Все о пенсиях в России

вчераКому повысят пенсии с 1 мая

09.04.2024Детям-инвалидам погибших участников СВО хотят дать право на двойную пенсию

08.04.2024Жуков рассказал о планах Госдумы на текущую неделю

Россиян прокормят клонированные коровы

Как не потерять и укрепить продовольственную безопасность в условиях санкций

29.01.2023 14:00

Автор: Людмила Глазкова

Россиян прокормят клонированные коровы
  © Игорь Самохвалов/ПГ

Сохранить и укрепить продовольственный суверенитет и снизить зависимость от импортных поставок семян, техники, оборудования можно лишь при поддержке российской науки. У нее есть немало передовых разработок, но для их внедрения потребуется более тесное взаимодействие государства, науки и бизнеса, убеждены эксперты. В проблеме разбиралось наше издание.

Пустили ТНК в огород

Наша страна в целом достигла продбезопасности по основным позициям. Самое главное, что Россия производит зерно, мясо, масленичные, сказал нашему изданию член Комитета Госдумы по аграрным вопросам Сергей Лисовский. В 1999 году, например, мы производили треть куриного мяса от потребности, а сейчас 120 процентов и 1/5 можем экспортировать. По производству свинины Россия рассчитывает к 2030 году войти в мировой топ-5 экспортеров.

В 2022 году собран рекордный урожай — 153,8 миллиона тонн зерна, почти полностью выращенного из отечественных сортов. Мы продаем продовольствие в 100 с лишним государств мира. В прошлом году экспорт сельхозпродукции вырос на 1/4. Это несомненное достижение агропрома, убежден парламентарий.

Между тем в условиях санкций речь идет не только о сохранении достигнутого уровня, но и о ликвидации хронических проблем развития АПК. И без энергичного содействия науке тут не обойтись.

«У нас была хорошая сельхознаука, а потом ее стали очень скудно финансировать, — поясняет депутат. — Сейчас АПК в основном использует не свои открытия, а то, что создано в других странах. В середине 2000-х годов я лично слышал от членов Правительства: зачем, де, этим заниматься, когда можно на нефтяные деньги все купить и привезти. С трибун обещали развивать науку, но фактически ничего не делалось».

Сергей Лисовский © пресс-служба Совета Федерации

Полное открытие в 90-х годах отечественного рынка привело к доминированию на нем зарубежных и транснациональных компаний, говорит вице-президент РАН, академик Николай Долгушкин. От них зависит обеспечение семенами сахарной свеклы, кукурузы, подсолнечника, овощей и других культур. Сходное положение с сельхозтехникой и оборудованием пищепрома.

Импортозамещение и товара, и средств его производства

Понимание того, что зависеть от импортного продовольствия — очень опасно, пришло не сегодня, говорит Сергей Лисовский. К сожалению, чиновники мыслят периодами в три-пять лет — промежутком их нахождения на должности. Отсюда и сложилось импортозамещение так называемой первой производной. То есть самого товара. Настоящее импортозамещение — когда у вас есть не просто товар, а и средства его производства. А если мы производим мясо птицы при наличии более половины, а с убоем — 90 процентов зарубежных технологий, то эта независимость очень короткого плана. Трех-пяти лет. Возникает вопрос: сможем ли мы получить новую генетику, если не будет своей?

В РАН также считают, что важно не просто импортозамещение, а обеспечение продбезопасности на годы вперед. Ведь чтобы получить новые сорта растений, подготовить специалистов, разработать отечественные технологии, требуется время. Невостребованность ученых, замечает академик Николай Долгушкин, вымывает из области сельхознаук кадровый научный потенциал. Лишь за последние 10 лет из нее ушло более четверти исследователей. Кто будет развивать биотехнологии, без которых в XXI веке не обойтись? Мы практически полностью, кроме молока, обеспечиваем себя продуктами животноводства, но часть племенного материала, особенно в птицеводстве и молочном животноводстве, приходится завозить.

Есть ли у российской науки передовые разработки по этим направлениям?

Есть, отвечает Николай Долгушкин. Но для их коммерциализации нужны инфраструктура, инвестиции, более тесное взаимодействие государства, науки и бизнеса.

