Знаменитая Плешка отмечает юбилей

Какие перспективы у ведущего экономического университета, размышляет его ректор Виктор Гришин

Знаменитая Плешка отмечает юбилей  

19 февраля 2017 года в стенах Плешки, знаменитого института, а ныне Государственного экономического университета имени Георгия Плеханова, соберутся многочисленные гости, среди которых — экономические светила, опытнейшие управленцы, известные политики и просто неравнодушные к судьбам отечественного образования люди.

Повод достойный: вуз отмечает 110 лет со дня основания. Как оценить достигнутое и какие перспективы у ведущего экономического университета ? Об этом размышляет ректор Виктор Гришин, отвечая на вопросы «Парламентской газеты».

- У истоков РЭУ стояли такие известные до сих пор люди, как Морозовы, Третьяковы, Сергей Юльевич Витте… Чем была вызвана необходимость создавать коммерческий институт, который был учреждён 19 февраля 1907 года министром торговли и промышленности Российской империи?

— Необходимость создать новое профессиональное высшее учебное заведение была вызвана главным образом так называемым русским экономическим чудом рубежа XIX-XX веков. Граф Витте может считаться одним из его отцов — именно его последовательные и продуманные действия по «оживлению» экономики Российской империи привели к тому, что в XX век Россия вступила, демонстрируя одни из самых высоких в мире показателей экономического роста.

В условиях устойчивой экономики, политики протекционизма по отношению к отечественным предпринимателям и одновременно с этим привлечения зарубежных инвесторов активно развивалась частная предпринимательская инициатива и новые предприятия создавались во множестве. Кроме того, Витте не случайно прозвали «дедушкой русской индустриализации» — благодаря его усилиям началось форсированное промышленное развитие аграрной России.

Одной из черт этой «царской индустриализации» была быстрая консолидация производств со стремлением к завоеванию превосходства на рынке. В России к началу XX века на крупных предприятиях с числом рабочих более 500 человек работали около половины всех промышленных рабочих — такая ситуация наблюдалась тогда только в Германии, а в других странах этот показатель был намного ниже. Предприятия укрупнялись, а значит, управленческие механизмы усложнялись.

При этом в России отсутствовала система высшего экономического образования. Более того, даже на уровне среднего профессионального образования всё было практически в зачаточном состоянии — в 1896 году во всей России было всего-навсего шесть коммерческих училищ, аналогов сегодняшних колледжей. И всё!

Разумеется, существовали ещё экономические факультеты при наиболее крупных университетах страны, но это не было системное экономическое образование — по сути, их выпускники получали те же знания, что и воспитанники коммерческих училищ, только «наложенные» на университетскую фундаментальную базу. Вы можете представить себе, насколько острым был кадровый голод, который испытывала промышленность, финансовая сфера, да и само государство. Из ситуации выходили скрепя сердце, приглашая к работе видных практиков или специалистов более широкого профиля, что, конечно, проблемы не решало.

Государственные мужи, надо отдать им должное, прекрасно понимали, что государство не сможет решить эту проблему быстро и качественно. По этой причине в 1897 году был издан специальный указ, по которому общественные организации и даже частные лица получили право открывать свои собственные учебные учреждения, в том числе и высшие. Конечно, они должны были получать что-то вроде государственной аккредитации, чтобы их выпускники имели равные права с выпускниками государственных вузов.

Но тем не менее система экономического образования стала расти как на дрожжах, поскольку теперь инициаторами её развития стали люди, напрямую, практически жизненно заинтересованные в высококвалифицированных специалистах экономического профиля — российские промышленники, предприниматели, купцы, финансисты.

Объединённые общими интересами, они формировали свои общественные организации, ставившие своей целью создание и обеспечение работы образовательных учреждений. И самой эффективной из них стало Московское общество распространения коммерческого образования, возглавляемое Алексеем Семёновичем Вишняковым. В состав Общества входили представители практически всех ключевых предпринимательских семей Москвы, а почётным председателем Общества стал сам Витте.

Общество функционировало исключительно за счёт пожертвований и не финансировалось государством, то есть во многом это был социальный проект. Эти люди старались не только для себя, но и для всей страны. Но даже со всем их рвением, им понадобилось 10 лет, чтобы создать первый в России экономический вуз — настолько сложной была эта задача. Они шли к этому постепенно — открыв сначала два десятка торговых классов по всей Москве (аналог курсов повышения квалификации), затем — коммерческие училища для мальчиков и девочек в Замоскворечье и построив для них собственные здания.

Лишь потом на этой базе они открыли Высшие коммерческие курсы, преобразованные в 1907 году в Московский коммерческий институт — правый профильный экономический вуз России. Начиная с 1910 года его стены ежегодно покидали по нескольку сотен высококвалифицированных специалистов-управленцев — «офицеров» растущей экономики России.

- При Советской власти в Московском институте народного хозяйства работали многие известнейшие учёные, я с удивлением узнал, что студентам читали курс, например, по теоретической механике, а из института впоследствии выделились многие известнейшие учебные заведения. Как изменились задачи вуза сравнительно с дореволюционным периодом?

