Земли для сельского хозяйства нельзя отдавать под коттеджи

В Госдуме намерены пересмотреть земельное законодательство

Земли для сельского хозяйства нельзя отдавать под коттеджи

Фото Мити Алешковского / ТАСС

В России земли не хватает тем, кто на ней работает, возделывая сельскохозяйственные культуры. Зато её в избытке у спекулянтов и коррупционеров. Причина такого перекоса – в серьёзных пробелах земельного законодательства. Изменить ситуацию намерены в парламенте.

Как фермера и режиссёра с земли сгоняли

За последние двадцать лет в нашей стране утрачено 45 процентов пахотных земель, то есть почти 38 миллионов гектаров. На этих землях образовались овраги или они заросли лесом. При этом 67 процентов земельного фонда находится в руках государственной и муниципальной власти. То есть землёй практически монопольно продолжает владеть государство. Почему же тогда пашни зарастают бурьяном, а рейдеры сгоняют с наделов фермеров?

«Земельный рынок пока очень неразвит, однако это не означает, что на операциях с землёй не обогащаются спекулянты и мошенники. Самые распространённые нарушения в этой сфере – незаконный перевод земли из одной категории в другую, самовольное перекраивание границ земельных участков (сегодня кадастровый учёт осуществлён лишь на 15 процентах земель сельхозназначения), сдача в долгосрочную аренду без достаточных к тому оснований, незаконное оформление земли в собственность», – сказал директор Почвенного института Андрей Иванов в ходе Парламентских слушаний в Государственной Думе 29 ноября.

Одним из видов теневого бизнеса на земельном рынке стала скупка земельных паёв у бывших членов колхозов и последующая их перепродажа под коттеджную застройку. «Возникли огромные латифундии, владельцы которых сдают арендаторам сельскохозяйственные угодья для самых различных нужд», – отмечает Андрей Иванов. Принятый в 2002 году закон об обороте земель сельхозназчения позволяет мошенникам выстраивать хитроумные схемы обогащения.

«Местные власти сдают землю в аренду на год (на этот срок собственность оформлять не нужно) и предлагают за год собрать документацию на этот участок для последующего оформления в собственность. Но через год этот участок выставляется на конкурс и уходит местному девелоперу под застройку», – возмущается кубанский фермер Виктор Лотошин.

«Сейчас по закону, если у Россельхознадзора нет претензий к фермеру по использованию участков, он может рассчитывать на выкуп или долгосрочную аренду участка без проведения торгов. Но в законе сделана оговорка. Если на участок появляется ещё один претендент, госорганы уже должны проводить конкурс. Таким образом, появляется возможность шантажировать фермера возможной «конкуренцией», – комментирует ситуацию земельный юрист Ольга Рыкова.

«На этом рынке крутятся огромные деньги, монополия, везде нужны связи, откаты», – пишет в своём блоге известный кинорежиссёр Андрей Кончаловский. В 2012 году он купил 3 тысячи гектаров земли в Калужской области и намеревался открыть бизнес по откорму бычков. Местные власти обещали найти соинвестора, но дело не заладилось. Когда же Кончаловский решил продать надел, то столкнулся с чиновничьим противодействием при оформлении сделки. В итоге местные власти выкупили у режиссёра землю фактически по бросовой цене.

Охотники за землями

С недавнего времени ряд игроков теневого рынка земли пополнили девелоперские компании. Недостаток земли под застройку в мегаполисах и высокий спрос на жильё сподвигли застройщиков внимательнее присмотреться к свободным землям вокруг мегаполисов. Впрочем, свободными участки были только фактически, а по документам проходили как земли сельхозназначения, где какое-либо строительство запрещено.

Лазейка была найдена в Земельном кодексе, где для глав администраций поселений или городских округов, глав администраций муниципальных районов предусмотрена возможность самостоятельного выбора разрешённого использования принадлежащей муниципалитету земли. Для этого надо было лишь только принять так называемый ПЗЗ – план землепользования и застройки населённого пункта.

