Американские «суперсделки» последовательно разрушают систему международной безопасности

30 лет назад был подписан Договор об обычных вооруженных силах в Европе

Американские «суперсделки» последовательно разрушают систему международной безопасности

коллаж: zuma / TASS; РИА Новости

Девяностые годы прошлого века были временем бурных изменений в политике Советского Союза, направленных на налаживание отношений с Западом и снятие, как тогда говорили, международной военной напряженности. Потому конкретной целью Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) стало установление военного баланса на континенте за счет сокращения обычных вооружений.

Однако в 2007 году Россия приостановила исполнение взятых на себя обязательств. В том, что случилось с ДОВСЕ, какие еще договоренности в области безопасности существуют и почему они последовательно разрушаются, «Парламентская газета» разбиралась с экспертами и парламентариями.

Угроза для будущего планеты

5 февраля 2021 года может прекратить действие договор между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ), подписанный в 2010-м и регламентирующий взаимное сокращение арсеналов развернутых ядерных боезарядов двух стран.

Нежелание его продлевать США объясняют стремлением привлечь к процессу разоружения и другие страны, в частности Китай. Трамп как «лихой бизнесмен» вознамерился заключить «суперсделку» и взять под контроль ядерные вооружения не только России. Однако Пекин на возможность своего участия в договоре практически не реагирует, поэтому переговоры по продлению договора до сих пор не начинались.

Санкт-Петербург. 1 февраля 1993 г. Техника после ликвидации в рамках выполнения договора о сокращении обычных вооруженных сил в Европе. Фото Виктора Гурина/Фотохроника ТАСС.

Одной из опций пока остается его техническое продление на один год без всяких обсуждений. «Это позволит провести переговорный процесс без оглядки на предвыборную ситуацию в США», — заявил нашему изданию глава Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий.

Депутат отметил, что ДСНВ остается едва ли не последним краеугольным камнем договорной базы в вопросах контроля над вооружениями и стратегической стабильности, поэтому так важно сохранить его. «Важно не только для России или США, но и для мирного будущего всей планеты», — напомнил глава комитета.

Впрочем, это далеко не первый демарш Соединенных Штатов в отношении договоров, заложивших основы международной безопасности. Все началось с Договора об обычных вооруженных силах в Европе.

Шаг навстречу миру

Этот договор стал для своего времени прогрессивным соглашением. За годы холодной войны на европейском континенте противоборствующие стороны (НАТО и Организация Варшавского договора — ОВД) сосредоточили настолько огромную военную мощь, что и рядовые граждане, и правительства побаивались даже думать, чем обернется возможный конфликт. Перестройка в СССР стала для Запада удобной возможностью заговорить с Москвой о разоружении. Этот диалог развивался весьма активно, и ДОВСЕ стал одним из первых его «продуктов».

По условиям документа для каждого военного блока были установлены максимальные уровни вооружений и техники. Если одна из сторон имела вооружений больше этих лимитов, то излишки подлежали сокращению в течение 40 месяцев.

Во время церемонии подписания договора по обычным вооруженным силам в Европе и совместной декларации государств - членов организации Варшавского договора и НАТО. Фото Юрия Лизунова и Александра Чумичева /Фотохроника ТАСС

Кроме того, вводились ограничения в так называемых фланговых зонах. Для Варшавского договора это были Болгария, Румыния, Закавказский, Ленинградский, Северо-Кавказский и Одесский военные округа СССР, а для НАТО — Греция, Исландия, Норвегия и Турция. На флангах каждой стороне разрешалось иметь не более 4,7 тысячи танков, 5,9 тысячи бронемашин и шесть тысяч артиллерийских систем. Для контроля за соблюдением договора вводилась система взаимных инспекций… Тогда казалось, что мир стал безопаснее.

Написать легко, выполнить сложно

Однако проблемы с соблюдением договора не заставили себя долго ждать. После распада СССР, роспуска Варшавского договора, объединения Германии и разделения Чехословакии участниками ДОВСЕ стали уже 30 государств. Советская квота была разделена между странами СНГ, располагающимися на европейском континенте. При этом, несмотря на то что Латвия, Литва и Эстония являлись бывшими советскими республиками, они остались вне договора.

