Сергей Нарышкин: изменения в закон о СМИ возможны, но свободу печати ограничивать нельзя

Председатель Госдумы выслушал журналистов

Кто будет работать в новом созыве Государственной Думы, решится только 18 сентября, но список насущных дел для народных избранников потихоньку готовится. Очередной пункт добавился 5 сентября — его вместе со спикером нынешнего созыва Сергеем Нарышкиным подробно обсуждали в Петербурге. Речь шла о журналистике.

- В декабре исполнится 25 лет закону о средствах массовой информации — и это хороший повод поговорить о нём, — обратился к руководителям СМИ Северо-Запада Нарышкин. — Такой срок свидетельствует, что с одной стороны, закон получился качественным, но с другой, жизнь меняется, и закон должен меняться.

- Есть две точки зрения, — познакомил спикера Госдумы с итогами предварительной дискуссии руководитель «ТАСС Северо-Запад» Александр Потехин. — Или необходимо возвращение к закону о поддержке СМИ, который имел место в 90-е годы, или принятие закона о целевой поддержке СМИ, то есть о выделении регулярных средств. И при любом варианте необходимы ясные, понятные, прозрачные правила игры, это очень важно.

- Сразу скажу: конституционная свобода слова, свобода распространения информации была и будет незыблемой основой деятельности СМИ, — задал рамки беседе Нарышкин. — Но законодатели отлично понимают важность качественного регулирования этой сферы для нормальной работы журналистского корпуса. Отмечу, что в последние годы одной из тенденций развития законодательства стала защита граждан от информации, способной причинить им реальный вред. Прежде всего, это защита несовершеннолетних, а также защита наших национальных интересов в том, что касается физической безопасности. К примеру — от угрозы терроризма, идеология которого распространяется в информационном поле подобно вирусу. Такой вектор в законотворчестве вытекает из реалий и потребностей нашего времени — вы видите, как динамично развивается международная ситуация, как активизируются различные экстремистские группировки. При этом растущие технические возможности коммуникации могут не только служить благу, но и использоваться в опасных целях.

Так что спикер Госдумы призвал журналистов рассказать ему, как на деле работают законы в области СМИ, а главное, соблюдается ли разумный баланс между необходимыми ограничениями и свободой слова.

- Ещё раз скажу: свобода распространения информации — это наше конституционное завоевание, и оно останется незыблемым при любых условиях, — ещё раз очертил границы дозволенного Нарышкин. — Ведь сама эта свобода служит надёжной защитой для правового государства, повышает эффективность общественного контроля за деятельностью органов власти. Без свободы слова невозможен широкий общенациональный диалог, а ценность последнего не вызывает ни у кого сомнений.

Оказалось, что медиа-менеджеры с разумными ограничениями в принципе согласны, и в защите несовершеннолетних от вредной информации или в запрете на распространение идей террористов не видят ничего плохого. Их волнуют другие проблемы, связанные с финансами и возможностью, оставаясь независимыми, работать и зарабатывать. С остальным медиасреда способна справиться сама: в ней ещё существует понятие репутации.

- Никакой нормой не определить критерии журналистского таланта, грамотности, добросовестности в подготовке материала, — согласился с этим Сергей Нарышкин. — Невозможно законом принудить заботиться о репутации своей газеты, агентства, телеканала или персонального блога. Всё это — вопросы, связанные с самоуважением и нравственными персональными качествами журналиста. Здесь намного эффективнее любого государственного контроля будут ваше чувство профессионального долга, внутренняя строгость и требовательность к себе. И, конечно, мнение коллег по журналистскому цеху.

- Не секрет, что медиа-отрасль находится в глубоком кризисе, особенно это касается региональных, муниципальных СМИ, — сказал генеральный директор газеты «Калининградская правда» Игорь Никонов. — Да и федеральные СМИ чувствуют себя не лучшим образом, особенно те, что не принадлежат государству, а существуют в независимом формате. Этот кризис усугубляется и отсутствием профессионализма, и падением престижа профессии, но с моей точки зрения, тут во многом виноват и законодатель: закон о СМИ никоим образом не отвечает сегодняшним реалиям. Потому что 25 лет назад многих понятий, явлений и событий просто не было. Не было этих вызовов, не было этих возможностей, Поэтому у меня сразу вопрос: когда мы можем рассчитывать на принятие нового закона? И какая мера участия в его подготовке журналистских сообществ?

Никонов предложил подумать и о механизме исполнения будущего закона. По его мысли, следует создать специальное министерство, которое бы следило за медиа-средой, а заодно чётко и ясно формулировал задачи для СМИ. Сергей Нарышкин удивлённо поднял глаза, журналисты загудели.