От науки ждут помощи, но ей самой надо помогать. На ее состоянии сказались многолетнее недофинансирование, недостатки организации управления ею, существование мощного лобби импортеров, которые заинтересованы в ввозе научных достижений, а не в помощи развитию отечественных разработок, полагает Сергей Лисовский.

Читайте также:

• В России появится кузница кадров для села • В Минсельхозе пообещали продолжить авансирование затрат аграриев в 2023 году

Механизм роялти как стимул для бизнеса

Сегодня 82 процента средств на разработки выделяет государство и только 11 — бизнес. Аргумент простой: зачем изобретать велосипед? Взять тот же генетический материал для животноводства. Проще купить и привезти сперму, чем создавать крупные компании и холдинги для селекции внутри страны. Бизнес сложно обвинять: он минимизирует издержки и максимизирует прибыль, отмечает депутат, здесь больше вопросов к государству.

Были программы научных изысканий по сахарной свекле, приводит пример законодатель, где половину вкладывает инвестор, а половину госбюджет. При этом инвестора обкладывали таким количеством условий, что в случае невыполнения какой-то малости от него требовали возврата денег. Поэтому никто не хотел с этим связываться.

Отношение к науке должно измениться, такую точку зрения высказал «Парламентской газете» первый зампред Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике Алексей Майоров.

«Я ожидаю, что управленческие и законодательные решения будут вырабатываться с учетом мнения научного сообщества, — сказал сенатор. — Долгие годы они принимались без особой оглядки на позиции науки. Думаю, что, несмотря на ситуацию, все-таки нужно увеличить финансирование этой отрасли. Необходимые средства мы найдем».

Алексей Майоров предложил активнее использовать инструмент роялти — вознаграждение за научные достижения. Если включить этот механизм, полагает он, то в науку пойдут не только бюджетные деньги, но и частные. Сейчас бизнес зачастую в науку не вкладывается, считая, что научные достижения прикладного значения иметь не будут. Взять ту же селекцию, семеноводство. А вот если новый сорт свеклы разработан на частные деньги и инвестор за это будет получать процент с продаж, многие потянутся.

Алексей Майоров © Игорь Самохвалов/ПГ

Нужны современные российские трактора

Сенатор Майоров назвал несколько аспектов, на которых, по его мнению, наука должна сосредоточить свои усилия, а законодатели ей будут всячески помогать.

Первый — энерговооруженность. У нас есть Ростсельмаш и Кировский завод, мощности которых будут расти. Налажен выпуск тракторов на Кубани. В планах создать в рамках Союзного государства несколько площадок по совместному производству техники, восстановить Липецкий тракторный завод. Большой интерес к теме у предприятий Индии.  Но нам нужна не просто старая проверенная техника, подчеркнул сенатор, а современная, высокопроизводительная и эффективная продукция по всей линии сельхозмашиностроения.

По комбайнам и ряду тракторов мы более или менее самостоятельны, дополняет коллегу Сергей Лисовский. А техника для сахарной свеклы — практически вся импортная. Очень мало своих разработок в овощеводстве. Пять лет назад я видел проекты наших НИИ, но до сих пор это никуда не вышло.

«Мы недожали при запуске западных производителей в страну и выделении им льгот на увеличение нужной нам степени локализации. Она бы гарантировала независимость от их поставок, — самокритично признает он. — В договоренностях было, а на деле не вышло. Мы получали завод по сборке комплектующих и своими руками создали себе угрозы».

В результате компания «Джон Дир», продукция которой в ряде регионов занимает от 20 до 50 процентов по номенклатуре, в феврале 2022 года хотела поставить на прикол наши заводы. Заблокировать через обновления сервисных программ работу закупленной сельхозтехники. Трактор есть, а работать не может. Тогда катастрофу удалось предотвратить, но риски остаются, полагает Лисовский.

Семеноводам дали три года

Второе: обеспеченность собственными семенами. В 2022 году она составила чуть больше 60 процентов. Высока доля зарубежного материала в подсолнечнике, кукурузе, рапсе, сое, практически всех овощах тепличного и открытого грунта, но особенно в картофеле и свекле, где российских сортов соответственно 7 и 1,8 процента.

Что такое зависимость от импорта семян, производители ощутили прошлой весной. Тогда из-за нарушений логистики, колебаний валютного курса и условий оплаты поставщиков многие регионы задержали сев. Чтобы избежать возможного дефицита, с прошлого года, как сообщил Национальный союз селекционеров и семеноводов, в РФ расширяют площади под засев семенами кукурузы и подсолнечника.

