Всё меньше заводов, всё больше прилавков

Торговля и посредничество вплотную приблизилась к промышленности по налоговой отдаче

Какие отрасли российской экономики развиваются опережающими темпами? В Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ), объединяющей 25 крупнейших ретейлеров (Х5, «Магнит», «Дикси», «Ашан» и другие), подсчитали, что к таковым относятся оптово-розничная торговля, а также финансово-посреднические и страховые услуги. В общем объёме налоговых поступлений в федеральный бюджет их доля за прошлый год возросла в совокупности до 16,1 процента.

Что хорошо для Швейцарии…

Радоваться такому факту мешает то обстоятельство, что эти сервисные по сути отрасли по налоговой отдаче приблизились к обрабатывающей промышленности, доля которой в налоговых доходах уменьшилась до 19,3 процента. Показатель не самый оптимистичный, он свидетельствует о том, что структура экономики в нашей стране, несмотря на официальные призывы её перестроить в пользу материального производства, продолжает меняться в направлении швейцарского варианта, где посреднические банковско-финансовые и торговые отрасли дают около 35 процентов ВВП! Или США, где аналогичный показатель колеблется возле отметки 26-28 процентов. У нас вклад торговли в ВВП, по данным того же АКОРТ, увеличился до 20 процентов.

Но Россия не Швейцария, история которой предопределила её статус «государства-рантье» с минимальными расходами на оборону. И не США с их большой военной дубинкой, госдолгом, перескочившим за отметку 20 триллионов долларов (доходы России за 70 лет), и жителями, которые, составляя четыре процента мирового населения, потребляют 25 процентов мировых ресурсов. Необходим потенциал шести планет Земля, чтобы обеспечить всем её населяющим восьми миллиардам нынешний уровень жизни американцев! 

У России таких возможностей нет. И лучшим союзником для нашей страны, помимо армии и флота, является крепкая экономика, производящая материальные ценности, а не услуги по хранению и реализации продукции через сети распределения товаров. При этом совершенно понятно, что современные крупные ретейлеры с высоким уровнем информационных, логистических и маркетинговых услуг — важная часть нового технологического уклада. Но важная, а не важнейшая. И только до того момента, когда торговля не становится самоцелью, а её услуги не начинают довлеть над промышленниками и аграриями.

А признаки именно такой ситуации, увы, есть. 20 процентов трудоспособного населения занято в торговле всех видов, ещё семь процентов — в финансово-посреднической сфере, а в промышленности — всего 14 процентов. Получается, что на одного работника, производящего продукты питания, одежду, электронику, автомобили и тому подобное, приходятся, не считая стариков и детей, два человека, влияние услуг которых на жизненный уровень сограждан трудно поддаётся анализу.

Лучшим союзником для нашей страны, помимо армии и флота, является крепкая экономика, производящая материальные ценности, а не услуги по хранению и реализации продукции через сети распределения товаров.

Такой разрыв сейчас покрывается за счёт импорта продуктов и товаров, которые оплачивают из экспортных сырьевых доходов. Пока оплачивают: случись ужесточение санкций вплоть до полной блокады (или, не дай бог, агрессии в той или иной форме, о возможности которой открыто заявляют американские военные), выпадающие импортные товарные потоки в полной мере заместить не удастся.

Нужны маршалы экономического прорыва

Торговые сети и финансово-кредитный сектор близки к состоянию самодостаточности, при которой их материальные интересы не всегда совпадают с приоритетами развития экономики в целом. Об этом свидетельствуют и обнародованные Центробанком масштабы отмывки денег, полученных полулегально или вовсе незаконно. Лидирует в этом малопочтенном занятии торговля, на долю которой приходится около 33 процентов всего объёма легализованных средств, которые, как правило, выводят за рубеж, где зарегистрированы торговые сети

 По данным Центробанка, за первые десять месяцев 2018 года отток капитала за рубеж превысил 42 миллиарда долларов, а по итогам года составит 66 миллиардов долларов (около 22 процентов доходов российского федерального бюджета) — максимальный уровень за последние четыре года. В то же время валютные аукционы, на которых Правительство РФ пытается занять денег под облигации федерального займа, оказываются сорванными уже третий раз подряд «из-за неблагоприятной рыночной конъюнктуры»: санкции США отбивают у западных спекулянтов желание вкладывать деньги в российский госдолг.

Ситуация парадоксальная. «Против нас ведут войну, пусть и экономическую, но с соответствующими боевыми тактическими и стратегическими приёмами — истощением ресурсов, блокадой, уничтожением конкурентных производств, — отметил Сергей Калашников, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, — а о внятной, цельной и системной политике противодействия этой агрессии говорить трудно, если мы не можем даже воспрепятствовать вывозу капитала, а по сути переброски за рубеж части национального дохода». Это притом что, по данным Счётной палаты, действующие производственные мощности в зависимости от отрасли загружены на 35-50 процентов. 

Появятся ли у нас маршалы от экономики? И разработают ли они, мастера валютных интервенций и экспортных прорывов, хитроумные стратегии, при которых материальное производство неизменно будет в приоритете? Возможно, ответ на этот вопрос следует искать в недавнем выступлении президента Владимира Путина на заседании Совета по стратегическому планированию. Глава государства подчеркнул необходимость «прорыва, решительного продвижения вперёд по каждому направлению в экономике», а Правительству и всем структурам с госучастием настоятельно рекомендовано сформулировать предложения «по финансовому, технологическому, научному и кадровому вкладу в программы прорыва».

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Юрий Скиданов

Просмотров 1851

14.11.2018 12:57

Загрузка...

Популярно в соцсетях