При таком положении дел у России возникли трудности с реализацией положений ДОВСЕ, касающихся фланговой зоны. В частности, Ленинградского и Северо-Кавказского военных округов, где допустимые лимиты были превышены, в том числе из-за боевых действий в Чечне.

Однако оголять свои фланги Москва не хотела, да и не могла.

Вопрос был решен поправкой к ДОВСЕ от 31 мая 1996 года, согласно которой границы фланговых зон были пересмотрены. Из их числа исключили Псковскую, Волгоградскую, Астраханскую области, а также восточную часть Ростовской области и коридор на юге Краснодарского края. Тогда же сроки выполнения Россией обязательств по ДОВСЕ были отодвинуты на конец мая 1999 года.

Впрочем, к концу 90-х сложности возникли уже у НАТО. Большинство стран Восточной Европы к тому времени уже вступили в альянс, изменив баланс военной силы на континенте. Предусмотренные ДОВСЕ лимиты боевой техники для блоков потеряли свой смысл. В итоге на ноябрьском саммите ОБСЕ 1999 года в Стамбуле было подписано Соглашение об адаптации ДОВСЕ, предусматривавшее переход от блоковых ограничений к национальным и территориальным, в том числе с лимитом по размещению на территории суверенных государств боевой техники других стран.

Кризис ДОВСЕ

По условиям соглашения адаптированный ДОВСЕ должны были ратифицировать все участники базового договора. Однако на практике к середине нулевых годов из 30 стран, подписавших соглашение, его ратифицировали лишь четыре государства. Это были Белоруссия, Украина, Казахстан и Россия. При этом ни один член НАТО к ратификации даже не приступил.

1997 год. Евгений Примаков и Мадлен Олбрайт обмениваются документами после подписания "Протокола между Россией и США о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений". Фото Эдуарда Песова/ТАСС

«На мой взгляд, пример более чем наглядный, если говорить о том, кто блокировал процесс, а кто демонстрировал доверие к партнерам», — отмечал тогда в своем блоге нынешний глава Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

Причиной такого поведения наших «партнеров», как отмечали эксперты, стало желание Запада обманом разоружить Москву, оставив за собой военно-техническое превосходство. Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Болгария и Румыния, например, ранее входившие в ОВД, так и не оформили свой переход из «восточной» в «западную» группу стран, в связи с чем возникли серьезные диспропорции в пользу Североатлантического альянса. Вступление в НАТО Литвы, Латвии, Эстонии и Словении, вообще не являющихся участниками ДОВСЕ, также создавало дисбаланс обычных вооружений.

В результате на 2007 год 22 страны Североатлантического альянса, участвующие в ДОВСЕ, имели 22 424 танка, 36 570 бронемашин, 23 137 артсистем, 8038 самолетов и 2509 вертолетов. Это на порядок превышало пороговые уровни, изначально установленные договором для НАТО в 1990 году.

Лопнувшее терпение

Мириться с таким положением дел и разоружаться в одностороннем порядке Россия не захотела. В июне 2007 года по инициативе Москвы в Вене была созвана чрезвычайная конференция стран-участниц ДОВСЕ, рассмотревшая российский пакет предложений по восстановлению предыдущих обязательств. Среди них — присоединение к договору стран Прибалтики, а также сокращение общего уровня численности вооружений и техники стран НАТО для компенсации потенциала, приобретенного в результате расширения блока.

По сути это была отчаянная попытка спасти договор. Однако прийти к общему знаменателю так и не удалось.

Через месяц, 13 июля 2007 года, Президент России Владимир Путин подписал указ о приостановлении Россией действия договора 1990 года и связанных с ним документов — до тех пор пока страны НАТО не ратифицируют Соглашение об адаптации и не начнут его исполнение.

Однако за последующие годы «чуда» не произошло. Россия прекратила предоставлять партнерам по договору информацию о перемещении войск, вооружений и военной техники, приостановила прием и проведение инспекций, а в марте 2015-го прекратила и участие в заседаниях Совместной консультативной группы по ДОВСЕ.

Причем еще в ноябре 2014 года глава российского МИД Сергей Лавров заявил: «Мы приостановили выполнение, но он (ДОВСЕ. — Прим. ред.) для нас мертв, и возвращения к нему не будет. Никто из членов НАТО не исполняет этот договор, и нам не хочется выглядеть, как будто мы участвуем в театре абсурда».