К 2030 году Россия должна обеспечить себя своими семенами на 75 процентов. Это непросто. Минсельхоз намерен сократить этот срок и уже через два-три года перевести агропром на собственные семена, для чего будет стимулировать спрос на них и ограничивать импорт.

Лучше почва — вкуснее хлеб

Третье: где аграрии ждут помощи от ученых — это вовлечение земель в сельхозоборот, говорит Алексей Майоров. Есть госпрограмма. Наука подскажет, какие земли возвращать, как использовать, что растить, как восполнять плодородие почв. Их состояние сильно влияет на качество выращиваемых культур, а в итоге и продуктов питания, того же хлеба. Вредители, сорняки, нехватка микро- и макроэлементов, бесконтрольное применение агрохимикатов, средств защиты растений — все это в итоге отражается на том, что мы едим.

Мы гордимся, что превратились в зерновую державу. А вот качеством хлеба россияне часто недовольны. Говорят, раньше был лучше. Притом что хлебопеки применяют самые передовые технологии и оборудование, правда, на 90 процентов зарубежное, разнообразные пищевые добавки и ингредиенты. Расширяется ассортимент функциональных сортов — лечебных, для детей…

Николай Долгушкин. © Андрей Луфт

Откуда же жалобы?

Одной из причин может быть использование муки с пониженными хлебопекарными свойствами, отвечает Николай Долгушкин. Высококачественная мука получается из сортов ценных и сильных пшениц с высоким содержанием клейковины (от 32 до 36 процентов). Они возделываются в Оренбургской области, Поволжье, Алтайском крае. Между тем до 4/5 выращиваемого зерна имеет клейковину не выше 23 процентов.

Чтобы повысить качество хлеба в целом, ученые НИИ хлебопекарной промышленности предлагают разработать нормативную правовую базу с четкими идентификационными параметрами продукции, требованиями к качеству сырья, условиям производства и квалификации персонала.

Разработки ждут тиражирования

Четвертое: глубина переработки сельхозсырья. От этого зависит уровень наполнения продрынка, подчеркивает Николай Долгушкин. При переработке 110-115 миллионов тонн сырья ежегодно образуется более 50 миллионов тонн побочных продуктов. С помощью биотехнологий из них дополнительно можно получать медпрепараты, БАДы, минералы, аминокислоты, витамины, кормовые добавки, органические кислоты, биотопливо и до 5 миллионов тонн кормового и пищевого белка, что позволит отказаться от его импорта.

Внедрение наработок отечественной науки позволит реально обеспечить независимость от импорта. Так, с подачи РАН создан Межведомственный консорциум «Здоровьесбережение, питание, демография». Туда вошло около 70 научных, образовательных и бизнес-структур, которые выпускают витаминизированную продукцию, специальное и функциональное питание.

К примеру, в Федеральном исследовательском центре «Немчиновка» выведены сорта озимой пшеницы, которые содержат более 40 процентов клейковины, а их потенциальная урожайность составляет 130-140 центнеров с гектара. Это результат мирового уровня.

Настоящий научный прорыв — рождение 30 декабря у коровы-клона Цветочка телочки Декабристки, считает Николай Долгушкин. Его авторы — ученые ВНИИ животноводства им. Л.К. Эрнста. Мама появилась на свет в 2020 году, а спустя два года была оплодотворена путем искусственного осеменения. Теленок весит 40 килограммов и чувствует себя нормально. Цель эксперимента — доказать способность клонированных животных к продолжению рода.

Технология клонирования позволяет получить точную копию животного. Цели могут быть самыми разными — от его сохранения, тиражирования или до дальнейшего геномного редактирования. Пока она уникальна, дорогостояща, но в перспективе это путь к получению животных с заданными характеристиками, например, более продуктивных, устойчивых к болезням, дающих гипоаллергенное молоко и т.д.

Длинный путь от научных разработок до коммерциализации и тиражирования до сих пор было нашей ахиллесовой пятой. Убежден, говорит Сергей Лисовский, что нынешняя ситуация сподвигнет власть, бизнес и науку на решение задач, которые не решались долгие годы.