- У нас многие считают, что если есть проблема, то надо создать министерство, и проблема исчезнет, — вздохнул спикер Госдумы. — Это не так. Есть Министерство связи, которое отвечает за нормативное регулирование, есть Роскомнадзор и есть куратор, родной отец всего журналистского сообщества — Федеральное агентство по  печати и массовым коммуникациям.

- Потребности в новом законе я не вижу, — возразил калининградскому коллеге генеральный директор «Санкт-Петербургских ведомостей» Борис Грумбков. — А вот привести его в соответствие с сегодняшним днём нужно. Например, нужно пересмотреть конструкцию учредитель — издатель — редакция — главный редактор — договор — устав редакции. Не ущемляя права и самостоятельность журналистского коллектива, надо эту конструкцию упростить. У нас редакция, не являясь самостоятельным юридическим лицом, — всё же некий субъект, с которым нужно делать договор. Почему? А что такое устав редакции? Многие эти нюансы сегодня носят формальный характер, но их надо соблюдать, и мы соблюдаем. Эта формальность обидна, её следует привести к реальности.

Грумбков привёл также в пример разницу во взглядах с налоговиками на публикацию бесплатных материалов: по закону редакция может напечатать письмо читателя, не выплачивая ему гонорар и не заключая с ним договор. Но у ФНС другое мнение — у неё своё регулирование. Возникают проблемы и с претензиями героев критических публикаций: они имеют право на ответ — но иногда эти ответы содержат, мягко говоря, недостоверную информацию. Редакции стараются стоять на страже интересов читателей и не печать ложь, даже если она публикуется в порядке ответа. Но в судах такие действия не всегда находят понимание. Трудно и с авторскими правами на рекламные материалы: рекламодатель даёт фотографию, а потом возникает правообладатель снимка и заявляет, что не давал согласия на его публикацию. А отвечает за это деньгами не заказчик рекламы, а СМИ.

Вам надо? Тогда помогайте

В Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям, как оказалось, уже раз двадцать рассматривали различные варианты нового закона о СМИ. Правда, они почему-то поступали не от медиа-сообщества, а от совершенно других организаций.

- Тут фактура тонкая: с одной стороны надо закон улучшить, а с другой — не ухудшить, — пояснил заместитель руководителя ведомства Владимир Григорьев. — Кардинально переписать закон можно, и такие попытки уже были. Но они каждый раз отвергались, так как всегда были угрозы для свободы СМИ.

- То, что закон так и не переписали, говорит о том, что он по сути правильный, — взяла микрофон председатель Союза журналистов Петербурга и Ленобласти Людмила Фомичёва. — Поправки нужны, но они не должны касаться основополагающих моментов: должны оставаться запрет цензуры и возможность свободно регистрировать издания. А самое главное  в госрегулировании — власть должна видеть в журналистах не марионеток, а партнёров.

- Если журналистское сообщество считает, что нужен новый закон о СМИ — давайте обсуждать основы этого акта, думать, чего не хватает нынешнему закону, создавать рабочую группу, — призвал журналистов к сотрудничеству Сергей Нарышкин. — Но моё мнение — в базовый закон можно вносить поправки, но он работающий и в ближайшие годы будет соответствовать потребностям журналистов.

Ружьё еще выстрелит

Представители провинциальной прессы подняли волнующий их вопрос подконтрольности местным властям. Известно, что многие районные издания вынужденно превратились в пиар-площадки глав администраций, мэров, губернаторов. Вот руководство петрозаводского телеканала «Карелия» и попросило уточнить в законе, какой должна быть поддержка СМИ и не стоит ли ограничить возможности региональных властей влиять на прессу. Петербургские коллеги припомнили, что в начале года были попытки приравнять к преступлению трату бюджетных денег на восхваление в прессе губернаторов, но потом эти разговоры утихли.

- Да, такие поправки в Уголовные кодекс, запрещающие самопиар глав субъектов за бюджетный счёт, были, — кивнул Сергей Нарышкин. — Но профильный комитет так и не смог вынести их на пленарное заседание: счёл расплывчатыми ряд формулировок. Например, как отличить самопиар от обязанности органов власти информировать о результатах своей работы? Но закон не отвергнут, он лежит «в портфеле» Госдумы.

- Значит, это ружьё ещё сможет выстрелить? — прибегнул к чеховским аллегориям Александр Потехин.

- Да, сможет, но документ надо доработать.


Просмотров 1656

05.09.2016

Популярно в соцсетях