- Теоретическая механика была в учебных планах МКИ и до революции — существовал коммерческо-технический факультет, готовивший специалистов для промышленных предприятий, и они должны были иметь мощную естественно-научную и техническую подготовку. Хотя конечно, революционные события имели серьёзнейшие последствия для нашего вуза. Это большая удача, что институт в этих условиях вообще сохранился. Ведь в ходе революции, сопровождающейся сменой социально-политического строя, скажем, законы физики или математические методы не меняются, а экономика, напротив, является областью знаний, практически встающей с ног на голову.

Огромное количество программ, наработанного преподавательского опыта, вмиг становятся неактуальными, а взамен срочно требуются новые знания и приходится практически «идти по целине». Конечно, многие преподаватели тогда вынуждены были оставить не только стены института, но и саму Родину — среди них были блестящие экономисты, философы, историки. Но в то же время сохранился почти весь костяк коммерческо-технического отделения, сохранилась научная база. Но наш институт смог справиться с этим переломом — он сохранился, удержал лидерство и стал флагманом экономического образования уже в Советской России. Ведь в конечном итоге нельзя отрицать правильность слов Ленина: «Политика есть самое концентрированное выражение экономики».

Квалифицированные экономисты были нужны Советской России не меньше, чем царской, а возможно, даже больше, ведь после революции экономика страны лежала в руинах, а ни одно государство мира не было в состоянии поделиться опытом построения социалистической экономики. Конечно, изменились акценты в подготовке — теперь вуз, сменивший название на Московский институт народного хозяйства и получивший поначалу имя Маркса, а в 1924 году — Плеханова, готовил в основном специалистов в области планирования народного хозяйства, организации производства в социалистической экономике и так далее.

Со временем профиль вуза менялся, в частности в 1930-х годах многие технические кафедры были выведены из его состава, и на их основе были основаны новые вузы, например МЭИ. В 1940-х годах мы готовили практически исключительно специалистов в области советской торговли. Кстати, в годы Великой Отечественной войны МИНХ им. Г.В. Плеханова единственным из всех московских экономических вузов не был эвакуирован и продолжал работу, подготовив за годы войны свыше 1100 специалистов. А в 1961 году МИНХ был объединён с Московским государственным экономическим институтом (в своё время также вышедшим из Плехановки), в результате чего наш вуз снова стал широкопрофильным.

Начиная с 1960-х годов здесь готовили специалистов практически для всех отраслей экономики и управления — от финансовой системы и планирования до применения ЭВМ в решении экономических задач. Разумеется, «Плехановский нархоз» не только готовил специалистов для экономики, но и активно участвовал в жизни государства. Здесь нужно отметить участие института в крупных национальных проектах — в разработке плана ГОЭЛРО, реализации «Косыгинских реформ» 1960-х годов, этого «последнего шанса советской экономики», построении новой экономической формации в 1990-х.

- В послевоенные годы институт получил известность не только своими высококвалифицированными выпускниками, которые составили основу многих отраслей народного хозяйства, но и мощной научной школой, которая, вопреки суждению о засилье одной идеологии, имела оригинальные суждения и предложения по ключевым вопросам экономической теории и практики, расскажите, пожалуйста, об этом периоде. В частности, о том, что на стыке 80-90-х получили преобладание научные взгляды, условно, экономического факультета МГУ и некоторых академических институтов, что привело к плохо рассчитанным реформам.

- Не думаю, что можно возложить ответственность за провал горбачевской перестройки или тяжёлые последствия ельцинских реформ на экономический факультет МГУ или институты академии наук. В советской экономической науке наблюдалось противостояние так называемых товарников и антитоварников. Первые утверждали, что социализму присущи товарно-денежные отношения в новой форме, то есть подчинённые плановым пропорциям экономики; вторые — что социализм предполагает только планирование. Это, конечно, был спор о легитимности или принципиальной недопустимости рыночных отношений в советском обществе. Но и те и другие мыслили в рамках сохранения плановой системы хозяйства. Радикальные рыночные реформы начала 1990-х годов далеко выходят за строгие рамки тех дискуссий позднесоветского времени.

В нашем институте в послевоенный период, о котором вы говорите, в разные годы трудились такие яркие фигуры отечественной экономической науки, как Г.С. Григорьян, Л.И. Абалкин, В.П. Грошев, Д.С. Львов, Н.Я. Петраков, Р.И. Хасбулатов и другие. Они также придерживались различных взглядов на развитие и возможные пути реформирования советской экономики. Однако никто из них не выступал за решительный слом советского планирования.

Наши специалисты, тесно связанные с народным хозяйством страны, понимали, конечно, всю глубину кризиса, в которой оказалась советская система в 1970-1980-е годы. Однако они учитывали и то, что нерегулируемый капиталистический рынок ещё в 1930-е годы породил Великую депрессию, выход из которой был найден лишь благодаря внедрению государственного регулирования. «Триумф» неолибералов типа Рейгана и Тэтчер был воспринят этими интеллектуалами скептически. В ретроспективе ясно, что это было совершенно оправдано — именно с этих деятелей началось движение капитализма к новому мировому экономическому кризису.

