«Не думаю, что есть предмет для тревоги»

– У каждого члена парламента есть своя точка зрения. Я не думаю, что эта точка зрения приобрела решение парламентского большинства или решения, которое может или будет предметом обсуждения между двумя парламентами. Вчера на круглом столе находился председатель комитета по международным делам, мы обсуждали огромное количество вопросов, про Байконур ничего не было сказано.

Такого рода заявления вызывают слуховую вибрацию, но с точки зрения принятия серьезных кардинальных решений, они требуют большего осмысления и лежат в плоскости принятия решений не парламентами стран, а органами исполнительной власти, которые, конечно, должны, если речь идет о межгосударственным соглашениях, быть ратифицированы той и другой стороной. И тогда вступает в действие парламентская составляющая.

Интеграционные процессы, которые происходят в последние два года, демонстрируют, что это не просто декларация, а может быть, впервые в истории постсоветских взаимоотношений, реальные дела, когда повышается не только на 40 процентов объем торговли между нашими странами, но и меняется качество этой торговли, меняется концептуально — это не просто обмен товарами, это обмен рабочей силой, интеллектом, это предполагает совершенно другие базовые рамочные соглашения. Если мы взяли курс на интеграцию то и вопрос, связанный с Байконуром всегда найдет согласованное, понятное, логическое подкрепление. Не думаю, что есть предмет для тревоги.

Записала Ольга Стройнова

Ещё материалы: Ильяс Умаханов

Просмотров 1089