Не случайность, а система

Разрушение ДОВСЕ западными странами не было случайным. Это, в частности, наглядно продемонстрировали некоторые последующие события, произошедшие в сфере безопасности, которые также открыто указали и на закулисного кукловода, руководящего действиями более мелких натовских стран.

Пока договор был еще жив, представители России в его контактной группе констатировали: с европейскими странами обсуждать вопросы функционирования документа абсолютно бесполезно, потому что они под любыми предлогами делегировали Москву в Вашингтон, открыто давая понять, что именно США задают тон в вопросах вооружений.

У Вашингтона же никакого желания разоружаться и не было. Наоборот, как только Пентагон осознал, что слабая и раздираемая внутренними противоречиями 90-х годов Россия быстро поднимается с колен и исправляет допущенные ошибки, в том числе в области восстановления своей армии, он рекомендовал Белому дому выйти из ряда договоров, заключенных еще с СССР.

13 декабря 2001 года новой жертвой такой политики США пал договор о противоракетной обороне (ПРО), подписанный Москвой и Вашингтоном в 1972 году и обязывающий стороны отказаться от создания и развертывания систем ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования, предназначенных для борьбы со стратегическими баллистическими ракетами.

Договор, по сути, касался сугубо оборонительных вопросов и фиксировал лишь то, что территории России и США должны оставаться уязвимыми для ракетного нападения. Считалось, что такой подход, обеспечивающий взаимное уничтожение в случае начала войны, сдержит обе стороны от применения ядерного оружия. Однако в какой-то момент США посчитали, что могут обойти Россию в противоракетном вооружении и стать неуязвимыми.

Перспектива начала неприкрытого политического диктата в адрес Москвы, видимо, не давала спокойно спать некоторым американским стратегам. Подобная «бессонница» и вылилась в односторонний выход Вашингтона из договора по ПРО.

Далее — везде…

Впрочем, действующий президент США процесс разрушения прежней системы мировой безопасности, кажется, вообще поставил на колеса. Всего за один срок своего правления он вышел из двух важных военных договоров и поставил под угрозу продление третьего.

Так, 1 февраля 2019 года Вашингтон объявил о приостановке участия США в договоре о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), который первым в истории регламентировал ликвидацию целого класса вооружений. Его участники обязались уничтожить все баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней (от 1000 до 5500 километров) и меньшей (от 500 до 1000 километров) дальности.

Формальным поводом для выхода США из договора стало испытание Россией на полигоне Капустин Яр в 2016-м крылатой ракеты «Новатор 9М729», дальность полета которой, как посчитали американцы, составляет около 3000 километров. Однако задолго до этого обеспокоенность Минобороны России вызвали испытания американцами ракет-мишеней для своих систем ПРО, характеристики которых очень схожи с характеристиками крылатых ракет, запрещенных ДРСМД. В Москве неоднократно указывали Вашингтону на этот момент, однако в Белом доме предпочли не реагировать.

Мастер «суперсделок»

Через год с небольшим, 21 мая 2020 года, США заявили о намерении выйти через полгода еще из одного договора — по открытому небу (ДОН), разрешавшего свободные полеты невооруженных разведывательных самолетов в воздушном пространстве 34 стран-подписантов. Это позволяло контролировать перемещения войск и строительство военных объектов, что повышало доверие друг к другу.

Поводом вновь стало обвинение России в «злоупотреблении договором для сбора данных о критической инфраструктуре США». Впрочем, помощник президента США по нацбезопасности Роберт О’Брайен, в частности, заявил, что Россия в рамках этого договора следила за Дональдом Трампом. «Они летали над Белым домом, они летали над гражданской инфраструктурой, они отслеживали, где может находиться президент: Кэмп-Дэвид или Бедминстер (резиденция и гольф-клуб. — Прим. ред.)», — вполне серьезно отметил он.

«Трамп заявил, что Россия якобы нарушает этот договор, хотя характерно, что западные союзники США ничего о нарушении договоров со стороны России никогда не говорили. И под этим соусом собираются из него выйти, — отметил тогда РИА «Новости» председатель Временной комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков. — Когда США выходили из ядерной сделки по Ирану, они говорили, что Иран нарушает соглашения». И уточнил, что комиссия в Иране так не нашла ни одного доказательства.

Просмотров 1493

19.11.2020 00:00

Пример



Популярно в соцсетях