, что никакого негативного влияния не будет. Более того, напомню, что Вооруженные силы всегда являлись самым главным драйвером экономики, средоточием современных технологий, объединением ведущих предприятий и так далее. И если человек, пусть даже имеющий профессию, место работы и платящий налоги всего на год уйдет в армию, ничего страшного не случится. Весь тот потенциальный ущерб, который понесет экономика от его отсутствия, ей в дальнейшем будет компенсирован.

Вопросы на перспективу

- Будут ли предусмотрены дополнительные механизмы отсрочки или освобождения от призыва для людей от 2730 лет? Возможно, связанные с работой, семейным положением или чем-либо еще?

- Конечно, изменения, которые мы предлагаем, приведут к тому, что потребуется корректировка и других законодательных актов, определяющих статус военнослужащего. В том числе, конечно, нужно будет проработать вопрос о дополнительных механизмах отсрочки или освобождения от призыва для людей более старшего возраста. Но это будет уже следующий шаг. Это большая планомерная работа, поэтому мы сознательно в текущий законопроект никаких подобных инициатив и предложений не включали. Сейчас мы дождемся его принятия и дальше уже совместно с Минобороны будем прорабатывать остальные нюансы.

Отмечу, к слову, что речь ведь идет не только об отсрочках. Вот лишь один из примеров — хорошо, мы подняли призывной возраст. А что нам теперь делать с военными училищами, куда также поступают люди после одиннадцатого класса? Для них мы делаем исключение? Или разрабатываем какую-то принципиально новую нормативно-правовую базу? И таких вопросов пока что достаточно. Благо время у нас есть — в том числе для этого и предусмотрен переходный период.

- Параллельно с разговорами о повышении призывного возраста звучали предложения об увеличении срока службы в армии — как минимум до двух лет, как было раньше. Такие обсуждения в данный момент ведутся?

- Это полная ерунда. Я говорил много раз и продолжаю оставаться при своем мнении: никакой необходимости в увеличении срока службы в армии на сегодняшний день нет. Этот вопрос в нашем комитете не рассматривается в принципе, и никаких подобных предложений от кого-либо из коллег мы не слышали. Более того, если подобный законопроект все же поступит на рассмотрение в Госдуму откуда-то извне, наша позиция будет строго отрицательной.

Правда за нами