«С 2012 года начинается массовое проведение общественных слушаний с целью утверждения ПЗЗ», – рассказывает юрист Ольга Рыкова. Эксперт поясняет, что на самом деле местные власти меньше всего интересовало общественное мнение. Нужно было так или иначе получить одобрение жителей на новый план землепользования, в котором земли сельхозназначения становились уже землями, где разрешалось строительство. Впоследствии их выделяли строительным компаниям.

Дело дошло до того, что в 2014 году в недрах Минэкономразвития возник документ, предусматривающий полный отказ от деления земель на категории и переход к территориальному зонированию. Законопроект встретил серьёзное противодействие со стороны аграриев. «Если бы он прошёл, это привело бы к настоящей земельной вакханалии, в результате чего земли сельхозназначения сократились бы до минимума, что поставило бы под угрозу продовольственную безопасность страны», – замечает Ольга Рыкова.

Что изменится в законодательстве

Вопрос земельного законодательства сегодня стратегически важный, – сказал на парламентских слушаниях, посвящённых землям сельхозназначения, глава Комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Кашин. По его мнению, предстоит серьёзная реформа законодательства, в которой намерены принять активное участие Минсельхоз и профильный комитет Госдумы.

О первых шагах реформы сообщил заместитель министра сельского хозяйства Сергей Левин. Например, создан Государственный реестр земель сельскохозяйственного назначения. «Этот информационный ресурс позволит увидеть состояние земель сельхозназначения», – заметил чиновник. Минсельхоз также намерен пристально мониторить работу уже вступившего в силу закона, который позволяет изымать у собственника земли сельхозназначения, если они не используются. «Опираясь на этот документ, Россельхознадзор уже вынес владельцам более 2 тысяч предписаний о нецелевом использовании сельхозземель», – сообщил Левин. Немало планов по реформированию законодательства и у депутатов. Они будут касаться изменений в Налоговый кодекс, совершенствования механизма залога земель, регулирования процедуры оборота земель сельхозназначения.

Земельное законодательство будет дополнено новым законам «Об охране почв» и новой редакцией Закона «О землеустройстве». Все эти меры направлены на формирование единой государственной земельной политики.

Владимир Плотников
Владимир Плотников первый заместитель председателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам – Миллионы гектаров потерянных для земледелия почв – вот цена, в которую обходится нам непродуманная земельная политика. Мы научились обращаться с землёй как с товаром, не обращая внимания на то, кому она достаётся и каким образом используется. В результате имеем ситуацию, когда на земле делают миллиарды спекулянты, а у фермеров, которые кормят страну (фермерские хозяйства показывают лучшую статистику эффективности, чем крупные агрохолдинги), землю отбирают рейдеры. Поэтому пора наводить здесь порядок. Обозначу несколько принципиальных позиций.

Первое. Нужен поименный реестр землевладельцев. Это необходимо, чтобы понимать, кому конкретно принадлежит земля и как она используется. Иные владельцы земли живут за границей и при этом являются собственниками 400 тысяч гектаров. Говорят, нам нужен рынок земли. Но этот рынок должен быть цивилизованным, а не чёрным, на котором процветает коррупция и рейдерство.

Второе. Каждый такой участок должен быть описан, и все относящиеся к нему документы сведены в единую электронную базу.

Третье. Приоритетное право приобретать землю должно быть у тех, кто на ней живёт и работает. У фермеров сегодня землю под разными предлогами отнимают. Как с такой политикой мы собираемся выполнять программу продовольственного импортозамещения или повышать долю сельхозпродукции в экспорте? Поэтому мы будем добиваться, чтобы в обороте земель права сельхозпроизводителя были бы приоритетными. Сейчас готовим поправки в закон об обороте земель сельхозназначения. Необходимо помнить, что земля, плодородные почвы – одно из главных богатств нашей страны. Она должна стать ресурсом, который работает на государство.

Просмотров 4025

02.12.2016 12:35