Вот почему наш институт поддержал сам принцип рыночных реформ, но выступал и выступает за сохранение более активной роли государства, чем предполагается неолиберализмом. Стимулирование экономического роста, поддержание социальных гарантий населения являются важнейшими элементами экономической политики государства, в том числе и на современном этапе.

Назрел вопрос о переходе к индикативному планированию. В его рамках государство средствами налоговой и кредитной политики, с помощью казённого заказа и других мер будет создавать условия для того, чтобы частный бизнес оказался заинтересован в согласовании своих планов с правительственными. Лишь такая модель «смешанной экономики» может обеспечит условия для выхода России на траекторию устойчивого экономического роста.

- Мне понравилось название одной из дореволюционных специальностей — коммерческий инженер. Сегодня, видимо, такая специальность востребована в новом качестве — может быть, коммерческий инженер-генетик. Замечательно высказывание первого директора Коммерческого института П.И. Новгородцева: «Готовить для будущего просвещённых деятелей, любящих свою страну, верящих в её неиссякаемые силы и умеющих в самой будничной практической работе видеть осуществление великого долга». Сегодня страна переживает крайне непростые времена, и эта формула крайне актуальна. Сайт университета ведётся на трёх языках, включая английский и китайский, а выпускники будут работать в условиях нового технологического уклада, развивать экономику до 2050-2070-х годов. Какие новые программы, виды и формы обучения и практики помогут им быть успешными?

- Вы совершенно правы, когда говорите, что мы находимся сейчас на пороге нового технологического уклада. В первую очередь качество образования будет определять место нашей страны в мировой экономике через 30-50 лет. В нашем университете мы стараемся не только сохранить лучшие традиции российского и советского образования, но и активно внедрять современные методы обучения и новые образовательные технологии. Именно это позволяет нам оставаться одним из наиболее востребованных экономических вузов страны.

За более чем столетнюю историю мы прошли путь от Московского коммерческого института до одного из крупнейших российский университетов, специализирующегося на подготовке экономистов и управленцев. В настоящее время в нашем университете ведётся подготовка по всем уровням высшего образования (бакалавриат, специалитет, магистратура и аспирантура). В текущем году к набору абитуриентов предлагаются 116 образовательных программ высшего образования (кроме аспирантуры) по 25 направлениям подготовки. При этом каждый год мы предлагаем абитуриентам несколько новых образовательных программ, разрабатываемых факультетами и кафедрами университета с участием представителей бизнес-структур или органов государственной власти.

Отличительной особенностью реализуемых в университете образовательных программ является их высокая практическая направленность. Для этого в структуре образовательных программ выделяются практико-ориентированные дисциплинарные модули, широко внедряется проектное обучение. Такой подход к разработке и реализации образовательных программ получил высокую оценку у представителей бизнес-сообщества: к концу 2016 года четверть всех образовательных программ университета, объявленных к набору, успешно прошли профессионально-общественную аккредитацию. К концу 2017 года таких программ должно быть не менее трети.

Относительно сайта на трёх языках: мы решаем задачу экспорта образовательных услуг, поскольку уровень качества подготовки специалистов позволяет нам конкурировать с иностранными вузами. Здесь свои технологии, свои формы. Исследования показывают, что социально-культурное разнообразие, обеспечиваемое присутствием иностранцев в университете, обогащает опыт, приобретаемый студентами во время обучения, и формирует среду, способствующую обмену опытом профессоров, а способность университета привлекать большое число иностранных студентов и профессоров в большинстве случаев является индикатором хороших условий обучения и востребованности образовательных услуг данного университета. Так что Плехановский университет использует интернационализацию образовательной и научной деятельности как способ повышения качества работы и, соответственно, повышения конкурентоспособности и устойчивости своего развития.

Сегодня перед университетом стоят новые задачи. Преимущество сложившейся за последние 15-20 лет образовательной модели РЭУ — сочетание экономического и управленческого образования, ориентированного на практику, сильной математической (статистической) и правовой подготовки и использования информационных технологий.

Ориентированность на практику обеспечивается в том числе за счёт наличия естественно-научных подразделений и задела экспертизы в области торгового дела, товароведения, экономики и управления предприятием, а также смежных специальностей. Углублённая математическая подготовка обеспечивается за счёт высокой доли дисциплин, активно использующих экономико-статистический аппарат и информационные технологии. При разработке стратегии повышения конкурентоспособности университета мы старались прежде всего учесть эти особенности.

Стратегическая цель университета на период до 2021 года — построение эффективной многоуровневой системы непрерывного образования в сфере экономики и смежных областях знаний, отвечающей запросам государства, общества и личности, формирование университета, образовательная и научно-исследовательская деятельность которого имеют широкое международное и национальное признание и обеспечивают ресурсную базу его дальнейшего устойчивого развития. Стратегия РЭУ направлена на повышение конкурентоспособности на национальном и международном уровне за счёт интернационализации научно-исследовательской и образовательной деятельности и формирования эффективной системы обеспечения качества научных исследований и образовательных программ.



Автор: Юрий Скиданов

Просмотров 6448

19.02.2017

Популярно в соцсетях