Морозостойкая бронетехника и десантирование в снег

Как Россия оберегает Арктику от иностранного вторжения

09.12.2022 00:00

Автор: Николай Козин

Морозостойкая бронетехника и десантирование в снег
  © Минобороны РФ / mil.ru

Арктический регион уже в обозримом будущем может стать зоной нового серьезного противостояние между США и Россией. Такое мнение в конце октября высказал в интервью CNN член американского сената Ангус Кинг. По его словам, по мере того, как климат на планете будет теплеть, а многовековые льды таять, в Арктике начнут открываться новые маршруты, которые наша страна сможет использовать, чтобы «подобраться поближе» к Вашингтону. А незадолго до этого, в мае, российский МИД и вовсе предрекал превращение северных земель в «интернациональный театр боевых действий». Как интересы стран, лежащих зачастую в противоположных частях земного шара, сталкиваются в Арктике и какое будущее ждет этот регион — разбиралось наше издание.

Есть претензии к Сибири, нет претензий к Аляске

На сегодняшний день Арктика представляет собой один из богатейших природными ресурсами, а потому один из самых перспективных регионов мира. Так, по данным геологической службы США, подо льдами Арктики залегает порядка 30 процентов мировых неразведанных запасов природного газа, 13 — нефти и 20 процентов — газоконденсата. А Минприроды России, в свою очередь, оценивало запасы топлива в российской части Арктики в 55 миллиардов тонн природного газа, 7,3 миллиарда тонн нефти и 2,3 миллиарда тонн газоконденсата соответственно.

Разумеется, территория с настолько богатыми недрами не может не вызывать притязаний самых разных стран, особенно с учетом того, что во всем остальном мире запасы углеводородов, необходимых для функционирования промышленности и транспорта, понемногу истощаются. Осложняется же дело тем, что на данный момент не существует никакого единого международного документа, который определял и закреплял бы правовой статус Арктики. Он регламентируется множеством отдельных норм различных двусторонних договоров, национальных законодательств и соглашений. Основную роль в контроле над северными территориями играет Арктический совет, в который входит восемь стран: Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия, Швеция и США. А с 2014 года свое влияние в регионе упорно пытается нарастить еще и Китай — восемь лет назад Поднебесная объявила себя «приарктическим государством» и получила статус наблюдателя в совете.

Следует отметить, что претензии разных стран на безраздельное господство в северных землях — открытые или завуалированные — звучат достаточно регулярно. Но чаще всего их высказывают США, которым принадлежит один из секторов Арктики, граничащий с Чукотским автономным округом и включающий в себя Аляску, Алеутские острова и архипелаг Александра. Так, еще в марте 2021 года американское министерство обороны выложило в открытый доступ военную доктрину Regaining Arctic Dominance — «Возвращение господства в Арктике». В основном в документе поднимаются, конечно, вопросы национальной обороны и защиты границ, однако встречаются и довольно тревожные и показательные пассажи.

«Арктика может стать оспариваемым пространством, где главные соперники Соединенных Штатов — это Россия и Китай, которые стремятся использовать военную и экономическую мощь для получения и сохранения доступа в регион в ущерб американским интересам, — отмечается в доктрине. — Арктика рассматривается как коридор для расширения стратегической конкуренции великих держав между Индо-​Тихоокеанским и европейскими регионами. Национальная оборонная стратегия отмечает сложившуюся эрозию конкурентного преимущества американской армии перед Россией и Китаем как центральную проблему».

Одним словом, можно с уверенностью утверждать, что противостояние крупных политических игроков вокруг Арктики уже давно идет — просто в вялотекущей фазе и не покидая пределов высоких чиновничьих кабинетов. В России, например, подобного рода заявления и вовсе уже давно никого особенно не удивляют.

«Противостояние сначала с СССР, а потом и с Российской Федерацией со стороны западных стран всегда было продиктовано борьбой за ресурсы, — рассказал нашему изданию первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров. — Не случайно когда-то одна из американских госсекретарей заявляла: «Это нечестно, что Сибирь принадлежит только России. Она должна быть достоянием всего человечества». Показательно, кстати, что во времена Золотой лихорадки на Аляске мыслей о том, что Аляска тоже должна быть достоянием всего человечества, ни у кого из американских правителей не возникло».

При этом, по словам Владимира Джабарова, одними лишь Штатами список государств, так или иначе претендующих на полное или же частичное господство в Арктике, вовсе не исчерпывается.

