Уникальный крымский солепромысел под угрозой гибели

Об этом корреспонденты «Парламентской газеты» узнали, проехав по «чумацкому шляху»

Уникальный крымский солепромысел под угрозой гибели

ФОТО: «ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА»/Алексея Васильева

Одной из достопримечательностей Крыма является соль розоватого оттенка с приятным фиалковым запахом. Залежи минерала, помимо своего естественного предназначения, осенью привлекают к себе сотни туристов. Однако эта «крымская» изюминка сегодня оказалась под угрозой. Об этом корреспонденты «Парламентской газеты» узнали, проехав по «чумацкому шляху».

«Чумацкий шлях» ведёт нас в Саки и дальше — в Евпаторию. Именно здесь расположен самый знаменитый в Крыму, а может быть, и во всей России, соляной промысел. Сразу за железнодорожным переездом наш «воз XXI века», «запряжённый» 122 лошадьми, сворачивает на грунтовку и, переваливаясь на ухабах, катит к «зловонной грязи» озера Сасык-Сиваш — так переводится на русский язык название этого водоёма. Слева открываются руины бывшего посёлка солеваров — его фактически уничтожило в девяностых годах прошлого века большим наводнением. За руинами белеют искусственные соляные горы или, как их здесь называют, бурты, а ещё дальше вода приобретает невероятный розовый оттенок — кажется, ты попал на другую планету.

«Марсианские пейзажи» и цветочные запахи притягивают не только нас, но и красивых девушек, которые приехали на фотосессию. ФОТО: «ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА»/Алексея Васильева

Особый цвет, а заодно и приятный фиалковый запах соли придает морская водоросль Dunaliella Salina. «Марсианские пейзажи» и цветочные запахи притягивают не только нас, но и красивых девушек, которые приехали на фотосессию. А у нас другая творческая задача…

Осенью в Крыму созревает не только виноград, но и… соль

Сейчас здесь готовятся к уборке урожая. Да-да, осенью в Крыму созревает не только виноград, но и розовая морская соль. В этом году сбор, увы, начнётся с опозданием — в октябре. Причина — единственный солеуборочный комбайн, построенный почти в незапамятные чумацкие времена — в тридцатых годах прошлого века, находится на ремонте в Севастополе. И если на минутку предположить, что отремонтировать его не удастся, то… всё — легендарной крымской соли в этом году вообще не будет.

Наша соль — живая. Мы «выращиваем» её по древним, дедовским рецептам, выпаривая под жарким крымским солнцем. Наше производство — единственное в этом роде не только в Крыму, но и во всей России.

В советские годы на полуострове работали больше десятка соледобывающих предприятий, сегодня осталось одно. Одако и то дышит на ладан. А между тем если заглянуть в глубь веков, то выяснится, что крымские соляные промыслы известны с древности. Тысячи чумаков — людей, занимавшихся торгово-перевозным промыслом — едва ли не со всей центральной России и Малороссии ежегодно приезжали на полуостров за этим, без преувеличения, стратегическим товаром. После присоединения Крыма к России в конце XVIII века первый генерал-губернатор Таврического края князь Потёмкин приказал «обозреть соляные озера, разведав все способы, в собрании и продаже соли наблюдаемые, и доход, какой был при ханах и какой может иметь казна». В конце XIX века на сакских соляных промыслах ежегодно добывали около трёх миллионов пудов (примерно 50 тысяч тонн) соли за сезон, что приносило свыше 100 тысяч рублей чистой прибыли.

Последний из могикан-солеваров

Юрий Федорович Литвинов — один из последних крымских мастеров-солеваров. Не дай бог, плюнет на всё и уйдет — заменить его будет просто некем. Ни в одном учебном заведении солеваров не готовят. Секреты ремесла передаются из поколения в поколение.

Последний из могикан-солеваров Юрий Литвинов. ФОТО: «ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА»/Алексея Васильева

Мастер работает на промысле с 1973 года — помнит и расцвет производства в советские годы, когда здесь ежегодно «выращивали» больше 50 тысяч тонн соли, и разруху первого постсоветского десятилетия. Да и сегодня, как мы уже говорили, промысел находится не в самом лучшем виде. Объёмы добычи зависят от погодных условий и ряда других факторов. Заранее о будущем урожае стараются не говорить — плохая примета. Тем не менее мы вытаскиваем из солеваров информацию — если раритетный солеуборочный комбайн всё-таки починят, то урожай этого года составит около 20 тысяч тонн.

Чтобы было понятно: в России ежегодно добывается больше трёх с половиной миллионов тонн соли. Так что чисто арифметически крымские 20 тысяч тонн — капля в море. Ну или правильнее — щепотка. Но дело в том, что крымская морская соль принципиально отличается от каменной и по химическому составу, и по свойствам.

«Наша соль — живая, — говорит один из руководителей промысла Алексей Турченко. — Мы «выращиваем» её по древним, дедовским рецептам, выпаривая под жарким крымским солнцем. Наше производство — единственное в этом роде не только в Крыму, но и во всей России».

По утверждению врачей, морская соль обладает не только хорошими пищевыми, но и целебными качествами. Кристаллы розовой крымской соли помогают бороться с респираторными заболеваниями и укрепляют иммунитет. Кроме того, её используют для лечения кожных болезней и в косметических целях. Так что «белая смерть» — это точно не о крымской соли. Кстати, и Алексей Турченко, и Юрий Литвинов, и другие работники промысла дома используют только собственноручно добытую соль — говорят, другая им не по вкусу.

Санкционный продукт

В русской литературе крымский солепромысел увековечил Максим Горький. «Какая жизнь наша? Каторжная! Тачка — шестнадцать пудов, рапа ноги рвёт, солнце палит тебя, как огнём, целый день, а день — полтина! Али этого мало, чтобы озвереть?» — жалуется герой его рассказа, который так и называется «На соли». Труд на промысле остаётся тяжёлым и сейчас — технология с горьковских времен изменилась мало.

Так окрашивает воду морская водоросль DunaliellaSalina. ФОТО: «ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА»/Алексея Васильева

Подобным образом соль выращивают в Испании, Франции, Японии и некоторых других морских странах, но там, в отличие от Крыма, она созревает в цементных бассейнах, а не в естественных условиях. И кстати, соль в России — санкционный продукт. Такой же, как, например, знаменитые швейцарские сыры.

Ещё одна серьёзная угроза крымскому солепромыслу — риск прорыва дамбы, которая разделяет озеро Сасык-Сиваш на пресную и соленую части, как это было в том самом 1998 году, когда был фактически уничтожен поселок Сольпром. На эту проблему, в частности, обращают внимание эксперты Общероссийского народного фронта.

«Озеро Сасык-Сиваш — это уникальный природный объект, самое крупное озеро Крыма, — говорит член регионального штаба ОНФ, президент Крымской академии наук Виктор Тарасенко. — Озеро ограждено от Чёрного моря дамбой 12-километровой пересыпи. Если эта дамба будет нарушена, то возникнут большие проблемы. Это касается и находящейся в запущенном состоянии разделительной дамбы между опреснённой северо-западной частью озера и юго-восточной с морской водой».

ФОТО: «ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА»/Алексея Васильева

Сегодня морскую крымскую соль, пусть хорошо поискав, можно найти на прилавках в разных регионах России и даже в ближнем зарубежье — в Казахстане и Белоруссии, но риск исчезновения этого продукта довольно велик. А между тем этот уникальный промысел стоит того, чтобы его сохранить.

Просмотров 5875

20.09.2017 11:57

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...