Валерий Рязанский: Пенсии увеличат на размер инфляции

В уходящем году значительная часть законов, обсуждаемых депутатами и сенаторами, относилась к социальной сфере. О том, как изменения в законодательстве повлияют на жизнь россиян, «Парламентской газете» рассказал председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский.

- Валерий Владимирович, какие из принятых в этом году законопроектов вам кажутся наиболее важными?

- Первым делом мне бы хотелось упомянуть раздел «здравоохранение». Здесь пришлось заниматься бюджетом Фонда обязательного медицинского страхования. Затрагивалось много сопутствующих болезненных вопросов — к примеру, будет ли финансироваться за его счёт высокотехнологичная и специализированная медицинская помощь, хватит ли у Фонда на это средств, и не окажется ли так, что эти виды медпомощи окажутся платными. В итоге правильная модель была найдена — речь идёт о совершенствовании страховой медицины.

В Государственной Думе и Общественной палате работали достаточно серьёзные дискуссионные площадки, где шло обсуждение поправок в закон, регулирующий лекарственное обеспечение наших граждан. Были усовершенствованны механизмы регистрации новых лекарственных препаратов, улучшены способы доставки и контроля качества, борьбы с фальсифицированной и контрафактной продукцией. В результате страна получила достаточно серьёзный модернизированный закон. Особо хочу отметить: ни одно замечание из тех, что мы высказали, не осталось без внимания Министерства здравоохранения.

- Серьёзные преобразования в 2014 году коснулись и сферы трудовой миграции…

- Действительно, кардинальные изменения произойдут уже в начале следующего года. В частности, центр тяжести с принципов квотирования будет перенесён на трудоустройство по приобретённым патентам. Причём плата за патент станет рассматриваться как предварительная или авансовая оплата подоходного налога. Трудовые мигранты должны быть участниками налоговых процессов наряду с российскими гражданами.

- С января вступает в силу закон «Об основах социального обслуживания граждан». Многие эксперты уже назвали его революционным. При этом, по мнению экспертов, регионы не успевают подготовить к нему необходимую нормативно-правовую базу. Насколько обоснованны такие опасения?

- Этот закон действительно очень важен. В первую очередь тем, что носит расширительный характер — то есть он увеличивает круг лиц, которым будет положена бесплатная соцпомощь. Однако для его безболезненного вступления в силу регионам необходимо было принять примерно 1800 нормативно-правовых актов. У многих субъектов в связи с этим поначалу возникли проблемы. Однако по состоянию на конец декабря ситуация выровнялась. Сейчас среди «отстающих» числятся лишь девять регионов. Но мы уверены, что это отставание будет ликвидировано.

- Около двух лет назад Россия ратифицировала международную Конвенцию о защите прав инвалидов. Что изменилось после этого в жизни людей с ограниченными возможностями?

- Ратифицировать Конвенцию мало. Нужно наполнить всё наше законодательство соответствующими нормами. И дело не только в том, что теперь нам предстоит отчитываться перед ООН, как проходит эта работа в России. Это огромный труд сам по себе. Его объёмы очень сложно оценить, даже в натуральных показателях: попробуйте посчитать, сколько пандусов или специальных светофоров по всей стране должно быть установлено. Однако до 2020 года программа «Доступная среда» будет продолжена, она уже обеспечена финансированием. Это будет плановая работа, регионы на основании своих программ будут получать финансирование федерального Центра, причём в очень приличных соотношениях. Если раньше объём финансовых вливаний был равным, то с будущего года Центр будет вкладывать в эти программы 70 процентов, регионы — 30 процентов.

На сегодняшний день нерешённым остаётся трудоустройство инвалидов. В стране 13 миллионов людей с ограниченными возможностями, из них около трети являются трудоспособными. Но даже из них работает лишь 39 процентов. Дело в том, что действующий квотный принцип трудоустройства решает вопрос чисто формально. И многие инвалиды вроде бы устраиваются на работу, приходят в офис, но трудиться там не могут. Работодатель должен приспособить для них рабочие места, но насколько тщательно он это сделал, никто не контролирует. Не решается вопрос, как человек сможет добираться до работы. В результате люди с ограниченными возможностями и работодатели в лучшем случае находят компромисс: оформляется трудовая книжка, выплачивается минимальная зарплата в полторы-две тысячи, но на работу человек не ходит. Работодатель квоту вроде сохранил — и штраф не платит. А в итоге миллионы людей остаются без работы. На мой взгляд, нужно для каждой отрасли создавать свои интегрированные предприятия, которые на входе получают человека, не адаптированного к труду. А на выходе — сотрудника, который совершенно свободно может работать в отрасли на тех специальностях, к которым приспособлен.

- Насколько оперативно проходит притирка законодательства Крыма и Севастополя к российским правовым нормам?

- Здесь имеется внушительный блок переходных норм. Их нужно было практически вручную перебрать: из 42 льготных категорий граждан, которые живут в Крыму и Севастополе, 25 категорий переходят в ведение федерального законодательства, а 17 остаются на попечении регионального законодательства.

- Уязвимым категориям россиян в период экономических сложностей требуется повышенная забота государства. Что делается в этом напралении?

- Государство выполнит все свои социальные обязательства. К примеру, в 2015 году пенсии в нашей стране будут индексироваться, отталкиваясь от уровня реальной, а не прогнозируемой инфляции.

беседовала Ольга Шульга

Ещё материалы: Валерий Рязанский

Просмотров 1149

25.12.2014 18:03