«Я думаю, что туда поглядывают и Дания, и Канада, и Европа, и даже страны Центральной Европы, — констатировал сенатор. — И даже, более того, на Арктику смотрит с большим интересом и Азия. Всем известно, например, о китайских притязаниях на эту территорию. Хотя вот здесь, на мой взгляд, нам опасаться как раз нечего: Китай — наш надежный друг, так что мы вполне можем осваивать северные земли совместно».

Владимир Джабаров © Юрий Инякин/ПГ

При этом Владимир Джабаров подчеркнул, что Россия не отказывает в праве на освоение Арктики никому. Единственное условие — все претенденты должны быть готовы к диалогу и сотрудничеству не на словах, а на деле.

«Если хотите вместе это делать — пожалуйста, — подчеркнул политик. — Там требуются огромные финансовые ресурсы, огромные инвестиции. Но при этом нужно четко понимать: никакого закабаления Арктики мы не допустим, никаких проявлений новой колониальной политики там и близко не будет».

Драйвер мира — Севморпуть

И предпосылки к такому всестороннему и общемировому сотрудничеству в Арктической зоне действительно есть. Их главным драйвером является Северный морской путь. На сегодняшний день это самый короткий, а потому самый выгодный водный маршрут, соединяющий Европу и Азию. Для понимания масштабов: расстояние для судов, идущих из Мурманска в японскую Йокогаму через Суэцкий канал, составляет порядка 13 тысяч морских миль (чуть больше 24 тысяч километров), а по Севморпути — всего 5570.

В 2017 году китайские СМИ писали о торговом судне «Тяньцзянь», направлявшемся из Поднебесной в Данию. По словам капитана корабля Шэнь Цзяньсиня, воспользовавшись арктическим фарватером, «Тяньцзянь» сэкономил 15 суток пути и около 383 тонн топлива. Согласно данным топливных бирж, в 2017 году цена за тонну судового топлива варьировалась от 200 до 500 долларов. Получается, что прямая экономия компании, которой принадлежало судно, от прохода по Севморпути составила, по самым грубым прикидкам, от 76 до 190 тысяч долларов. Сумма немалая, и это с учетом того, что «Тяньцзянь» — далеко не самое крупное судно, его валовая вместимость составляет всего лишь чуть больше 26 тысяч тонн. А значит, компании, в распоряжении которых имеются корабли-монстры, рассчитанные на сотни тысяч тонн груза, смогут экономить при проходе через Арктику такие же сотни тысяч долларов. А с учетом того, что единственным «оператором» Северного морского пути и хозяйкой единственного в мире ледокольного флота является Россия, получается, что с нашей страной мировому торговому сообществу куда выгоднее дружить, нежели воевать — во всех смыслах этого слова.

«К тому же не стоит забывать о том, что сейчас идет речь о том, чтобы сделать Северный морской путь открытым для судоходства круглый год и без необходимости использовать ледоколы, — отметил Владимир Джабаров. — С другой стороны, Северный морской путь вполне может стать как точкой соприкосновения международных интересов, так и, наоборот, точкой конфликта. Потому что я не исключаю, что кто-то может захотеть его монополизировать и самолично распоряжаться теми преимуществами, которые он дает».

C тем, что открытое противостояние сверхдержав в Арктической зоне представляет собой вполне реалистичный сценарий, согласен и председатель Комитета Госдумы по обороне Андрей Картаполов.

«Арктика уже является зоной противостояния, — подчеркнул депутат в беседе с нашим корреспондентом. — Там регулярно проводятся военные учения. Мы отмечаем постоянные попытки проникновения кораблей из недружественных стран, причем не только в нейтральные, но и в наши территориальные воды. В этом нет ничего удивительного. Северные территории слишком перспективны, особенно с учетом тенденции к глобальному потеплению и таянию льдов, из-за которого добывать полезные ископаемые, прежде всего те, что размещаются в зоне арктического шельфа, становится проще».

С другой стороны, отметил Андрей Картаполов, угроза конфликта в Арктике, как мы и говорили, существует не первый год. И Россия никогда не сбрасывала ее со счетов.

«Давайте не будем забывать о том, что у нас существует Северный флот, зоной ответственности которого и является Арктический регион, — пояснил парламентарий. — Собственно, он и предназначен для контроля за Арктикой. И имеет все необходимое оснащение и самые современные технологии для успешной защиты наших национальных интересов».

