Пётр Толстой: мы не питаем иллюзий относительно будущего в Совете Европы

ПАСЕ давно стала инструментом против России в руках коллективного Запада

Пётр Толстой: мы не питаем иллюзий относительно будущего в Совете Европы

Пётр Толстой. Фото пресс-службы Петра Толстого

Госдума вслед за Советом Федерации приняла на уходящей неделе заявление «О ситуации вокруг российского участия в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ)». В нём сказано, что Россия отказывается направлять делегацию на сессию Парламентской ассамблеи в январе 2019 года и оставляет в силе решение о заморозке выплаты взноса в бюджет Совета Европы.

Почему в ПАСЕ правит бал русофобское меньшинство? Нужно ли через год формировать новую делегацию для участия в заседаниях Парламентской ассамблеи? И как сегодня расценивать возможные решения Европейского суда по правам человека, касающиеся нашей страны? На эти и другие вопросы в интервью «Парламентской газете» ответил заместитель председателя Государственной Думы Пётр Толстой.

- Пётр Олегович, какие последствия для нашей страны и для Совета Европы вызовет отказ российской делегации участвовать в ПАСЕ?

- Сложившаяся ситуация уже повлекла за собой отказ России уплачивать взносы в Совет Европы. А поскольку это продолжается уже в течение двух лет, в июне этого года может быть рассмотрен вопрос о дальнейшем участии России в Совете Европы. Но, думаю, мы не доставим им этого удовольствия. Если ситуация не начнёт меняться, то я не вижу смысла дальнейшего членства России в этой организации.

Но Совет Европы может поднять вопрос о членстве нашей страны, а может не поднять. Если к этому времени Россия сама не хлопнет дверью, устав от постоянных нападок в свой адрес, то следующую возможность сформировать делегацию мы получим в январе 2020 года.

- Есть перспективы на восстановление прав нашей делегации в ПАСЕ? Какие шаги навстречу друг другу для этого нужно сделать российской стороне и нашим партнёрам на Западе?

- Сейчас возвращение нашей делегации в Парламентскую ассамблею может произойти только в том случае, если удастся преодолеть сложившуюся дискриминационную ситуацию в самой организации. Тогда мы пересмотрим наше решение. Но, честно говоря, я не питаю иллюзий.

Старейший парламентский орган Европы пока не демонстрирует готовности и стремления к преодолению возникшего институционального кризиса. Первым шагом к его разрешению могло стать как раз внесение элементарных поправок в Регламент ПАСЕ, предложенных Россией.

- На днях вы совместно с главой международного Комитета Совета Федерации Константином Косачёвым приняли участие в закрытых консультациях с руководством ПАСЕ в Женеве. Каковы итоги этих консультаций?

- В первую очередь важно то, что мы находимся в постоянном контакте с руководством ПАСЕ и с её отдельными политическими группами, а также с делегациями других стран-участниц. Таким образом, у нас есть возможность методично доносить свою позицию, что мы и делаем.

Старейший парламентский орган Европы пока не демонстрирует готовности и стремления к преодолению возникшего институционального кризиса.

По поводу конкретной встречи с госпожой Лилиан Мори Паскье, то тут нужно понимать, что персонально она не может принимать решения за Ассамблею, как это, может быть, ей и хотелось бы. Решения принимаются коллегиально.

- Какова роль делегаций Украины, Польши и стран Прибалтики в противостоянии между парламентским большинством в ПАСЕ и российской делегацией?

- По сути, это уже давно сложившийся русофобский оркестр, где главные скрипки — это Украина, Великобритания, страны Балтии, Скандинавские страны, Польша. Такой своеобразный клуб ненавистников России. Они всегда действуют солидарно, очень организованно, и, по сути, на всех голосованиях по вопросам, так или иначе связанным с нашей страной, мобилизуются крайне эффективно в отличие от представителей большинства ПАСЕ.

Кстати, это большинство к нашей стране нормально относится, но при этом не приходит на голосования. А согласно Регламенту ПАСЕ, результаты голосования зависят не от заявленных членов делегаций, а от фактически присутствующих в зале людей.

- Именно ПАСЕ выбирает судей Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Как будут строиться наши отношения с этой организацией дальше?

- Предполагаю, что сложно. Мы сейчас не выбираем две трети судей, что ставит под сомнение легитимность решений ЕСПЧ, касающихся России. Кроме того, в 2015 году Конституционный суд РФ разрешил не исполнять решения ЕСПЧ, если они противоречат нашему Основному закону. Но не мы первые и, уверен, не мы последние. До нас ровно то же самое сделали несколько стран, среди которых, например, Великобритания и Германия. Они раньше нас признали, что решения ЕСПЧ не обязательны для исполнения, если они противоречат национальному законодательству, а значит, и национальным интересам. И это нормально!

Для России такое решение приобрело особую актуальность в свете огромного числа ничем не обоснованных обвинений в адрес нашей страны и усиливающегося внешнего политического давления, когда любой международный институт может стать лишь способом давления на Москву, инструментом в чужой игре.

Автор: Ксения Редичкина

Ещё материалы: Пётр Толстой

Просмотров 2827

17.01.2019 13:25





Загрузка...

Популярно в соцсетях