Госдума предлагает изменить законодательство в интересах культуры

Глава профильного комитета нижней палаты парламента Елена Ямпольская направит предложения депутатов в кабмин на этой неделе

Госдума предлагает изменить законодательство в интересах культуры

фото: пресс-служба депутата

Депутаты намерены прекратить порочную практику, когда театры и музеи выживают за счёт внебюджетных источников. А для этого, как считает Елена Ямпольская, необходимо вывести культуру из сферы услуг и гарантировать, что государственные субсидии обеспечат зарплаты работников отрасли и затраты организаций на безопасность и коммуналку. На заседании Совета при президенте по культуре и искусству парламентарий предложила изменить методику финансирования учреждений культуры. Об итогах Совета и судьбе самых обсуждаемых законопроектов в портфеле комитета депутат рассказала в интервью «Парламентской газете».

- Выступая на заседании Совета при президенте по культуре и искусству, вы предложили закрепить в законодательстве иной правовой статус бюджетных и автономных учреждений культуры. Как ваши предложения помогут сохранить культурные ценности и уникальные творческие коллективы во время следующих возможных волн пандемии? Какие решения по этому вопросу подготовил возглавляемый вами комитет?

- Ещё весной нынешнего года, в разгар пандемии, наш комитет направил в Правительство предложения не только по тактическим, но и по стратегическим мерам поддержки отрасли. Мы отмечали, что кризис требует провести работу над ошибками и изменить методику финансирования государственных и муниципальных учреждений культуры. Объём государственных субсидий должен включать в себя обеспечение работников заработной платой и расчёты с поставщиками услуг.

Средства, выделяемые учреждениям культуры в качестве субсидии на выполнение госзадания, не покрывают эти базовые расходы. Культура годами была вынуждена буквально молиться на внебюджетку. Когда публичная деятельность стала невозможной, выяснилось, что подобный подход порочен и неэффективен. Не говорю уже о том, что он попросту оскорбителен. Культура — не та сфера, где государство зарабатывает деньги. Это сфера, где государство зарабатывает очки. Как среди своих граждан, так и за рубежом.

Объём государственных субсидий должен включать в себя обеспечение работников заработной платой и расчёты с поставщиками услуг

В многонациональном и многоконфессиональном обществе именно культура выходит на первый план, когда ставятся задачи гражданского единения, национального согласия. Она обращается напрямую к эмоциям — в отличие от лозунгов и призывов. Общество, особенно молодёжь, сегодня отвергает лозунговую стилистику. Принцип финансирования — это отражение взгляда государства на культуру в целом. Предложения, с которыми я рискнула выйти к президенту, потребуют изменений в Бюджетный кодекс, в Закон «О некоммерческих организациях», в №83-ФЗ — закон, установивший статус бюджетных и автономных учреждений.

Но прежде всего следует, на мой взгляд, записать в «Основах законодательства о культуре», что отрасль не оказывает услуги, но обеспечивает конституционное право граждан на доступ к культуре. Далее можно либо выделить в госзадании определённые защищённые части — зарплата, коммуналка, безопасность, которые будут прописаны в Бюджетном кодексе. Либо вообще вывести эти части из госзадания и сделать их отдельной статьёй, по примеру бюджетных ассигнований на социальное обеспечение населения. Сейчас мы дорабатываем конкретные предложения, на следующей неделе направим их в Правительство. Но, повторюсь, в основе таких изменений должна лежать добрая воля. Понимание, в чём состоит ценность и значимость культуры, какую миссию она выполняет.

- Можно ли сказать, что поддержка Владимиром Путиным проекта о запрете приравнивания действий СССР к нацистской Германии поставила точку в споре, нужен ли этот законопроект? Ваши оппоненты утверждали, что он может угрожать свободе исторических дискуссий. Когда он будет внесён в Госдуму?

- Законопроект будет внесён тогда, когда мы вместе с членами рабочей группы, представителями заинтересованных ведомств, военными историками сочтём, что текст готов. Поддержка президента только приумножает степень нашей ответственности. Всё должно быть сделано «аккуратно», как выразился глава государства, выверенно и продуманно, с расчётом возможных последствий.

Оппонент оппоненту рознь. Я с огромным уважением прислушиваюсь к мнению специалистов — тех, кто, собственно, исторические дискуссии и ведёт. Но если кто-то хочет в борьбе с подобной инициативой нажить политический капиталец или просто привык безответственно молоть языком в публичном пространстве, — их мнение действительно можно вынести за скобки.

- Будет ли законопроект, отменяющий избыточную возрастную маркировку, принят до конца года, и когда, наконец, ученик 9-го класса сможет купить в книжном магазине роман «Тихий Дон»?

- Осторожно отвечу: надеюсь, что законопроект будет принят до конца созыва. Осталось ведь совсем немного времени, и лично мне важно закрыть ту повестку, с которой я в середине созыва пришла на пост председателя комитета. По моим предчувствиям, наша инициатива приведёт сейчас к цепной реакции. Как это было, скажем, с изменениями в закон №44-ФЗ о госзакупках, когда мы начали борьбу с абсурдом, защищая свою отрасль, а в итоге это вылилось в принципиальные изменения закона. Наш комитет выступил тогда «застрельщиком». Думаю, маркировку постигнет та же участь.

Всё громче раздаются голоса о необходимости избавить также и СМИ от столь подробной и суровой регламентации. Дело не только в том, чтобы ребёнок любого возраста мог открыть «Тихий Дон» — а это счастье для родителей и учителей, если он его откроет. Вопрос возрастной маркировки кажется частным, локальным. Но в действительности мы сталкиваемся здесь с тем самым общим отношением к культуре. Поскольку произведения литературы и искусства по закону считаются просто информацией, то и регламентирующие нормы к ним в последнее время применяются довольно бесцеремонно.

Дети учатся дурному не у Есенина, Бунина или Бродского. Напротив, у них они учатся духовной зрелости

Когда я вижу перед фильмом о Великой Отечественной войне титр: «В эфире демонстрируются табачные изделия, курение опасно для вашего здоровья», меня оторопь берёт: «Это точно самое опасное на фронте — курение?» А иногда до смешного доходит. «Человек с бульвара Капуцинов», известная комедия Аллы Суриковой. Действие происходит в салуне на Диком Западе, персонажи пьют литрами. Предупреждение: «Курение опасно для вашего здоровья». Мне кажется, честнее было бы обо всём предупреждать. «В эфире бьют табуреткой по голове. Табуреткой по голове опасно для вашего здоровья»… Но это перекос комичный.

А вот запрет классики до 16, а то и до 18 лет — вредная история. В подписанном президентом Указе «О национальных целях развития России до 2030 года» есть важнейшие пункты: «формирование эффективной системы выявления, поддержки и развития способностей и талантов у детей и молодёжи…» и «создание условий для воспитания гармонично развитой и социально ответственной личности». Убеждена, что ныне действующая система возрастной маркировки, как минимум, не способствует достижению этих целей. Дети учатся дурному не у Есенина, Бунина или Бродского. Напротив, у них они учатся духовной зрелости.

Просмотров 2792

03.11.2020 00:00

Пример



Популярно в соцсетях