База в Иране как зеркало меняющейся расстановки сил

Россия снова сыграла на опережение, обстреляв сирийских боевиков с иранской территории

Во вторник, 16 августа, Минобороны РФ сообщило, что дальние бомбардировщики Ту-22М3 и фронтовые Су-34 впервые использовали аэродром Хамадан в Иране для удара по объектам террористических группировок «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра» (запрещены в РФ) в Сирии. Важный в военном плане эпизод отразил существенные качественные изменения в расстановке сил и, без сомнения, заставил призадуматься, какие ещё козыри способна предъявить Москва в будущем. Причём речь идёт уже не о ИГ и Сирии, но о регионе в целом.

Москва и Тегеран объединяют потенциалы 

Для российских ВКС появление дополнительной базы в Иране даст возможность выбора вариантов при нанесении ударов по объектам террористов в Сирии, разъяснил журналистам глава Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров. Но ещё важнее, по его мнению, что достижение такого уровня договоренностей свидетельствует о глубине российско-иранского сотрудничества и о крайне высоком политическом результате.

Несколько прояснилось, о чём (из того, что не вошло в официальные сообщения) несколько дней назад российский президент беседовал за закрытыми дверями в Баку со своими иранским и азербайджанским коллегами. Сегодня, например, стало также известно, что РФ запросила у властей Ирана и Ирака разрешение на использование их воздушного пространства для пролёта крылатых ракет.

«Сотрудничество между Тегераном и Москвой носит стратегический характер, нам необходимо объединить наши потенциалы и возможности», — заявил в комментарии агентству ИРНА секретарь иранского Высшего совета национальной безопасности Али Шамхани.

Не забудем, что всего день спустя после трёхстороннего саммита в Баку последовало российско-турецкое замирение в верхах в Санкт-Петербурге, где тоже не все обсуждавшиеся вопросы и достигнутые и наметившиеся договорённости нашли отражение в сообщениях для прессы. Со слов пресс-секретаря Эрдогана, главы России и Турции среди прочего  поручили создать механизм с участием представителей разведки, военных и дипломатов с каждой стороны. Первая встреча российско-турецкой комиссии по Сирии стартовала в Москве уже на следующий день после петербургского саммита. А ещё через день на переговоры со своим турецким коллегой и президентом Эрдоганом прилетел в Анкару министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф.

От внимания наблюдателей не могло ускользнуть, что иранский президент стал вторым, с которым турецкий лидер провёл телефонные переговоры после неудавшейся попытки путча. Первым был Президент России. Это дало повод вспомнить, что после конфликта в Южной Осетии именно Эрдоган, на тот момент премьер-министр, выступил с идеей создания «кавказской платформы» с участием России, Турции и трёх закавказских государств для обеспечения стабильности и сотрудничества в регионе. Подключение Ирана свидетельствует, что поиск форматов взаимодействия продолжается.

Китай тоже за Асада

Как видим, картинки в калейдоскопе событий на «Большом Ближнем Востоке» чрезвычайно быстро сменяют друг друга. Погрузившись в свой сезон отпусков, Запад явно запаздывает с реакцией. Российский министр обороны Сергей Шойгу говорит, что Россия и США приближаются к достижению соглашения о совместных действиях в Сирии, — на следующий день в Госдепе заявляют, что им нечего сказать по этому поводу. Появление российских бомбардировщиков в Иране, разрешение Тегерана и Багдада на пролёт российских крылатых ракет в их воздушном пространстве, перспектива зарождения региональных союзов с участием России и Ирана явно должны поторопить «наших американских партнёров» встретить Россию на полпути, как в своё время произошло с открытием Второго фронта в Европе.

Тем более что на горизонте замаячил новый игрок, чьё появление может существенно изменить расстановку фигур и опять не в пользу Америки. Пока российские самолёты с базы в Иране сыпали бомбы на военные объекты ИГИЛ и их сателлитов, в Дамаске делегация Центральной военной комиссии КНР встретилась с сирийским министром обороны и сообщила ему о намерении Пекина «продолжать расширять и углублять сотрудничество с вооружёнными силами Сирийской Арабской Республики». Здесь значение имеют, конечно же, не конкретные объёмы военных поставок, если таковые вообще будут иметь место, а недвусмысленный сигнал, что в нынешней конфронтации Китай стоит на стороне официальных властей, то есть президента Асада, в том числе и в военной сфере.

Комментарий эксперта

Владимир Евсеев, заместитель директора Института стран СНГ, военный эксперт:

— Сейчас идут бои за Алеппо в Сирии. Они могут стать переломом во всей кампании по урегулированию сирийского кризиса. Бои там идут с переменным успехом. Чтобы обеспечить победу Сирийской национальной армии и тех сил, которые её поддерживают, необходимо усиление огневого поражения целей. А для этого есть два пути.

Первый — это дополнительное перебазирование нашей авиации на базу в Хмеймим. Но в этом случае Россия фактически откажется от своего решения, принятого в середине марта нынешнего года, по сокращению военного присутствия в Сирии. Да и с политической точки зрения в плане продвижения межсирийских переговоров, в том числе в Женеве, такой шаг стал бы не самым подходящим.

Использование наших стратегических бомбардировщиков, базирующихся в Моздоке на Северном Кавказе, не очень эффективно в экономическом плане из-за географической удалённости. Целесообразнее разместить их ближе к зоне ведения боевых действий. А единственная возможность в этом плане — Иран.

Кроме того, важно, что развивается курс по укреплению стратегического сотрудничества России с Ираном, импульс которому был дан в ходе недавней встречи президентов двух стран в Баку. Размещение российских стратегических бомбардировщиков Ту-22 на авиабазе в Иране — это уже ярко выраженное военное взаимодействие между нашими странами и свидетельствует о дальнейшем сближении Москвы и Тегерана.


Просмотров 2814

16.08.2016

Популярно в соцсетях