Владимир Джабаров: Турция рискует частью своей территории, если введёт войска в Сирию

 США не нужна конфронтация с Россией по сирийскому вопросу, а готовность российского Генштаба с 22 марта в одностороннем порядке применять силу против вооружённых формирований, систематически нарушающих перемирие в Сирии, является ответственной реакцией нашей страны на события в ближневосточном регионе. Такое мнение высказал первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров в эксклюзивном интервью «Парламентской газете».

- Россия ещё в конце февраля направила свои предложения США по контролю режима прекращения огня. Однако ответа от американской стороны так и не поступило. В этой связи заявление начальника Главного оперативного управления Генштаба Вооружённых сил РФ генерал-лейтенанта Сергея Рудского многие СМИ восприняли как ультиматум. Вы согласны с этим?

- Я бы назвал такую нашу реакцию ответственной. Успешная операция ВКС РФ, по сути, принудила все противоборствующие группировки сесть за стол переговоров по сирийскому перемирию. Но некоторые  наши партнёры, видимо, посчитали, что «дело сделано» и дальше можно извлекать выгоду из ситуации. Однако факты нарушения перемирия в Сирии нельзя допускать, и Россия предложила США создать единую систему контроля над этим процессом. Однако ответа от американской стороны не последовало. И если реакции так и не будет, то с 22 марта наши военные оставляют за собой право жёстко отвечать на все факты нарушения перемирия. Речь идёт об актах возмездия против тех группировок, которые,  пользуясь некоторой неопределённостью в вопросе контроля перемирия, пытаются  нанести удар по правительственным войскам Сирии.

Более того, думаю, что наши американские партнёры понимают, что вернуть группировку ВКС РФ в Сирию большого труда не составит — насколько быстро мы развернули свои силы в прошлый раз, настолько быстро это может повториться сегодня. И если страны, заинтересованные в мирных переговорах, сказали «а», то надо говорить и «б», и двигаться дальше. Иначе ситуация в Сирии вновь окажется подвешенной, и война, по сути, не завершится.

- Станет ли данный вопрос предметом переговоров российского руководства с госсекретарём США Джоном Керри, чей визит в Россию планируется в самое ближайшее время?

- Думаю, да. Не исключено, что  вопрос будет поднят на встрече госсекретаря с Президентом России.

- Таких жёстких заявлений нашего Генштаба мы не слышали, наверное, с советских  времён. Чем обусловлена эта жёсткость?

- Мы даём понять, что если кто-то попытается использовать перемирие для усиления своих позиций против официального Дамаска, то ответ  России будет адекватным. Дело в том, что мы работаем только с одной стороной  — с президентом Асадом. А со стороны оппозиции много группировок, которые даже между собой не могут договориться. И либо США должны использовать своё влияние, чтобы привести их «в чувство», либо сделать это через советников в Турции и Саудовской Аравии. Если же Штаты не в состоянии это сделать, то Россия вынуждена будет  жёстко отвечать нарушителям перемирия. Не зря же мы потратили столько средств и, что много важнее, понесли человеческие потери в ходе полугодовой операции в Сирии!

- Почему, на ваш взгляд, американцы затягивают с ответом на предложения российских военных?

- Мне кажется, что у этого могут быть разные причины, не только политические. Мы знаем, что сегодня президент Обама сильно увлечён своим визитом на Кубу — он поехал туда с семьёй, даже тёщу с собой взял. Это первый визит американского президента за 88 лет на Остров свободы, и, видимо, Обама хочет остаться в истории тем президентом, который наладил-таки отношения США с Кубой.

Сейчас нам необходимо проговорить с американцами возможность их реального влияния на ситуацию в Сирии. Не думаю, что США заинтересованы в конфронтации с Россией по сирийскому вопросу: они поняли, что если мы вернёмся на поле боевых действий, то  находящаяся на подъёме армия Асада может достичь очень многого, а оппозиция — наоборот.

- Остаётся ли вероятность того, что Турция всё-таки введёт свои войска на территорию Сирии?

- Думаю, что если они на это решатся, то Турция потеряет часть своей территории.

- Каким образом?

- Ввод турецких войск наверняка спровоцирует процесс создания курдами на севере Сирии и юге Турции своего государства. Они и сейчас очень близки к созданию своей автономии, а введение войск Эрдогана объединит разрозненные силы курдов не только в Сирии, но и в Ираке, и в самой Турции, где курдов насчитывается около 20 миллионов человек! Поэтому ввод турецких ВС на территорию Сирии может раскачать лодку турецкой государственности. И не просто раскачать, а, возможно, и перевернуть.

Беседовал Никита Вятчанин

 


Просмотров 3039

21.03.2016

Популярно в соцсетях