Андрей Картаполов © Игорь Самохвалов/ПГ

Специфика региона

При этом, как пояснил нашему изданию военный эксперт, политолог Иван Коновалов, Северный флот не просто существует, он имеет особый статус оперативно-стратегического командования, то есть, по сути, отдельного военного округа.

«Это означает, что для него в Арктическом регионе сформирована межвидовая группировка сил и средств, — отметил эксперт. — То есть, помимо, собственно, кораблей — надводных и подводных, — в его состав входят обширные сухопутные силы, включая мотострелковые и бронетанковые бригады и эшелонированные системы ПВО».

Читайте также:

• Галина Карелова: За срыв северного завоза предлагают ввести административную ответственность • Правила прохождения альтернативной службы изменились

Кроме того, подчеркнул политолог, не стоит сбрасывать со счетов и все тот же уникальный ледокольный флот. Каждое судно в нем имеет двойное назначение и при необходимости может участвовать в боевых действиях. Это не значит, что на ледоколы в случае объявления всеобщей мобилизации будут монтировать пусковые установки для ракет и пулеметы (суда проекта 22220, наиболее современные на данный момент, к этому не приспособлены чисто конструктивно), однако ледокольный флот способен организовывать боевым силам пространство для маневра, в том числе там, куда противник не заберется ни по воде, ни по воздуху.

Еще один важный нюанс, по словам Ивана Коновалова, — специфика арктических ландшафтов и климата. Потенциальные боевые действия в Арктике не будут идти ни в какое сравнение с маневрами в более южных регионах.

«Поэтому у нас все виды военной промышленности обязательно имеют в своем составе арктический сегмент, — уточнил эксперт. — Так, например, у нас на вооружении стоят особые арктические системы ПВО, способные работать при экстремально низких температурах. Есть большой штат снегоходной бронетанковой техники. И это опять же не веяние времени, эта работа началась не год и не десять лет назад. Достаточно сказать, что наш танк Т-80, принятый на вооружение еще в 1976 году, может исправно функционировать при температуре -40 градусов. Ни один другой танк, произведенный в какой бы то ни было стране мира, такого себе позволить не способен».

Впрочем, Т-80 — это, конечно, уже история. И стражу в Арктике сейчас несет куда более современная и продвинутая техника. Так, например, Минобороны рассказывало о вездеходах ТТМ-4902ПС-10 «Руслан». Эти мощные машины могут работать при температурах до -50 градусов, несут на борту мощные дизельные двигатели и способны преодолевать препятствия, в том числе снежные завалы до 1,8 метра высотой. Сюда же относятся специализированные армейские снегоходы высокой проходимости А-1, оснащенные креплениями для гранатомета, автомата и снайперской винтовки. Ну и, конечно же, никуда не делись старые-добрые МТ-ЛБ (многоцелевой транспортер — тягач легкий бронированный), которые, несмотря на солидную историю — они были приняты на вооружение еще в 1964 году, — до сих пор исправно выполняют в Арктике все положенные задачи и демонстрируют при этом высочайшие показатели надежности и эффективности.

Более того, военное присутствие в Арктике требует особого подхода даже в том, что касается оперативно-тактических подходов. Так, отметил Иван Коновалов, в войсках ВДВ, помимо прочих аспектов, плотно отрабатывается десантирование в снег в условиях Северного региона.

«Наши же потенциальные противники основной упор делают на подводный флот, — констатировал эксперт. — Особенно в последнее время, когда в Арктике участились учения стран НАТО. Но опять же наших оппонентов зачастую подводит тотальное незнание условий Арктического региона и неготовность к работе в них. Так, например, масштабные учения «Единый трезубец» в 2018 году обернулись просто смехом: американское командование не выдало своим солдатам теплую одежду».

Напомним также, что еще в 2016 году экс-вице-премьер Дмитрий Рогозин на конференции «Международное сотрудничество в Арктике: новые вызовы и векторы развития» заявлял, что на вооружении России находится 150 проектов, направленных на развитие нашего сектора Арктической зоны в различных отраслях. На реализацию этих программ из государственного бюджета до 2030 года намечено выделение триллиона рублей. При этом большая часть этих денег пойдет на обеспечение безопасности сухопутных, морских и воздушных границ Крайнего Севера.