Ретейл XXI века: как это делается в Китае

Интернет-торговля в КНР теснит традиционные прилавки

24.10.2018 13:19

Автор: Юрий Скиданов

Ретейл XXI века: как это делается в Китае
Фото: REUTERS/Aly Song

Если вы хотите узнать, как будет выглядеть розничная торговля в ХХI веке, то вам надо побывать в Пекине, в его южной части Дасинь, которую занимает громадный инновационный парк: там расположена штаб-квартира одного из крупнейших мировых интернет-ретейлеров — корпорации JD.

Добро пожаловать, малый бизнес

Штаб-квартира JD — это комплекс зданий, схожий с небоскребами «Москва-Сити». Здесь около 26 тысяч управленцев, менеджеров, экономистов, плановиков, логистиков загружают работой свыше 160 тысяч человек, занятых закупкой, хранением и реализацией товаров прямо в руки покупателю по всему Китаю и в некоторых зарубежных странах. А начиналась корпорация, входящая сегодня в тройку крупнейших в мире электронных торговых площадок, вполне традиционно по меркам китайских реформ, которые дали возможность тысячам молодых людей прорубить окно в богатую жизнь благодаря исключительно собственному упорству и трудолюбию, а не мутным схемам приватизации.

В 1998 году безвестный молодой программист Лю Цандун организовал магазин электроники. Торговля шла успешно, вскоре Лю владел уже сетью торговых точек, имея миллионные долларовые доходы. Кризис наступил в 2003-м: эпидемия птичьего гриппа парализовала розницу, люди опасались появляться в публичных местах, и тогда молодой предприниматель начал осваивать Интернет, справедливо рассудив, что массовая инфекция — не препятствие для дистанционных покупок. Такой шанс Лю использовал максимально, к 2018 году развив компанию в корпорацию глобального масштаба, которая, однако, действует в основном на территории Китая, разрабатывая в перспективе глобальную экспансию на рынки Индонезии, Вьетнама, Таиланда и других стран Юго-Восточной Азии.

«Наше отличие от других крупных интернет-площадок концептуальное — отметил Гу Ян, руководитель департамента связей с мировыми СМИ корпорации. — JD принципиально использует только оригинальные товары, подделок или так называемых реплик известных мировых брендов мы нашим потребителям не предлагаем». Другая особенность — опора на широкую сеть предприятий малого и среднего бизнеса. Около четырёх тысяч китайских предпринимателей этого уровня разрабатывают более десяти тысяч проектов новых потребительских товаров, на финансирование которых корпорация выделила примерно четыре миллиарда юаней (приблизительно 600 миллионов долларов).

Цель — не только поддержать массовый бизнес и обеспечить работой десятки тысяч людей в соответствии с государственной политикой, но и получить представление, что называется, из первых рук, какие товары будут наиболее востребованы. К этому обязывает суть торговой политики JD — максимально соответствовать потребительскому спросу на непродовольственные товары: от носков до холодильников и другой сложной бытовой техники. Предлагают покупателям и продукты. Пока в небольших количествах и узкого ассортимента — проблемы с хранением и транспортировкой. Но специалисты научно-исследовательского сектора уже заняты решением этих проблем.

А в общей сложности посетители сайтов компании могут выбрать покупки из 180 тысяч товарных категорий — один из лучших показателей в системе мировой электронной торговли. «Всего условный торговый зал JD вмещает свыше 300 миллионов активных пользователей, — подчеркнул Гу Ян, — и каждому из них мы гарантируем, что, если он закажет товар до 11 утра, то получит его в течение трёх часов, позже 11 — на следующее утро».

Товар доставит беспилотник

Оценить значимость доставки товаров беспилотниками поможет тот простой факт, что Китай, третья по площади страна мира, имеет проблемы с транспортной доступностью во многих провинциях, особенно горных. И если в городах интернет-товар достаточно легко доставить от производителя в базовые логистические центры и далее — в пункты выдачи, даже учитывая транспортные пробки (эту проблему, кстати, корпорация решает, используя подземные тоннели собственной разработки), то в горах провинции Шаньси, к примеру, всё не так просто. Тем не менее «трёхчасовой лимит» соблюдается и там.

Как? Заказ доставляет беспилотник! Из ближайшего логистического центра дрон грузоподъёмностью 10-15 килограммов перемещает покупку в один из терминалов выдачи, расположенных практически во всех населённых пунктах, где есть Интернет. Четыре тысячи таких маршрутов обслуживают около 100 тысяч летательных аппаратов, а растущий спрос диктует необходимость удвоить их количество. Да и получить товар в любом пункте можно быстро и без очередей: корпорация использует помимо уже известной оплаты через мобильный телефон технологию распознавания лица. Это выглядит так: сканер в терминале выдачи определяет по лицу, какой товар заказал конкретный человек, и даёт команду открыть дверцу бокса, одновременно списывая сумму платежа с электронного счёта.

Удобно? Безусловно. К тому же и быстро. Вместо традиционного визита в гипермаркет, исчисляемого в общей сложности часами, включая поездку, покупка занимает вместе с заказом считаные минуты. Неудивительно, что электронная торговля социальными товарами в Китае растёт по 25-30 процентов в год, составив в 2017 году около 27 процентов общего розничного товарооборота. Разумеется, растут и доходы электронных ретейлеров:  JD, в частности, получила в прошлом году, по словам Гу Яна, около 55 миллиардов долларов прибыли, опередив по этому показателю сопоставимых конкурентов. В российских координатах 55 миллиардов долларов — это примерно 3,5 триллиона рублей или около 22 процентов доходов федерального бюджета…

И, если уж сопоставлять китайский опыт с нашими отечественными реалиями, нелишне будет заметить, что большую часть этой прибыли ретейлер, зарегистрированный, кстати, в Пекине, а не в заморских офшорах, оставляет в стране. Да, конечно, имеет значение чувство патриотизма, но оно, согласитесь, значительно усиливается законодательством, согласно которому совершенно невыгодно вывозить прибыль за рубеж, если только речь не идёт о экономической экспансии, цель которой — наращивать собственность китайских компаний по всему миру. Что не чуждо и JD, в 2017 году вложившей 387 миллионов долларов в британский онлайн-магазин люксовой одежды Farfetch.

Понятно, что государство не оставляет без внимания такую крупную социально-экономическую структуру, статус которой вовсе не определяется понятием «частная лавочка»: JD, получая соответствующие субсидии, участвует в госпрограммах по предотвращению чрезвычайных ситуаций, а её мобилизационные возможности, включая быструю транспортировку товаров и при необходимости продовольствия и медикаментов, трудно переоценить, учитывая то, что «третья сторона», как любят говорить китайские дипломаты, устами ЦРУ официально объявила КНР одним из своих главных врагов.

Просмотров 2035